РУДН - судьба и династия

Хамед Абу Захер и Глория Диаз Муньис - очень красивая семейная пара и очень разные люди. Он из Ливана, она из Перу, он мусульманин, она католичка, он с рождения говорил на арабском, она - на испанском. Их объединил Росcийский университет дружбы народов. Обучение в РУДН стало семейной традицией.

Хамед и Глория приезжают в Россию каждый год, но сейчас - особый случай: их сын, Малик, получает диплом инженерной академии РУДН. Кстати его брат Монтасер изучает международные отношения в альма-матер, где когда-то встретились родители. Он называет себя "сыном РУДН": в Москве он появился на свет, а на занятия начал ходить вместе с мамой и папой. В этой уникальной семье есть еще младшая дочка, Вивиан, которая тоже планирует поступать в РУДН - предположительно на маркетинг.

Основателем династии студентов можно назвать дядю Глории, одного из первых выпускников университета тогда еще имени Патриса Лумумбы. Он ни разу не пожалел, что променял перуанскую жару на московские зимы, и увлеченные его рассказами Глория с братьями тоже захотели попытать счастья в России.

Хамед приехал в Москву в 1985 году на молодежный фестиваль. Ему так понравилась наша столица, что он решил здесь учиться. На юридическом факультете. Глория же поступила на инженерный. И вот однажды…

- В Ливане в то время была война, - рассказывает Хамед. От горьких воспоминаний его лицо мрачнеет, оживляясь, как только речь заходит о жене. - Когда я учился на первом курсе, через советский Красный Крест сюда приехала моя племянница. Она была ранена взрывом в нашем городе, в Сайде. Ей сделали операцию в клинике Федорова, но один глаз все-таки спасти не удалось. Я попросил, чтобы ее еще на неделю оставили в Москве, и мне разрешили. Только надо было где-то ее поселить. Через друзей я получил ключ от комнаты Глории в общежитии (она тогда жила в дипломатическом корпусе). В этой комнате я оставил племянницу. Пока я был на занятиях, пришла Глория, увидела незнакомую девушку. Та говорила на арабском и немного на английском, Глория - на испанском и русском, но они нашли общий язык. И Глория забрала мою племянницу погулять по Москве. Когда я вернулся и не нашел ее, стал у всех спрашивать: где она, с кем она ушла?! Мне сказали: с какой-то девушкой, поищи на Миклухо-Маклая. Они оказались неподалеку, сидели на лавке с гитарой. Так и познакомились. А на четвертом курсе поженились.

После получения дипломов молодая семья (уже родился старший сын) продолжила учиться в аспирантуре. 90-е годы были нелегким временем и для страны, и для университета. Сегодняшний выпускник Малик, между прочим, начал постигать инженерные премудрости еще во чреве матери, но… Защитить диссертацию, над которой она тогда работала, Глория не успела: пришлось возвращаться в Перу.

- И она сказала сыну: ты продолжишь мое дело, когда поступишь в РУДН, - смеется Хамед. - И он понял, родился и стал инженером.

На русском дети говорят уже лучше родителей, и хотя университетская жизнь старшего и младшего поколений отличается, главное осталось неизменным. Хамед утверждает:

- Другого такого университета нет. Я раньше не верил в интернационализм, не думал, что так можно жить - вместе. А теперь посмотри - разные места рождения, разные языки, разные религии… Такое смешение! И объединяет нас русская культура. Мой старший сын - православный. Знаешь, почему? Когда он только родился, ему нужно было переливание крови. Наша кровь не подходила. И кто-то дал ему свою кровь, русскую. Это удивительное единение. Мы должны понять, что можем жить в мире, быть по-человечески братьями.

Оксана МИХАЛЕВА

Фото Анатолия ЦЫМБАЛЮКА