Александр ШУНДРИН: "Все слова, слова, слова..."

Язык - живой организм. Живет и развивается. Это и лингвист скажет, и всякий, кто язык любит и чувствует. По-настоящему, всерьез. Когда слэнг, жаргон и "языковые срезы", хотя и занимают свое место, однако не первенствуют. И пусть мало кто из нас чувствует язык так, как Тургенев с Бродским, но все же, хочется надеяться, многие обладают чутьем достаточным, чтобы не болтать впустую, фанфаронски бравируя едва приобретенным и часто вовсе не понятным самому себе лексиконом. Да и стоит ли, наконец, выглядеть смешным, к чему демонстрировать безвкусие?

Так, выходит, говорить тоже можно со вкусом? О, еще как можно! Выбирая правильные слова, ярко и интересно интонируя, об ударениях всякого рода я уж и вовсе не говорю. Вкус, впрочем, надо иметь. Правда, и воспитать вполне реально. Чем раньше этим озаботишься - тем лучше. Хотя, как известно, лучше и поздно, чем… Ну это как во всем. Прописные истины.

И все же языку учишься всю жизнь. Древние это особенно чувствовали и риторике отдавали особенную дань. Нам бы у них поучиться. Не только говорить правильнее стали бы, но и жестикулировать без смысла перестали, ибо речь наша напрямую связана с нашими движениями. Так уж мы устроены. И вообще сделались бы лаконичными и деликатными, следуя завету Чехова о том, что "в человеке все должно быть прекрасно". Писатель, правда, там про мысли говорил. Но язык-то - их прямое отражение. Так что без культуры мысли вряд ли возможна и культура речи.

"Аркадий, не говори красиво!" - кто-то наверняка припомнит мне слова классика. Да я-то разве о том? Да и до жиру ли, как говорится? Куда уж нам, просвещенным людям XXI века с его замусорено-эклектичной, пардон, "феней" говорить так, как говорил заштатный провинциальный комик-резонер всего-то два столетия назад? Грустно, однако. Не потому ли, что язык вменили мы в ничто? Уж простите за "высокий штиль"… Но ведь и правда, наше увлечение пресловутыми неологизмами превзошло все мыслимые пределы, став данью моде на дурновкусие и китч: "тролли", "боты"… Слова утратили свой смысл. Пришел хайп.

И что дальше?

Александр ШУНДРИН, журналист