Анхель Гутьеррес: "Русское слово вошло в мое сердце"

Солнечная Испания, зажигательная музыка и яркая живопись всегда находили отклик в русской душе. Образы Кармен, Дон Кихота, героев произведений Габриэля Гарсиа Маркеса будоражат и вдохновляют. И вот отметить свой 85-летний юбилей в Россию приехал Анхель Гутьеррес - испанский режиссер, актер, педагог, человек удивительной и сложной судьбы. О русской культуре, дружбе с Владимиром Высоцким и любимом писателе Чехове удалось пообщаться с Мастером во время презентации двухтомника "Дневники русского испанца", выпущенного Издательским домом Академии имени Н.Е. Жуковского специально к юбилейной дате.

- Анхель Георгиевич, большая радость видеть вас в России! Как началось ваше знакомство с русской культурой?

- Спасибо! Первая книжка, которую я держал в руках, была "Сказки Пушкина". Так русское слово вошло в мое сердце. Потом я открыл для себя и других русских писателей - Лермонтова, Толстого, Достоевского. Но главной моей любовью навсегда стал Антон Павлович Чехов.

- Теперь понятно, почему ваша книга написана в жанре дневника. Его исповедальность близка русской душе. Как возникла идея ее написания?

- Моим первым и любимейшим педагогом по режиссуре в ГИТИСе был гениальный Андрей Михайлович Лобанов. Он был тогда руководителем лучшего в Москве и Питере театра - Театра имени Ермоловой. И именно он посоветовал мне вести дневники, как это делали все великие писатели. Он велел наблюдать за людьми, придумывать случайным попутчикам в метро истории их жизни, вести воображаемые диалоги, записывать свои мысли о людях, космосе, искусстве. Ведь потом это станет документом важных событий. Так и случилось. Кто бы мог подумать, что спустя много лет это выльется в "Дневники русского испанца". И для меня очень важно, что книга имеет формат дневников - это документ эпохи. Хотя изначально я вел записи исключительно для себя, сперва на испанском, а затем и на русском языке.

- Ваши дневники действительно уникальны! Вы ведь были дружны с Андреем Тарковским, Владимиром Высоцким и многими другими выдающимися людьми. Как вы с ними познакомились?

- С Высоцким я познакомился в конце 50-х, когда был молодым режиссером в театре "Ромэн" и ставил спектакль "Кармен", который потом шел 10 лет с огромным успехом. В те годы театр "Ромэн" находился на улице Пушкина, напротив музыкального театра Станиславского, а студия МХАТа, где Высоцкий учился, была рядом. И он приходил в театр, чтобы научиться играть на гитаре у Ром-Лебедева и Полякова. Это были два гениальных цыганских гитариста. Я видел его дипломную работу, спектакль студии МХАТа "На дне", где он исполнял роль Клеща. С тех пор мы подружились и продолжали дальше встречаться уже в компании с Андреем Тарковским и с Артуром Макаровым, которого усыновил Сергей Герасимов. Он учился в Литературном институте Герцена и очень тянулся к нам, испанцам. Чаще всего наша компания собиралась в доме на Большом Каретном, который потом Володя увековечил в своей знаменитой песне.

- Вы удивительным образом повлияли на его судьбу, приведя в Театр на Таганке. Как это произошло?

- Когда Володя окончил студию МХАТ, то устроился в Театр Пушкина, откуда Равенских, главный режиссер, выгнал его за "дисциплину". И мне позвонили Тарковский с Макаровым: "Надо срочно увидеться, Володю спасать!". А я дружил с Юрием Любимовым еще до Таганки. И когда мне сообщили о ситуации с Высоцким, позвонил Любимову и сказал, что приведу к нему актера, за которого он мне потом всю жизнь будет благодарен. Так и вышло. Я присутствовал на прослушивании. Любимов был в восторге от Володи, который сначала прочитал стихотворение, а потом спел так, что у всех захватило дух. Так он стал артистом Театра на Таганке.

- Получается, что вы дважды "женили" Владимира Высоцкого - на театре и на Марине Влади.

