Easy IT 12 августа 2015

Мария Сол - писатель и художник. Ее работы хранятся в частных коллекциях как в России, так и за рубежом, к примеру, в Испании и США. С некоторых пор Мария большую часть времени посвящает особому направлению в живописи, которое называет интуитивными импровизациями или релакс-композициями. Именно они - уникальные работы-загадки, которые никогда не повторяются, прежде всего занимают самого автора и привлекают внимание ценителей искусства.

- Маша, как все-таки получилось, что обычную живопись в твоем творчестве вытеснила интуитивная?

- Ну, во-первых, обычной живописи не бывает, а во-вторых, одно другому совсем не мешает.

- Пусть так. И все же, если говорить о релакс-композициях, что это такое по сути?

- Мне все-таки, пожалуй,ближе определение “интуитивные импровизации”.А по сути это, надо полагать, некое подключение к информационно-энергетическому полю.

- Тому самому?!

- Вероятно,да. Довольно захватывающее ощущение. На какое-то время ты становишься “проводником”, воплощая на бумаге образы, которые к тебе “пришли”.

- То есть ты работаешь в состоянии медитации или…

- В состоянии очищенного сознания. И никак иначе. Это непреложное условие - работы должны нести положительную энергию.

- Твои импровизации многоплановые и многосмысловые - чем дольше на них смотришь, тем больше разных реальностей открывается. У меня лично срабатывает ассоциация с Сальвадором Дали…

- Я бы не стала проводить таких параллелей. Во-первых, потому, что Сальвадор Дали - величина мирового масштаба и “примазываться” к нему некорректно. А во-вторых, это и по сути совсем разные вещи: у Дали все строится на блистательно точном математическом расчете, а у меня - интуитивное “погружение в поток”, и никакой моей заслуги тут, по большому счету, нет.

- Но ведь соответствующим образом настроиться или подключиться к потоку, как ты говоришь, тоже надо уметь…

- Разумеется, но это - отдельная тема.

- Скажи хотя бы, каждый человек, на твой взгляд, может контактировать с “информационным полем”? И если да, то что для этого нужно?

- По-моему сегодня уже не секрет, что может каждый. Нужно просто этого хотеть и, разумеется, привести в порядок сознание.

- С этого места, пожалуйста, подробнее…

- Прежде всего надо, как это называют психологи, научиться прерывать внутренний диалог - только так можно услышать голос своего высшего “я”. И еще один важный момент: надо начать по любому поводу задавать себе вопросы: “Почему?” и “Для чего?”. Тогда жизнь понемногу начнет становиться более осмысленной. Пожалуй, все.Уверяю тебя,что человек, который выполнит эти два условия, дальше ко всему придет сам.

- Одна из твоих работ неизбежно ассоциируется у меня с Пелевиным, его “Священной книгой оборотня” - вроде бы абстрактные линии, но в то же время отчетливо просматриваются и человек-волк, и кошка, и восточный монах…

- Представляешь, как раз незадолго перед тем, как картина, о которой ты говоришь, “запечатлелась”, я с огромным удовольствием прочитала роман. Так что налицо очередное “совпадение”. Тебя это удивляет?

- Мы с тобой давно знакомы, так что я уже привыкла. Кстати, Маша, ты ведь убежденная вегетарианка?

- Да, уже одиннадцать лет.

- И что, просто вдруг взяла и стала?

- Почти. Я тогда сотрудничала с замечательным журналом о животных и в какой-то момент поняла, что хочу наконец привести в соответствие свои убеждения и образ жизни. Мне понравилось.

- А как быть с утверждениями врачей, что это вредно, что без животного белка ну просто никуда?

-Начнем с того, что не все врачи так категоричны. Хотя многие искренне настаивают на том, о чем ты сейчас упомянула. Что поделать, их так учили. На мой взгляд, совершенно очевидно, что природа создала для нас безграничное разнообразие вариантов, позволяющее оставаться здоровыми, никого не убивая. И в этой ситуации позиция “не могу без мяса” - или проявление невежества, или просто нравственная распущенность, если уж называть вещи своими именами. Никого не хочу обидеть, но это правда. Представьте на минуту, что на Землю прилетят представители какой-нибудь значительно превосходящей нас в развитии цивилизации. И решат, что мы для них - подходящая закуска. Будет ли для нас весомым аргументом их превосходство над нами?А ведь люди поступают по отношению к животным, наделенным способностью думать и чувствовать, точно так же.

