Александр ШУНДРИН: "И это пройдет"

Александр Шундрин, журналист

Одна досточтимая матрона из академических кругов наделала преизрядного вокруг себя шуму. И всего-навсего-то одной своей репликой о том, что стоит убрать из школьной программы не только "Войну и мир", но еще и некоторые из произведений Достоевского. Трудно, мол, понять их детям, философского там уж больно много.

Возмутили ее слова многих, но… Мадам академик-то вполне себе в тренде. Что к чему и какие на дворе стоят погоды (как говорят в Одессе) различает вполне себе правильно и верно. И вообще, вы забыли, что ли, граждане интеллигенты, что у нас в стране свобода слова? Да и не академик первая, в конце концов! Еще в 20-е годы минувшего столетия пролетарский поэт предлагал сбросить с "парохода современности" не только Толстого с Достоевским, но еще и Пушкина. Припоминаете? Справедливости ради заметим, что госпожа ученая предложила взамен ввести в школе изучение Библии. И то сказать, фолиант для школьников сейчас самый что ни на есть необходимый. Книга Иова, например, или Апокалипсис. По простоте уступят разве что сказке про репку или колобка. Так что теперь, глядишь, и законы Левита школьники будут знать не хуже собственной Конституции, а высокий эрос соломоновой "Песни песней" так и вовсе заменит им поиски "клубнички" в интернете.

Ну а русская классика? Да подождет. Ни ко времени она как-то сейчас, ну совсем ни к месту. И потенциал у нее какой-то небезопасный, а уж мессэдж (как теперь говорят) - и вовсе сомнительный. Бог весть, куда еще завести может. Ну а потом, сказано же, век живи - век учись. Так что будет еще время - на пенсии - и про первый бал Наташи Ростовой почитать, и про тварь дрожащую тоже. А то, что воспитание человека начинается со школьной скамьи и что литература (прежде всего русская классика!) играет в процессе становления личности едва ли не основополагающую роль, так об этом сейчас и говорить как-то не слишком уже прилично стало. Более актуальных проблем, что ли, нет, в самом-то деле?


Ну да, как говорил библейский Экклезиаст, под именем которого скрывался премудрый Соломон, "и это пройдет".

Александр Шундрин, журналист