Александр Зацепин: "Жизнью правит Его Величество Случай…."

Александр ЗацепинКомпозитор Александр Зацепин написал более 300 песен и сочинил музыку более чем к 120 фильмам и мультфильмам.

В их числе "Земля Санникова", "31 июня", "Женщина, которая поет", "Душа". Сегодня его песни известны всем и каждому, он сочинил музыку к комедиям Леонида Гайдая "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", "Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика", "Бриллиантовая рука", "Двенадцать стульев", "Иван Васильевич меняет профессию". Его песни стали хитами, пережившими свое время. Среди них - "Есть только миг", "Куда уходит детство", "Так же, как все" и многие другие.

Александр Сергеевич Зацепин - заслуженный деятель искусств РФ, член-корреспондент Национальной академии кинематографических искусств и наук (2002), член Союза композиторов России и Союза кинематографистов России.

- Александр Сергеевич, почему вы решили стать композитором? У вас было музыкальное детство?

- Если честно, я не помышлял о том, что стану композитором, и детство было самым обыкновенным, сам я не из музыкальной семьи. Родился в Новосибирске, в семье хирурга, в школе увлекался техникой, параллельно занимался музыкой, потому что мама настояла, но это все было не серьезно. Для развлечения играл на фортепиано на танцах в школе. Дома что-то сочинял и даже с друзьями организовал джаз-оркестр. Окончив школу, поступил в Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта - мне хотелось заниматься радиотехникой. Правда, в институте узнали, что я учился в музыкальной школе, и предложили играть в институтском музыкальном коллективе на саксофоне и тромбоне.

Когда попал в армию, там самостоятельно освоил игру на нескольких инструментах, кстати, очень неплохо играл на аккордеоне и в итоге попал в Новосибирский армейский ансамбль песни и пляски. Ну а после армии решил попробовать связать свою жизнь с музыкой и поступил в консерваторию в Алма-Ате (по классу фортепиано и композиции). Во время учебы писал музыку к спектаклям, подрабатывал музыкантом в ресторанах, даже играл в институте физкультуры на рояле во время занятий по художественной гимнастике. Но через два года ушел с фортепианного отделения, понимая, что пианистом мне не стать. Чтобы играть по-настоящему, надо ежедневно по шесть часов заниматься. А вот сочинять музыку - мне это далось как-то легко и сразу. И самое главное, доставляло большое удовольствие. Старался работать там, где нужно было больше сочинять, поэтому устроился на киностудию музыкальным оформителем. Подбирал и писал музыку для киножурналов, писал для радио. Но это был не тот уровень.

- И тогда вы решили поехать в Москву и стать знаменитым композитором?

- Не сразу конечно. После окончания консерватории меня оставили там же преподавать, но я не чувствовал себя полноценным педагогом: это совсем не моя профессия. Я всегда мечтал жить в Москве, но переехать в столицу тогда было делом нелегким. Первое время мне приходилось ночевать у друзей, ютиться по съемочным комнатам. Подрабатывал опять же в ресторанах. И искал любую возможность писать музыку для кино. Хотя тогда вовсю исполнялись мои симфонические поэмы на смотре композиторов в Москве, их хвалил сам Шостакович, но именно кино стало главным в моей жизни. В Москве какое-то время писал музыку к фильмам, снятым на киностудии Средней Азии, но на Мосфильме бывал все чаще и чаще. Увы, в музыкальном отделе кроме короткометражных фильмов мне ничего не доверяли. Но наконец повезло: предложили фильм, к которому я написал песню "Костер на снегу". Ее пела Майя Кристалинская, в то время известная певица. И на мое счастье песня стала популярной. Параллельно работал на Союзмультфильме и на студии документальных фильмов. Пока не вмешался Господин Случай. Я познакомился с режиссером Леонидом Гайдаем.

- Поделитесь, как работалось с мастером? Многие говорят, что у Леонида Иовича был очень сложный характер, это правда?

