Лариса ЛУЖИНА: "Не могу сидеть дома"

Народная артистка России Лариса Лужина - одна из самых известных российских звезд театра, кино и телевидения. Всенародная слава к ней пришла после съемок в картинах "На семи ветрах" и "Вертикаль". Сегодня на счету Ларисы Анатольевны более ста ролей. Родилась в Ленинграде. Живет в Москве. Есть сын и трое внуков.

"Какие наши годы!" - это точно про нее - нестареющую и неунывающую. Годы над ней воистину не властны. Не успела отдохнуть после возвращения из Красноярска, с форума, посвященного Марине Ладыниной, как уже готовится выступить в антрепризном спектакле в Москве. А потом снова в самолет - лететь куда-то далеко с творческими вечерами. Съемок нынче мало, а работы все равно непочатый край. Лариса Лужина действительно "и жить торопится, и чувствовать спешит". В интервью нашему корреспонденту Лариса Анатольевна рассказала о вере и о любимых храмах, о чудесных местах земли и о своей родине, о партнере Высоцком и о кумире Синьоре.

- Вы не устаете летать? Ведь в Москве-то и не застанешь вас…

- Да я всю жизнь путешествую. Не могу сидеть дома. Только когда с внуками. Жизнь в самолете... Плохо, конечно, что посмотреть теперь ничего толком не удается. Выступила в городе, а самого-то города и не видала. Раньше-то все происходило постепенно, возили нас везде, все показывали, а нынче!.. Едва прилетела, сразу в гостиницу, потом тут же выступать - и назад.

- Сегодня многие летать и вовсе боятся. Вот Алексей Барабаш - даже на съемки только поездом.

- Я - верующий человек, а чему быть, того не миновать, как говорится. Прилетела, сходила в храм, помолилась Иверской иконе Божией Матери - и все хорошо.

- А почему именно Иверской?

- Да я однажды болела довольно сильно, ноги мучили, и вот помолилась этой иконе, так вы не поверите, но стало как-то сразу лучше, значительно лучше. Иверская мне помогла.

- Думаю, что и ваша вера тоже...

- А вот тут надо, конечно, шире говорить. Что такое вера? Вот я иду в храм в одном настроении, в плохом, а выхожу в другом совершенно - в просветленном. Полна оптимизма. Что это означает? А то, что в церкви, в этом, именно в этом пространстве что-то происходит, ибо на пустом-то месте не случится же ничего. У меня лично во всяком случае всегда такое ощущение в храме. И меня порой, как говорится, ноги сами в церковь несут. Но это меня...

- Да, все по-разному чувствуют себя в храме, а вот от чего это зависит?

- Ну это уже, наверное, только одному Богу известно. Я вот не знаток Библии - я даже ее до сих пор до конца так и не осилила, ну никак не могу, не все и понятно мне в этой книге, к сожалению. Не очень много вообще читала церковных книг, но присутствие в самом церковном пространстве для меня всегда просто чудо. Хотя обычно идем мы в церковь только тогда, когда нам плохо, а в веселые минуты жизни о Боге и вовсе забываем.

- Как сказал владыка Антоний Сурожский, главное, что Бог о нас всегда помнит.

- Да, это так. Но и мы тоже должны. Я себя ощущаю в любом храме, как в доме Божием. Хотя любимые церкви, конечно, есть. Храм Рождества Богородицы в Крылатском, где я живу. Это, как говорится, мой приход. А храм-то какой прекрасный! Когда-то он стоял форпостом на самой окраине столицы. В годы Великой Отечественной войны церковь снесли, ибо она привлекала внимание немецких летчиков. А восстановили уже в 90-е. Еще люблю помолиться на могиле старца Сампсона (Сиверса) на Николо-Архангельском кладбище. Это ведь великий был подвижник - и там тоже чувство такое особенное, и всегда людей - море. А знаете, как намолено рядом с моей дачей в Бабкине?!.

- Это где Чехов жил?

- Да, и писал в письмах - "мое любимое Бабкино". Как же там хорошо! Рядом с Ново-Иерусалимским монастырем, ныне отреставрированным, - красота!.. Но... не без ложки дегтя.

- В смысле?

- Вековые липы, что стояли аллеей и Антона Павловича помнили, вырубили. И еще плиты там теперь лежат вместо лужаек.

- Так ведь и в самом Иерусалиме плиты, рядом с храмом Гроба Господня...

- Я в Иерусалиме была. Там все по-другому. Плитам там полторы тысячи лет, и зелени там никогда не было рядом. А тут босиком ходили по траве, и земля-то сама прямо дышала, а теперь… Словно тебя оторвали от неба.

- А по Петербургу тоскуете?

- Очень уж рано я оттуда уехала, маленьким ребенком совсем увезли из Ленинграда, во время блокады. А вот по Таллину - да. Там прошли юность и молодость. Там я училась.

- Какой же город считаете своей родиной?

- Сейчас это уже Москва. Жаль только, что не пришлось почти что пожить в центре города. То на Юго-Западе, теперь вот на Западе совсем. Но столицу я полюбила. Хотя и много времени провожу в разъездах - аж до самого Сахалина и Дальнего Востока. Что ж, тем приятнее возвращаться в Москву.

- Снимаетесь сегодня?

- Очень мало. В основном смотрю то, что снимают. Порой даже и сериалы...

- Неужели нравится?

- Редко что нравится. Зрителя уже отучили от настоящего искусства. А на американских боевиках не воспитаешь.

- И в театре не играете тоже?

- В антрепризе. Жаль, что увял наш Театр киноактера, где сам Гарин ставил... А еще езжу с творческими вечерами.

- Не жалеете, что не играли в репертуарном театре?

- Жалею, но... не получилось. Я много ездила по миру, как было играть в репертуарном театре?

- Зато с кем только вы не снимались в кино, включая Высоцкого. Как вы думаете, он был верующим человеком?

- Думаю, что да. Иначе он просто не писал бы и не пел так доступно для всех. Такое переживание возможно только, если ты с Господом.

- Высоцкий - легенда... Ну а в современном отечественном кино есть интересные молодые дарования?

- Мне нравятся Елена Захарова, Ирина Лачина...

- А больше всех?

- Больше всех?.. Симона Синьоре.

- ?..

- Мне очень нравилась Валентина Серова, но Симона - особенно. И потому, когда меня познакомили с ней на кинофестивале в Москве, я была просто счастлива. Кого только не было вокруг, но Симона была ослепительнее всех. "Вы самая красивая", - сказала я ей тогда. А она мне в ответ: "А вы - самая умная".

Беседу вел Саша ГРЕЙ