- Некоторые считают, что растения тоже чувствуют…

- Это доказанный факт. Кое-кто из моих друзей по этому поводу иногда надо мной “стебется”. Но, тем не менее, растения - значительно более отличная от нас форма жизни. Я не могу посмотреть помидору в глаза, и яблоко не плачет, как ребенок, когда его срывают с ветки. А вот коровы, лошади, потрясающе умные создания свиньи, куры, утки, гуси… Список можно продолжать бесконечно. Это же реально трагедия, продолжающаяся из века в век. Любопытно, что об этом задумывались и в античности, и в эпоху Возрождения - вспомним того же Леонардо да Винчи…

- Как считаешь, мы все-таки цивилизация эволюционирующая или наоборот?

- Это очень сложный вопрос. В плане технологий очевидно, что да. А вот в нравственном отношении не слишком понятно. Ведь еще древнегреческий поэт Оппиан писал о том,что охота на дельфинов безнравственна и что убийцы этих удивительных животных не смеют осквернять своим присутствием храмы.А один древнекитайский автор советовал тому, кто хочет понять, откуда в жизни людей столько бед, подойти тихонько к воротам бойни - там, в леденящем душу крике, кроются ответы на все наши вопросы.

- У тебя есть свое предположение, для чего мы приходим в этот мир?

- Вопрос вопросов. Знаешь, иногда мне кажется, что на самом деле все довольно просто. И возможно, единственная цель, ради которой мы здесь оказались, - ощущения.

-?!

- Если принять за отправную точку, что мы энергетические сущности и живем бесконечно (приятная перспектива, верно?), то в разных измерениях нам дается познать разные вещи. Но только здесь, на Земле, в своем материальном воплощении мы можем испытывать чувства, эмоции, переживания доступные биологическим существам. Этот опыт по-своему бесценен и будет необходим нам в дальнейшем. Поэтому просто скажите себе, что ваша задача впитывать, вбирать в себя красоту мира, запоминать ее - и свои,связанные с этим ощущения - каждой клеточкой. Это бесценный багаж, который навсегда останется с вами и изменит вас. Это сокровище, которое подарено каждому от рождения.

Проблема в том, что почему-то люди перестали понимать это и попросту превратили свою жизнь в кошмар. Мы- в большинстве своем - живем в чудовищных условиях (при том, что могли бы ни в чем не нуждаться), задыхаемся от несправедливости, ставим перед собой ложные цели, не получая в итоге ничего, кроме разочарования… Слушай, останови меня уже, наконец, по-моему, я увлеклась.

- Да заслушалась я, красиво объясняешь.

- Сейчас на эту тему написано много интересных книг - тот же Нил Доналд Уолш или Экхарт Толле…

- Как думаешь, у нашей цивилизации все-таки есть шанс?

- Все тебя на “глобалистику” тянет. Хотелось бы надеяться…

- Если бы тебе предложили исполнить любое (но только одно!) твое желание, каким бы оно было?

- Чтобы люди отказались от насилия во всех его проявлениях и, принимая решения, совершая поступки, руководствовались бы не “правом сильного”, которое давно завело нашу цивилизацию в тупик, а сочувствием, состраданием и уважением - по отношению как друг к другу, так и ко всем живым существам.

- Было бы здорово, но, прости, это откровенная утопия.

- Кто знает…

Беседу вела Марина ЮРЬЕВА

Фото Юрия ДОЛГАНОВА

Easy IT 29 июля 2015

Одна из самых узнаваемых актрис кино и телеэкрана на самом деле больше всего любит театр. Хотя, дай волю, стала бы заниматься... автогонками.

Отдельно на плашке:Мария Аронова - народная артистка России. Обладательница весьма редкого, в особенности в наше время, амплуа трагикомической актрисы. За 20 лет служения в труппе Театра им Евг. Вахтангова сыграла более 20 ролей. В кино и на телевидении - втрое больше. Живет всю жизнь в подмосковном Долгопрудном. Замужем. Муж и сын также служат в Театре им. Евг. Вахтангова. Воспитывает дочь-школьницу.

- За чем же дело стало, Мария Валерьевна, машина у вас есть, не гоночная, правда?..

