Торгейр ХИГРАФФ: "На этот раз акулы не приплыли…"

Седьмого августа исполнилось 70 лет с тех пор, как Тур Хейердал с соратниками впервые в современной истории благополучно совершил путешествие по океану на плоту. Недавно Россию посетил норвежский исследователь Торгейр Хиграфф - лидер экспедиции Кон-Тики 2, собравший две интернациональные команды, которые, преодолев свыше 3000 морских миль, так же, как и Тур Хейердал, пересекли Тихий океан на двух плотах из бальсовых деревьев. Торгейр Хиграфф согласился рассказать нашим читателям о своем уникальном плавании.

- Тур Хейердал хотел своим путешествием доказать, что в древности люди, живущие в разных частях света, могли общаться друг с другом. А что подвигло на организацию этой экспедиции вас?

- Меня всегда привлекал Тихий океан. Это удивительное и прекрасное место. Я мечтал переплыть его, как это сделал Тур Хейердал. К тому же меня интересовала Полинезия. Хотелось доказать, что в древности жители Южной Америки не пассивно дрейфовали в океане, а плавали на плотах, которыми управляли, используя течения и ветер. В 2005 году мне удалось осуществить свою мечту. Тогда наша команда на плоту Тангароа переплыла Тихий океан.

Первоначально Кон-Тики 2 планировалось просто как повторение маршрута Тура Хейердала до острова Пасхи. Но в итоге мы на плотах, названных Тупак Юпанки и Раити Тане, сделали гораздо больше. Нам удалось не только доплыть до самой восточной точки Полинезии - острова Пасхи, но и совершить обратный путь.

- Вы доказали, что для пересечения океана не нужен сверхсовременный лайнер. Но насколько вероятно, что древние люди делали плоты, аналогичные вашему?

- При подготовке морской экспедиции мы использовали знания и опыт, накопленные археологами. Применяли только натуральные материалы, поэтому вполне вероятно, что на таких плотах, как наш, люди плавали пять тысяч лет назад.

- Что больше всего поразило вас в этом путешествии?

- Когда двенадцать лет назад я совершил свое первое путешествие на плоту, мне приходилось приманивать акул, используя кровь животных и свет. В этот раз я поступал так же, но акулы не приплыли. Зато на протяжении всего пути нам приходилось очищать плот от микропластика. Конечно, в первую очередь от больших объектов.

Похоже, океан превратился в большую помойку. Поэтому в отличие от Тура Хейердала мы встречали мало морских обитателей. Еще раз повторю: нас окружал пластик. За прошедшие годы океанская фауна явно изменилась в худшую сторону. На мой взгляд, необходимо, чтобы люди обратили внимание на эту проблему. По существу мы приближаемся к экологической катастрофе.

- Во время путешествия вы проводили много исследований, в чем они заключались?

- Мы исследовали микропластик в Мировом океане как на поверхности воды, так и на большой глубине. Для этого применяли метод Надсона, а также проводили изучение океана при помощи аппарата CTD (это зонд, позволяющий измерять все основные характеристики воды. - Прим. авт.). Его мы использовали для глубоководных исследований. Все работы проводили вручную. Этим мы хотели доказать, что и сейчас можно, используя только ручные средства, которые давно известны ученым, проводить исследования на современном уровне, не загрязняя природу.

- Насколько велика в наши дни реальная опасность химического заражения морских животных?

- Мы находили микропластик в желудках 9 из 10 морских птиц. Похоже, он стал частью пищевой цепи. Большое количество микропластика опускается вниз и вступает во взаимодействие с другими элементами. Таким образом происходит загрязнение и водной поверхности, и дна океана. Это значит, что в перспективе мы сможем обнаружить микропластик в морепродуктах, употребляемых в пищу. Мы сами себя заражаем. Я хотел бы, чтобы люди поняли: необходимо прекратить загрязнение океана, пока мы не прошли точку невозврата.

- В какой форме можно встретить микропластик в океане?

- Мы обнаруживали не только кусочки пластика, но и большие объекты, которые моряки выкидывали со своих кораблей, например ненужную леску для рыбалки. Она встречается в океане в промышленных масштабах, и никто ее не вылавливает. Кроме того, мелкие частицы пластика оседали на бревнах. Представляете, сколько должно быть микропластика в воде, чтобы он оседал на плоту?

- Какие еще проблемы вы отмечали за время путешествия?

- Морская болезнь была самой большой проблемой. Один из членов экипажа заболел ей, и российский врач Борис Романов, который участвовал в обоих этапах экспедиции, сумел помочь ему. В остальном жизнь на плоту была, как сказка. Мы проплыли от Южной Америки до острова Пасхи за 42 дня. Это замечательный результат. При такой скорости нас не смогли бы обогнать даже на парусной лодке!

- В путешествии участвовало два плота. Жизнь на них как-нибудь различалась?

- Очень сильно. Планировалось, что второй плот станет образцом безопасности. Поэтому врач находился именно там. Все члены экипажа были прикреплены канатом к плоту. Там, где плыл я, таких предосторожностей не было, и наша команда чем-то походила на бесшабашную компанию.

- Что стало самым тяжелым испытанием?

- Если посмотреть на карты наших маршрутов, то первый этап будет обозначен четкой линией, а второй… Иногда на обратном пути меня посещали мысли, что мы плывем куда-то не туда. Из-за шторма нам пришлось все уцелевшее оборудование занести в жилую часть помещения. Запасы пресной воды кончились. Мы собирали дождевую воду. Через 70 дней пути я связался со спасательной службой Чили и попросил о помощи. К тому времени плоты были сильно разрушены океаном. Но мы решили перед эвакуацией разобрать их. Это была самая тяжелая работа в моей жизни. Эта экспедиция подготавливалась два года, а всего один день ушел на то, чтобы разрушить плоты. Так что в это путешествие я пережил и исполнение своей мечты, и полный кошмар.

- Помимо незабываемых впечатлений и подтверждения теории межконтинентальных контактов древних народов, что дала вам эта экспедиция?

- Мы узнали много нового о море и о том пути, по которому прошли. Мы научились управлять плотом в океане. Кроме того, во время экспедиции мы по-настоящему поняли ценность пресной воды.

Беседу вела Екатерина РУДНИЦКАЯ