Время Пастернака

Остановитесь в Камергерском. Хотя бы всего лишь на минуту. Так, чтобы успели зазвучать внутри те несколько, быть может, самых славных строф великого поэта. И - загадайте желание. Говорят, что сбудется непременно, что уже у многих, мол, и сбылось. Но только просите не о сиюминутном, не о так себе, а о едином на потребу, о самом что ни на есть… Потому что где-то тут, в окне когда- молодой доктор увидел Лару. "Свеча горела…".

Говорят, что случилось это ближе к Кузнецкому. Пастернак особенно любил эти места. Здесь, неподалеку, на всегда шумной Большой Дмитровке, издавна жило и большое купеческое семейство Живаго. А Александр Васильевич - современник Бориса Леонидовича, эрудит и египтолог - был еще и славным в городе врачом. Впрочем, молва при этом гласит, что писатель даже не ведал о нем. Маловероятно, в принципе, но кто знает… Причудливые совпадения и всякого рода мистификации, пожалуй, всегда сопровождают порядочного сочинителя, будоража его мысль и вдохновляя воображение. Да что там, когда-то ведь и сам город для Пастернака был ничуть не меньшим мистическим пространством, чем и для его литературного спутника Булгакова. Оголенный нерв чувств и трагическая тема двойничества, надрывно-поэтическое восприятие мира и надменно-лукавое торжество формы - скорбные приметы декаданса очнулись под магическим пером писателя-поэта вслед за северной столицей теперь и на брегах Москвы-реки. Разухабистость и разудалость, все вот эти "разу", все это старомосковское и купеческое, до заворота кишок после Масленицы, обрело теперь словно новое измерение.

Самому же демиургу и нобелевскому лауреату, что появился на свет 130 лет назад, кроме вечной любви к "Грузии печальной", а в последние годы еще и к "роковой" красавице Ольге Ивинской, той самой Ларе, было вполне довольно и его ближнего Переделкина. Там он и остался навсегда.

От могилы поэта, тотчас же после его смерти ставшей местом всемирного паломничества, рукой подать до пастернаковской "дачи-корабля". Вот только по полю к ней теперь уже не пройти. Там живут люди нового времени. Потому что время Пастернака кончилось. Осталась Вечность.

Александр ШУНДРИН, журналист

Новости
Актуально
Статьи
Изготовление книг

Званый гость
Александр КАЛЯГИН: "Сегодня нам важно сохранить то, что имеем…"
Александр...
Колумнистика
Письмо в редакцию