- Мой лэндровер - это мой дом, мой корабль, мне в нем хорошо и удобно ездить каждый день из Долгопрудного в Москву. А автогонки - да если я только увлекусь, то уже с этой иглы никогда не слезу - человек я такой, нельзя мне увлекаться, поддаваться страстям всяким, например, в казино играть и так далее. Только начну - пропаду. Увы, в борьбе со своим внутренним двойником я всегда терплю поражение. Ну а что тут поделаешь - я совсем не в маму мою покойную. Вот она была кремень. Да и я кремень, когда дело касается работы, трудиться могу в поте лица, но вот увлечения для меня - это табу.

- А почему вы из Долгопрудного в Москву не переедете? Далековато же ездить... Или не любите столицу?

- Ну, во-первых, в Долгопрудном я все-таки родилась и выросла, все там знакомо... Хотя столицу люблю, но только старые места Москвы, где жилье стоит таких денег, что мне их никогда не заработать. А в Долгопрудном мы все вместе собрались в нашем четырехэтажном таунхаусе - да еще и мои любимые шиншиллы с нами.

- Хищники?!

- Да ну что вы! Это же белки, но с особенным мехом. Мы им в нашем доме даже свой таунхаус устроили. Зато, когда я прихожу с работы, они меня всегда встречают.

- Вы невероятно востребованы на телевидении и в кино, а в театре у вас всего лишь два спектакля. Туминас (Римас Туминас - художественный руководитель Театра им Е. Вахтангова. - Прим.авт.) ролей не дает, не сошлись с ним характерами?

- Он ждет от меня предложений, а их у меня нет. Просто потому, что это не мое. Я - актриса, и все. Я занимаюсь только своим ремеслом. Но, заметьте, я не чувствую себя в театре изгоем, и никто не чувствует, пусть даже на данный момент и не занят ни в одном спектакле. И это потому, что Римас Владимирович создал в театре совершенно особенную атмосферу, когда прекратились всяческие интриги, склоки, рассыпались группировки, которые "дружили" против друг друга. И как гениальный человек и мастер высочайшего полета, он влюбил в себя труппу. Так что я ни в коем случае не чувствую себя обделенной. А потом, знаете, незадлого до своей кончины меня позвал к себе Михаил Александрович Ульянов, который когда-то мне - второкурснице - первую роль в театре предложил, и сказал: "Делай все, что не зависит от театра". То есть он призывал меня играть не только в репертуарном театре, призывал не бояться класть голову на плаху экспериментального творчества, призывал заняться семьей. И я всему этому следую. Даже родила второго ребенка. Понимаете, я - не богема. И по разным фестивалям не любительница мотаться. Я люблю дом убирать, готовить люблю, люблю, когда мы все вместе собираемся. Бывает, прихожу домой - сил нет пошевельнуться. А вот была бы у меня рента - зажила бы!..

- Грех жаловаться, Мария Валерьевна - сколько у вас ролей... Кстати, а какие самые любимые?

- Одна из самых любимых - Мария Бочкарева в "Батальоне". Этот фильм - просто мой счастливый билет. Спасибо Игорю Угольникову и Дмитрию Месхиеву. Сейчас вот готовим телевариант, скоро должен выйти.

- То есть кино и телевидение предпочитаете театру. Кстати, а будет ли продолжение у "Восьмидесятых", большой успех имел сериал?

- Продолжение будет. Даже уже снимают. Я, правда, появлюсь в нем только зимой. Что же касается моих предпочтений, то театр у меня все-таки на первом месте. И любимая роль в театре тоже была - Екатерина Вторая в "Царской охоте" Леонида Зорина. Но сейчас спектакль уже не идет. Что же касается кино, то когда на съемочной площадке ты оказываешься рядом с таким мастером, как Дима Месхиев, когда видишь, как он готовится к съемкам, - это уже совсем другое дело. А вообще театр как раз более ответственное место. В кино можно сделать, например, переозвучку, а в театре - нет. И дублей в театре, как вы понимаете, не бывает. На сцене ты - и больше никто - абсолютный хозяин положения.

- Вы всю жизнь играете в Театре имени Вахтангова. Вам не жаль, что из его репертуара пропала "Принцесса Турандот", его "визитная карточка"? Или просто некому больше играть, ведь состав был просто сказочный?

- Ну да, валяли дурака великие, и все шли на них смотреть. Такой был спектакль. Но если поставить "Принцессу Турандот" совсем по-другому - но с Маковецким, с Симоновым, - уверяю вас, это снова будет успех.

