Александр ШУНДРИН: "Eе теплая звезда…"

Александр ШУНДРИН, журналист

В ее лучистых глазах и какой-то наивно детской и очень доброй улыбке действительно скрывалось что-то восточное. Хотя Миансаровой Тамара Ремнева звалась по первому мужу-пианисту. Она и сама музицировала, но всенародную известность получила не на ниве фортепиано (хотя училась у самого Льва Оборина), а благодаря своему замечательному лирическому сопрано. Спела песню Аркадия Островского "Солнечный круг", и незамысловатый короткий сюжет тотчас же стал любимым шлягером поколения и неофициальным гимном молодежи. Полную зажигательного оптимизма и надежды песню, мгновенно переведенную на десятки языков, распевали все вокруг так же, как и спетую Миансаровой "Летку-енку" (разумеется, делая при этом ногами сопутствующие незамысловатые, но вполне себе при этом веселые и забавные па). "Топ-топ, топает малыш" - эти слова и ритмы, спетые также миансаровским сопрано, более чем успешно заменили молодым мамам старинные колыбельные, под которые они баюкали своих чад в только что счастливо приобретенных новомодных гэдээровских и чехословацких колясках. "Черный кот"… А вот тут-то…

Явно не лишенная подтекста песня слегка диссидентствующего Юрия Саульского к тому же оказалась еще и самым банальным…твистом. Ну а так как советский гражданин и твист были, по официальным понятиям, "две вещи несовместимые", то и Тамару Миансарову надолго отлучили от эфира. И с "Черным котом" в него вернулись уже Эдита Пьеха и Жанна Агузарова. Первая же исполнительница "крамольной" песни посвятила себя педагогической деятельности и делам семейным.

По счастью, возлюбленное, но совсем не всегда благодарное отечество о Миансаровой совсем-то уж не забыло, отдав ей серию "решпектов", включая гала-концерт к 75-летию. Но только все это и близко не могло сравниться с тем, что испытала певица в ту пору, когда звезда ее была в зените, до того момента, как славный путь ее был грубо оборван чьим-то властным и бездарным окриком - "Ни-з-з-з-я!"..

Многие еще помнят - КАК это было!.. Помня среди самых дорогих сердцу ассоциаций, среди драгоценных примет давным-давно минувшего времени. Тогда так ослепительно ярко сверкнула ее теплая звезда...

Пусть так и будет.


Александр ШУНДРИН, журналист