- Сказать, что у гениального Гайдая был очень непростой характер и сработаться с ним было нелегко, это ничего не сказать. На тот момент он как раз поссорился с композитором Никитой Богословским, который писал музыку к фильмам "Пес Барбос" и "Самогонщики". Богословский ушел, и у Гайдая образовалась пустота, срочно был нужен новый композитор. Большое спасибо Нине Гребешковой, его жене, которая замолвила за меня словечко. Гайдай пригласил меня в свой новый проект. Я сразу приступил к работе над музыкой к "Операции "Ы". Гайдай из тех режиссеров, которые не сковывают творчество, и композитору, то есть мне, он давал возможность выразиться. Я приносил ему по пять вариантов музыки к фильму, он отбирал то, что ему больше всего нравилось, и дальше мы дорабатывали материал. Когда Гайдай дал мне сценарий "Бриллиантовой руки", там были запланированы две песни: "Про зайцев" и "Вулкан страстей". И вдруг мой соавтор Леня Дербенев приносит стихи "Остров невезения". Мы записали песню и показали Леониду Иовичу. Он песню одобрил, но… отверг. Мол, в фильме нет места. Но я все-таки уговорил его попробовать, и мы с Андреем Мироновым записали песню. Он исполнил ее блестяще! Гайдай смягчился и оставил номер, но против песни выступило руководство. Тогда мы "запустили" на переговоры Андрея Миронова, и он своим обаянием спас ситуацию. Начальство "дало добро", "Остров невезения" остался в фильме, и, по-моему, смотрится и звучит там хорошо. Но если честно, осталось много разных песен, которые Леонид Иович не взял в свои фильмы, а потом меня же ругал за то, что я не настоял на своем. Как я мог спорить с режиссером? Тогда это было невозможно. Но вспоминая наше сотрудничество, я очень благодарен судьбе за то, что она позволила мне поработать с таким неординарным человеком. Также мне хочется сказать о своем постоянном соавторе Леониде Дербеневе, с которым мы написали более ста песен. Мы плодотворно сотрудничали с ним очень много лет, до самой его смерти.

- А почему вы не попробовали еще с кем-то поработать в тандеме?

- Когда не стало Лени, я пытался работать с прекрасной поэтессой Ларисой Рубальской, но мы не совпали по технологии. Она не могла написать стихи на музыку, а я не мог написать музыку на стихи - мне нужна тема, но музыка должна быть первична. Вот с Дербеневым мы совпадали идеально, это был очень удачный союз. Жизнью правит Его Величество Случай. Второго такого случая мне судьба не подкинула….

- Вы много писали для кино и театра, а есть ли разница между этой музыкой?

- Конечно, есть разница в том, пишется ли музыка для театра или для кино. Вот я иногда смотрю кино и понимаю, что музыка сама по себе, а фильм сам по себе, и все смотрится как -то не удачно, наверное, потому, что музыка "из подбора". Для фильма музыка пишется не просто "такая, как я хочу", она должна восприниматься органично, режиссер должен найти стилистику повествования и выстроить четкую линию. В этом плане с Гайдаем было очень удобно работать. Для каждого кадра он с художником рисовал раскадровки, писал к ним ремарки, и они были очень подробные. В кино - в отличие от театра - нужно учитывать каждый кадр.

- А как вы оцениваете современное состояние популярной музыки? Что вам сейчас больше всего нравится?

- По-моему сейчас музыка в упадке не только у нас, но и во всем мире. Такой, например, звезды, как Майкл Джексон, нет ни у кого близко. А такие талантливые исполнители, как Алла Пугачева или Йяк Йола, рождаются раз в сто лет. Я не могу говорить о том, кто мне больше всех нравится или не нравится. Для меня сегодня нет интересных исполнителей. Увы, этот вопрос останется без ответа.

- Александр Сергеевич, где в ближайшее время можно будет услышать ваши новые композиции?

- В конце октября состоится премьера мюзикла "Тайна третьей планеты". Там будет звучать моя музыка. Буду рад, если она понравится зрителю и доставит ему удовольствие.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