- "Принцесса Турандот" шла почти что сто лет подряд, это же был самый старый спектакль в Москве и уж по крайней мере хранитель традиций Вахтанговского театра...

- Ах, традиции, традиции... Это все в теории хорошо. А практика... Знаете, что на эту тему говорили Ульянов с Этушем?.. "Как разговор заходит о традициях, так все, что хорошее, - вахтанговское, а что плохое - нет, не наше. Главное, чтобы было талантливо".

- А как же марка единственного в стране театра-буфф? И артисты Театра Вахтангова - только из Щукинского училища...

- Да, вы правы, сейчас в труппе есть и не из "Щуки", Володя Вдовиченков, например. Да, Туминас не любит комедию, очень жаль, но он зато не мешает осуществлять свои планы другим. Это так важно! Вот сейчас Юлия Рутберг ставит на Малой сцене, да и я собираюсь сделать свой моноспектакль.

- Даже так… Что это будет?

- Пока еще не решила. Творческий вечер или, возможно, что-то вроде скетча. Хочется сказать о своем мироощущении. Я же, знаете, так и не научилась "петь в хоре". Могу только соло. Да, наверное, это гордыня, самовлюбленность. Нет, вы не подумайте, я всегда завишу от талантливого режиссера. Но в то же время не умею быть "коллективной".

Беседовал Александр КАЗАНСКИЙ

Easy IT 22 июля 2015

Ольга Нагдасева - кинодраматург, соавтор сценариев к кинофильмам "Поклонник", "Блюз опадающих листьев", "Гастролер". Работала и над многими полюбившимися зрителям телевизионными сериалами: "Скелет в шкафу", "Бедная Настя", "Дорогая Маша Березина", "Грехи отцов", "Адъютанты любви", "Талисман любви", "Петя Великолепный", "Одна ночь любви", "Любовь как любовь", "Мой генерал", "Адвокат", "По горячим следам", "Двое с пистолетами".

- Ольга, когда у вас возникло желание профессионально заниматься кинодраматургией?

- Началось все с сочинения коротких историй, которое я воспринимала как увлечение и поначалу не предполагала заниматься этим профессионально. Своих опусов я никому не показывала, никуда не отправляла, не стремилась к тому, чтобы они были опубликованы. Занятие это оказалось захватывающим, и я стала искать возможность заниматься только им. Узнала о сценарно-киноведческом факультете во ВГИКе. Решила рискнуть. Риск оправдался.

- Считается, что во ВГИК невозможно поступить без протекции или больших денег?

- Я поступила. И не только я. Может, кто-то и приходит во ВГИК по протекции, но много и тех, кто поступил без звонков и договоренностей. В нашей мастерской все поступили сами - только благодаря успеху на предварительном творческом конкурсе и хорошо сданным вступительным экзаменам.

- Ваши родители как-то связаны с миром искусства? Как они отнеслись квашему профессиональному выбору?

- Мои родители - инженеры. Решение поступить во ВГИК они расценили как слишком смелое, но не отговаривали. А когда попытка увенчалась успехом, радовались вместе со мной.

- Как вы относитесь к телевизионным сериалам?

- Как и к кинофильмам, книгам, спектаклям: к хорошим - хорошо, к плохим - плохо. Создание сценария многосерийного фильма - интересная задача, которая дает сценаристу простор для реализации своих замыслов. Чудесно, когда работаешь над своим собственным сюжетом. И хорошо, когда заказ студии совпадает с твоими интересами. Но это случается не всегда. С некоторых пор у студий появился новый способ работы со сценаристами - они заказывают свой материал. Идеи самих авторов в ряде студий даже не рассматриваются. И сценаристы вынуждены браться за историю, в которую не верят. Результаты этой практики мы часто можем наблюдать на экране, и они не всегда радуют. Но сами сериалы - изобретение замечательное. Я не брошу камня в них еще и потому, что они стали той соломинкой, за которую ухватились многие сценаристы, изнуренные многолетним простоем. Вы, наверное, помните 90-е. Многие ушли из профессии. Но кто-то и остался - выручили сериалы. Возвращаясь к разговору о выборе материала, замечу, что тогда, в начале "сериального движения", руководители студий охотно рассматривали и принимали идеи сценаристов. Например, сериал "Скелет в шкафу" создан по моему замыслу. У меня, правда, онизначально назывался "Каинова печать". Вкратце изложенный сюжет был моментально утвержден и принят в разработку. Сейчас заинтересовать кого-то своим материалом намного сложнее.