- Да, так вышло, что я случайно познакомил Володю с Мариной. Самое интересное, что я Марину не знал, более того, она мне совершенно не была интересна, потому что я не люблю кинодив. Однажды мой друг-журналист Макс Леон сказал, что на кинофестиваль приезжает Марина Влади. Он попросил меня организовать ужин в ВТО (ресторан Всесоюзного театрального общества. - Прим. авт.) и пригласить моих друзей из цыганского театра. Цыган я приглашать не стал, а позвонил Золотухину и Высоцкому, пригласил их в ВТО, вот только не предупредил о том, что там будет Марина.

- И какая у Высоцкого была реакция?

- Когда он увидел Марину, то просто обалдел! Мне даже показалось, что ему стало плохо. Он посмотрел на меня с укоризной, почему я его не предупредил. И вот так почти весь вечер он и просидел за столом, даже есть толком ничего не мог. После ужина мы поехали к Максу домой, и там началось соревнование, кто кого перепоет. Макс привык, что я у них всегда пою испанские песни, и предложил мне спеть. Но я сказал, что сегодня петь не буду. Здесь два певца-профессионала, пусть они и поют. Первым начал Золотухин, спел "Ноченьку", "Камаринского мужика", народные песни. Конечно, он хотел поразить Марину. А потом я предложил спеть Володе. Он сразу же согласился, будто только и ждал этого момента, и посмотрел на меня как на своего спасителя. Он спел про Марину Влади и "На пограничной полосе", и до утра пел только Володя, глядя на Марину, а Марина смотрела на него, не отрывая глаз. И было безумно интересно наблюдать за ними, видеть, как на твоих глазах рождается огромная любовь.

- Вы называете А.П. Чехова своим главным вдохновителем и нравственным ориентиром. Поделитесь своим образом Чехова с русскими читателями.

- В студенческие годы я играл героические роли из произведений Фадеева, Полевого, Николая Островского. Но когда прочитал Чехова - сначала рассказы, потом пьесы, - был потрясен! Чехов для меня абсолютный гений. Я знаю наизусть его дневники и письма. Любой эпизод он превращает в космическое явление. После окончания ГИТИСа я поехал в его родной город Таганрог, чтобы проникнуться чеховской атмосферой. А вернувшись в Испанию, создал камерный театр его имени. Начинал с постановки "Палаты № 6", потом перешел на пьесы. В юности я увлекался живописью и музыкой, даже хотел связать с этими профессиями свою судьбу. И вы знаете, мне кажется, что Чехов - это вселенская музыка.

- Почему вы создали именно камерный театр?

- Я люблю камерный театр. В кино масштаб интересен, но в театре мне близко именно камерное пространство. Мне нравится наблюдать человека одного, в тишине, следить за его мыслями, страданиями и радостями. В камерном театре это возможно, если тебе, конечно, попадаются талантливые артисты и драматурги.

- Поделитесь своими творческими планами!

- Я хочу поставить "Воскресение" Л.Н. Толстого на сцене своего камерного театра в Мадриде. Планирую и дальше знакомить испанских зрителей с русской классикой.

- Поздравляю вас с юбилеем! Спасибо за увлекательную беседу, за ваши талант, искренность и преданность искусству!

Беседу вела Алина БУРМИСТРОВА

Фотографии из личного архива Анхеля Гутьерреса

Вехи биографии:

Анхель Гутьеррес родился 28 августа 1932 года. Попал в СССР в числе спасенных от гражданской войны испанских детей. Воспитывался в детском доме в Болшеве. После окончания школы поступил в ГИТИС, затем стал и профессором вуза. Его педагогами были ученики Михаила Чехова А.Д. Попов и М.О. Кнебель.

Окончил Высшие режиссерские курсы при Госкомитете кинематографии (наставники Михаил Ромм, Юлий Райзман, Сергей Герасимов). Работал с Юрием Любимовым, Анатолием Эфросом, дружил с Булатом Окуджавой.

Снимался у Андрея Тарковского в "Зеркале", у Иосифа Хейфица в картине "Салют, Мария!". Работал в Театре А.П. Чехова в Таганроге, ставил спектакли во многих московских театрах.

В 1974 году вернулся в Испанию. Получил признание и там. Стал преподавать в Королевской высшей школе драматического искусства в Мадриде, в 1980-х создал Камерный театр имени А.П. Чехова.