Владимир ПУЧКОВ: Поэзия - это умение видеть тайну жизни


Гость нашей рубрики - один из самых заметных современных российских поэтов Владимир Пучков. В 2017 году вышли сразу две книги его избранных стихотворений - "Небесная флейта, или С небом сотовая связь" и "Косточка мира". За них поэт был удостоен Гран-при престижного Открытого литературного конкурса имени Юрия Рытхэу.

- Владимир Павлович, расскажите, пожалуйста, как вам удалось "дойти" до Чукотки? Все-таки 6000 километров от Москвы…

- Для меня было большой честью участвовать в литературном конкурсе имени такого мастера слова, как Юрий Рытхэу. Помню, с каким восторгом читал еще в советские времена его книгу "Белые снега". И вот осенью прошлого года, после выхода в свет моих книг, замечательный чукотский поэт и писатель, мой друг Андрей Носков, с которым я познакомился благодаря интернету, пригласил меня к участию в конкурсе. Нужно сказать, что это конкурс с солидной историей - он проводится вот уже 20 лет. И я очень рад, что мои стихи оценило жюри на далекой Чукотке. Мне даже прислали статуэтку из моржового клыка! Я бы мечтал побывать в тех краях. Правда, на Чукотке очень холодно. Даже сейчас идет снег.

- Кстати, о снеге и холоде - зимние слова в ваших стихах встречаются очень часто. Открываем книгу наугад и видим: "Окраина, куда бредут снега, // И провисает ночь, как парусина… " С чем это связано? Вы, как и Пушкин, любите зиму?

- Наоборот, я очень не люблю холодное время года. Но красоту, своеобразную гармонию холода признаю. Ощущение холода заставляет людей жить более ярко и откровенно. Получается парадокс: холод, по сути, нас согревает!

- Звучит как научная гипотеза! Вы ученым никогда не хотели стать?

- Вы угадали! Я мечтал стать ученым и изобретателем. Зачитывался Жюлем Верном, Иваном Ефремовым, всевозможными энциклопедиями - у родителей дома во Владимире была огромная библиотека. Я беспрерывно что-то мастерил - хотел создать вечный двигатель. Чертежи изобретений отсылал в журнал "Юный техник". Меня хвалили… А одну мою придумку даже воплотили в жизнь: люди постарше, те, кто пользовался водоразборными колонками, наверняка помнят - вешаешь на ручку колонки ведро и под его тяжестью в него начинает течь вода. Этот механизм я придумал. Правда, никто об этом не догадывается.

- А как вы стали поэтом?

- В детстве я писал прозу. Стихи считал делом несерьезным, немужским. Сочинял приключенческие романы! Исписывал горы бумаги. Но, когда мне исполнилось 12 лет, моя старшая сестра Вера увлеклась стихами. Вообще, у нас была творческая семья - отец играл на многих музыкальных инструментах, они с мамой были очень образованными людьми. И вот я смотрел-смотрел, как сестра мучилась в поисках рифмы. Сел и за день написал 20 стихотворений. Сестра так расстроилась, что перестала писать стихи. А я уже не мог остановиться, так с тех пор и пишу.

- Поэтам нужны специальные условия, чтобы родились стихи? Уединение, тишина, комфорт. Так?

- Бывает по-разному! Например, после армии, еще до литинститута, я работал на конвейере Владимирского тракторного завода. В кармане всегда были блокнот и ручка. В перерыве можно было отвлечься от горячих моторов, которые ползли на тебя бесконечной чередой, и я старался записать стихи, которые рождались во время монотонной работы. Так в 23 года в сборочном цехе я написал свой первый венок сонетов. Сонеты - наверное, самая трудная форма в стихосложении.

- Вы окончили с отличием литературный институт в Москве, "работаете" поэтом уже больше полувека. Как вы считаете, можно ли выучиться на поэта? Или это дар свыше?

- Безусловно, это дар свыше. Но технике стихосложения нужно учиться очень долго. Это как в фигурном катании: чтобы создать чемпионскую программу, сначала нужно безупречно освоить технику катания, исполнение элементов. Я учусь поэтическим "ритбергерам" и "лутцам" всю жизнь, постоянно читаю других поэтов, и молодых тоже. Среди молодежи сейчас много талантливых авторов. Главное - что они свободны и могут писать все что хотят, для них нет запретных тем. Когда мне было 20 лет, меня никто не печатал, потому что в своих стихах я писал о природе, а не прославлял КПСС. Помню, мне так и сказали: пиши в стол, все равно печатать не будем. Мои первые книги вышли с большим опозданием - уже после распада Советского Союза.

- Кто ваши учителя в поэзии?

- Пушкин, Тютчев, Блок, Бунин, Пастернак… Но больше всего, наверное, Мандельштам. Я очень хотел написать диссертацию о его творчестве, но не сложилось - нужно было зарабатывать на жизнь.

- Вы творите в редком сегодня формате - восьмистишии. За свою философскую лирику удостоились многих наград, в том числе и Гран-при международной премии имени Тютчева. Ваши фирменные, классические стихи - всего две строфы, но по силе и насыщенности они не уступят иной поэме. Как вам удается такая концентрация мысли, в чем секрет?

- Смысл поэзии, сверхзадача поэта - сказать то самое важное, что еще никто до тебя не сказал. А во сколько строк ты уложишься - это уже как Бог даст. Поэзия - это умение видеть тайну жизни, совершать поэтическое открытие. Поэтому каждое новое удачное стихотворение, новая метафора - это открытие, которое по важности, я считаю, сродни открытиям научным.

- Вот мы с вами и пришли к вашей мечте - стать ученым. Все сходится!

- Да! И работа ученого, и работа поэта - они близки, потому что это - творчество. А оно невозможно без вспышек, без озарений. Так одержимо и жадно работал, например, в Москве великий физик Столетов - мы все знаем явление фотоэффекта, которое его прославило. Недавно я писал сценарий фильма о Столетове для просветительского проекта о гениях земли Владимирской. Кстати, памятник Столетову, уроженцу моего родного города, установлен у физического факультета МГУ. Вообще, Воробьевы горы - одно из моих любимых мест в Москве. Там, на холмах, такой простор, такой удивительный вид на город открывается. В 1827 году, 190 лет назад, туда пришли молодые Герцен и Огарев. Они поклялись друг другу хранить верность своим юношеским идеалам. Я, когда учился в литературном институте, тоже побывал на том месте. И тоже дал себе одно обещание.

- Сейчас, в век соцсетей, стихи пишут практически все. Как вы к этому относитесь? Такой бум - это хорошо или плохо?

- Это прекрасно! Чем больше людей увлекается поэзией, тем выше уровень культуры общества. В Древней Греции, например, всех учили музыке и танцам. Я часто провожу в библиотеках поэтические вечера, рассказываю о своих любимых поэтах. Это такое путешествие в литературу, свободное общение: мы читаем стихи, каждый может высказаться, представить свои произведения. Надеюсь, осенью я снова начну вести такие вечера. А пока хочу издать электронную книгу стихотворений, в дополнение к "бумажным". Нужно шагать в ногу со временем!

Беседу вела Катерина БРАТИСЛАВСКАЯ

Новости
Статьи
Письмо в редакцию