- Какие жанры предпочитаете?

- Согласна с утверждением "Все жанры хороши, кроме скучного".

- Не считаете, что сериалы вытеснили с телеэкрана наши художественные фильмы?

- Сериалы тожехудожественные фильмы, только многосерийные и предназначенные для показа по телевидению. Киноленты при этом тоже никуда не делись, и сериалы им никак не вредят. Когда появилось кино, все заговорили о гибели театра. Но мы видим, как эти виды искусства мирно сосуществуют.

- В профессии вам повезло?

- Я бы сказала - повезло с профессией, повезло, что я в нее попала. Это действительно огромная удача. А в процессе работы случалось всякое -что-то удавалось, что-то нет. Что-то радовало, а что-то разочаровывало. Какие-то ожидания оправдывались, какие-то - нет. Все как у всех. Но ведь значение приобретенного опыта не переоценить. Как известно, на чужих ошибках ничему не научишься. Только собственные промахи помогают нам принимать верные решения в будущем, и это относится не только к работе. А что касается везения, то им еще нужно уметь распорядиться. Оно может дать толчок, открыть тебе новую возможность, но затем нужно стараться самому. Без собственных усилий никакое везение не поможет. Например, поступление в институт. Твои работы понравились мастеру, и он принял тебя в мастерскую. Повезло? Да. Ведь набирал бы курс кто-то другой, и кто знает - заинтересовался бы тобой другой педагог. Но, поступив, ты должен год за годом усердно заниматься, иначе везение не имеет смысла. Другой пример:студии понравились твои сценарии, и тебя пригласили на проект. Повезло. Но, взявшись за новый сценарий, ты должен вкалывать на полную катушку, иначе через месяц с тобой расстанутся. Знакомство с хорошим режиссером. Везение? Без сомнений. Но когда у тебя в столе нет сценария, который ты можешь показать этому режиссеру, - везение ничего не значит. Словом, чтоб повезло в профессии, нужно много работать.

- Кого вы считаете своими главными учителями?

- Профессии научил мастер, Юрий Николаевич Арабов, и другие педагоги. А жить, наверное, как и всех, учат люди, с которыми я волей судьбы сталкиваюсь, и события, которые со мной происходят.

- Принято считать, что в творческом окружении не существует дружбы?Вы поддерживаете отношения с кем-нибудь из сокурсников? Знаете, как сложилась их судьба?

- Никто из нас не прилетел с другой планеты, и ничто человеческое нам не чуждо - люди творческих профессий и дружат, и ссорятся, и любят, и враждуют. К однокурсникам отношусь с симпатией. Общаемся мало, и в основном по телефону и Интернету - все заняты.

- Талант- это дар или наказание?

- Думаю, дар, к которому следует относиться очень-очень бережно.

- В настоящий момент ваши творческие амбиции полностью реализованы?

- Нет.

-Как относитесь к критике?

- Тут я ничем не отличаюсь от большинства: мне нравится, когда меня хвалят, и не нравится, когда критикуют, но род деятельности обязывает принимать критику: этому испытанию на прочность сценаристы подвергаются непрерывно. Ни один сценарий не принимается без поправок редактора. Выделенные ярким цветом строчки и реплики в тексте сценария- это критика. Когда эта критика умна, доброжелательна и направлена на достижение наилучшего результата, я за нее признательна, и к таким редакторам отношусь как к своим сторонникам и друзьям. Ну а когда критика произносится ради критики, это слушать неинтересно.

- Какое кино, на ваш взгляд,нужно сегодняшнему зрителю?

- Зритель сегодня избалованный, видел многое, удивить его непросто, но, думаю, он всегда оценит искренность. Не следует стремиться понравиться зрителю, угодить ему. Зритель умен и чуток, намерение подстроиться под него он разглядит и отвергнет. Думаю, в первую очередь нужно самому верить в ту историю, которую рассказываешь, и рассказывать ее не каким-то специальным языком, а таким, каким бы ты разговаривал с человеком, который хорошо тебя понимает. Не нужно умничать. Не нужно упрощать. Не нужно ничего просчитывать. Разговаривать со зрителем нужно на равных.

- Каклюбите проводить свободное время?

- Читаю, встречаюсь с близкими людьми, бываю в новых местах - путешественник я восторженный - мне понравилось всюду, где я бывала: и на Урале, и на Севере, и в Крыму, и в Европе, и в Азии. Заговорила с вами на эту тему, и сразу захотелось куда-нибудь поехать.

Ваши планы на будущее?

- Планов много - столько еще не сделано, не написано, не окончено и даже не начато.

Беседу вела Татьяна РАССАНОВА

Фото Виктора АНТОНОВА

Easy IT 17 июля 2015

Народный артист России, профессор Владимир Коренев вот уже 54 года служит на сцене Драматического театра имени К. С. Станиславского, который ныне обрел громкое название "Электротеатр СТАНИСЛАВСКИЙ". Более десяти лет он заведует кафедрой актерского мастерства на основанном им факультете театрального искусства Института гуманитарного образования и информационных технологий.

Недавно всеми любимому артисту исполнилось 75 лет! Поздравления Владимир Борисович принимал на сцене своего родного театра.

И, конечно, всех его друзей и почитателей порадовали энергия и прекрасная физическая форма Владимира Коренева. А как же иначе, ведь впереди столько творческих планов, большие спектакли, преподавание в институте, много предложений в кино!

- Владимир Борисович, вы сами что пожелали себе в свой юбилей?

- Я, переживший войну, пожелал себе и всем, чтобы наша страна всегда жила в мире. А сил заниматься творчеством у меня достаточно.

- Времена сейчас для культуры непростые, и, наверное, в вашем замечательном театре имени К.С. Станиславского бывали и аншлаги, и не очень заполненные залы. Для того чтобы привлечь зрителя, некоторые режиссеры переходят все дозволенные грани, вплоть до кощунства. Как считаете, нужна ли сегодня в театральной сфере цензура?

- Я за корректность и чувство меры. Кто-то говорит: "Мы так шутим", а я понимаю, что это один из способов уничтожить нас как народ.

Достоевский был выдающимся русским философом, его персонажи жили страстями. Конечно, они грешили, но герои Достоевского всегда страдали от своего греха. Однако Федор Михайлович никогда не переходил грани дозволенного, как сейчас позволяют себе многие.

В мире театра есть учителя добра и учителя зла. Проводники зла на этом деньги зарабатывают и знают, что на дурное публика придет быстрее и охотнее.

- Своим ученикам объясняете такие вещи?

- Я только такие вещи и говорю. Считаю, что самое главная задача любого педагога (и не только театрального) воспитать человека. Взрастить личность до размеров общественно интересной.Завести в нем механизм собственного творчества, тогда ученик успешно состоится и в профессии, и в жизни.

- На своих учеников возлагаете большие надежды? И почему сейчас так мало актеров-личностей?

- Мои ученики замечательные, они смелее, свободнее, чем мы, они лучше, чем наше поколение.

А почему так мало в искусстве личностей? Потому что театр и кино начинается с литературы. Художественный или Малый театр выросли на Островском, Чехове, Горьком. "Современник" и "Таганка" состоялись на пьесах замечательных авторов ХХ века. А что происходит с современной литературой? Может, потому это происходит, что исчезло ожидание изменений в обществе, надежда на лучшее, мечта?

В шестидесятые годы, когда начинался "Современник" и "Таганка", были оттепель и предчувствие свободы. Благодаря ожиданию и надежде возникла качественная литература, а уж потом появились большие мастера в кино и театре. Актеры-личности растут только на большой, настоящей литературе.

- Существует мнение, что театр - это "кладбище нереализованных амбиций" - отсюда и интриги и склоки. В "Станиславском" такого нет?

- У нас сейчас царит атмосфера доброты, товарищества.

Но в театре бывает всякое.Нужно всегда пресекать все интриги на корню. Тот, кто приходит в чужой монастырь со своим уставом и начинает интриговать, должен быть жестко поставлен на место. Правильный психологический климат в коллективе очень важен. Станиславский в своей книге"Моя жизнь в искусстве" рассказывает, как они с Немировичем-Данченко по всей России собирали актеров. Основной принцип отбора был этический.

Часто они не брали в свою труппу талантливого, но склочного человека. Случалось, что талантливые эгоисты, те, что "тянули одеяло на себя", - проигрывали, а начинающие и неопытные актеры быстро выучивались и со временем превращались в больших мастеров.

Серьезная часть системы Станиславского посвящена актерской этике. Ее утрата трагически сказывается на судьбе любого театра. К сожалению, даже Художественный театр не избежал этой участи.

- Останется ее величество Слава, разве не это для артиста самое главное?

- Слава она как женщина, у нее женский характер. Когда ты за ней ухаживаешь, она не обращает на тебя внимания, но приходит, когда перестаешь смотреть в ее сторону.

Нужно изменить вектор и загнать свое тщеславие в угол, с непомерными амбициями и честолюбием очень тяжело жить. У меня его нет или оно такого размера, что его нельзя накормить всякой ерундой.

А если говорить о стратегии, то в искусстве нельзя ни за кем становиться в очередь. Если следовать этой стратегии, то удастся самое сложное: стать уникальным.

Вы знаете, чем простой ремесленник отличается от настоящего художника? Ремесленник всегда ставит перед собой выполнимую задачу, а художник невыполнимую. Но если художник в решении своей невыполнимой задачи дойдет хотя бы до середины, он уйдет дальше, чем ремесленник, который в своей задаче дошел до конца. Потому что объем задачи всегда определяет уровень искусства. Это касается не только актерской профессии, но и любой другой.

Гамлет в переводе Пастернака говорил: "Вы заключите меня в скорлупу грецкого ореха, и там я буду чувствовать себя властелином вселенной" …Толстой уехал в Ясную Поляну, а Шолохов в станицу Вешенскую, и это не помешало им создать там "центр мира". У них были совсем другие задачи.

- Говорят, у вас есть такое качество: вы всегда любой конфликт обращаете в шутку.

- Ну а как иначе. Во-первых, я живу в театре вот уже 55 лет и хочу, чтобы мне было сюда приходить комфортно, а внутренний комфорт будет, когда между людьми мир и добрые уважительные отношения, меня этому учили мои учителя, ученики Станиславского.

- Не могу не спросить о вашей недавно вышедшей книге "Синяя птица. Воспоминания для спектакля", читать ее - огромное удовольствие. У вас интересная жизнь, столько необыкновенных людей было в вашем окружении, не думали ли вы написать мемуары?

- Во-первых, я слишком уважаю литературу, чтобы ею заниматься, и не понимаю, почему сейчас все артисты стали петь и писать книги,не важно есть ли голос и талант.

Я не очень люблю актерские мемуары, хорошо, если они окажутся честные и подробные, а если нет? Примеров можно привести массу, был такой господин Мгебров, который написал воспоминания о великой актрисе Комиссаржевской. Столько грязного белья перетряхнул этот господин, что гадостей на десять книг хватило бы, а сам был посредственным актером в труппе Веры Федоровны.Всем известно, что Сергей Есенин любил выпить. И когда он пил, то не обращал внимания на компанию. И однажды рядом с ним сидел парень, которого он хлопнул по заду и сказал: "Илюха, гони за водкой". Тот много лет потом читал лекции: "Я и Есенин".

Мне кажется, что когда ты пишешь, нужно сохранять уважительную дистанцию по отношению к героям твоих воспоминаний, тем более, если они ушли и не могут дать тебе по физиономии за то, что ты врешь или говоришь о них гадости, поэтому я и не пишу. Но вообще-то не пишу по другой причине. Как-то я договорился с одним издательством на написание мемуаров, уехал на дачу, взял толстую амбарную тетрадь, написал первую главу и чуть не закричал: "Ай да Коренев, ай да сукин сын!". Вернулся в Москву, дома у меня большая библиотека по живописи, стал перебирать свои альбомы и наткнулся на автопортрет Винсента Ван Гога. В свое время ему никто не хотел позировать, у него огромное количество автопортретов, но вот только эта картина стала художественным событием. На этом портрете человек, потерпевший полное фиаско как мужчина, как художник но тем не менее рассказавший страшную правду о себе. И я подумал, что не готов рассказывать о себе "страшную правду". Но ведь только в том случае литература становится художественным произведением, когда она до конца искренна и правдива. Когда она обнажает сокровенное. И вообще любое искусство это проникновение в истину, в правду.

- Другими словами, хотите сказать, что прожили спокойную и успешную жизнь?

- Я бы побоялся так сказать, но, слава Богу, у меня не было никаких потрясений,меня никто в жизни не предавал. Может, кто-то обо мне скажет: "Вот везунок". А что поделать, наверное, это так. Меня всегда окружали хорошие друзья, близкие и приятные мне люди. У меня прекрасная семья, всю жизнь я прожил с любимой женой, свою дочь обожаю. Все жизненные обстоятельства, которые случились со мной, к счастью, не позволили мне потерять лицо. А придумывать драмы специально я не хочу.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 9 июля 2015

Галина Данелия - не просто всемирно известный галерист. Для многих художников эта удивительная женщина стала вдохновителем, а подчас и спасительницей, путеводной звездой, благодаря которой они однажды не утратили своего пути. Сегодня можно уверенно говорить о том, что современное российское изобразительное искусство такое, каким оно является, благодаря и огромному вкладу в его развитие Галины Данелия.

- Галина, с чего начиналась ваша галерейная деятельность?

- Изначально собранная мною коллекция базировалась на классических картинах шестидесятников. В свое время благодаря "Бульдозерной выставке" стала известна целая плеяда талантливых, но не востребованных в России художников-нонконформистов: Оскара Рабина, Владимира Немухина, Владимира Яковлева, Анатолия Зверева и многих других. Когда их выгнали из России, они эмигрировали на Запад и какое-то время пребывали там на волне успеха, и политического в том числе. Но затем бум на русское искусство в США и Европе стал утихать, и я поставила себе цель: вернуть в Россию искусство, ушедшее на Запад. Частично выкупила картины, частично собрала и устроила огромное количество выставок. Впервые в России организовала грандиозную групповую выставку "Нью-Йорк - Лондон - Москва - транзит", которая поразила знатоков изобразительного искусства неожиданной эстетической формой самовыражения. Сейчас работы шестидесятников уже достаточно известны, они стали высоко цениться и стоить дорого.

Когда после долгой эмиграции в Россию приехал Оскар Рабин и увидел, как в стране изменилось к нему отношение, он сказал мне: "Какое счастье, что я с вами, наконец, познакомился. Вы единственный человек, который привез мои картины обратно на Родину и показал людям, как бы открыв заново. Я внимательно следил за вашей деятельностью, и я вам очень благодарен за всех". Думаю, что рано или поздно эти художники, конечно, все равно стали бы широко известны, возможно, чуть позже. Но я совершенно не жалею, что потратила силы, и время, и деньги, хотя было нелегко. Многие не верили в успех. "Зачем тебе это надо?" - спрашивали.

- Вы, наверное, еще рисковали и репутацией - с художниками-диссидентами связываться было мало желающих.

- Вы путаете временные периоды. Когда я начала профессионально заниматься шестидесятниками, на дворе стояли девяностые, и, привозя полотна обратно, я ничем не рисковала, кроме денег. Когда художники уехали на Запад, часть работ осталась в России, часть "уехала" за границу - передо мной стояла задача собрать коллекцию воедино. Пришлось вести настоящее расследование, это отдельная история. Некоторые картины десятилетиями пылились в запасниках, в кладовках, потому что мало еще кто понимал ценность этих полотен, большинство же, помня скандал прошлых лет на государственном уровне и тотальную травлю авторов полотен, не хотели с ними связываться.

- За что их невзлюбила партийная номенклатура, ведь они не бастовали, не устраивали митингов?

- Их не то чтобы не любили, они вызывали дикое раздражение. Существовали даже заказные критики, которые травили беспощадно, тех же Рабина, Немухина, Неизвестного. Советское сознание было устроено совершенно по-другому: не понимаю – значит, плохо. Спросите у людей старшего поколения, какие картины они предпочтут? И убедитесь, что они никогда не выберут нонконформизм или абстракционизм, но исключительно реализм - Шишкина, Репина, Сурикова. Для них это настоящее искусство. А работы шестидесятников далеки от реальности, нонконформизм - это совсем другое искусство, там форма несет содержание, и разбирается в этом тот, кто, отталкиваясь от классики, пошел дальше в своем восприятии, расширив его границы. Картины нонконформистов интересно разгадывать, словно ребусы, в них много недосказанности. Можно сказать, что отчасти тоталитарная система родила это направление, и поэтому советский нонконформизм - сугубо наше направление. Шестидесятники не думали о протесте, совершенно не собирались идти против системы, они просто работали, ломали линию, ломали традицию. Если хорошо изучить их работы, то они сломали всю советскую поэтику социалистического реализма.

- Ваш сын тоже ведь художник?

- Мой сын Кирилл в 17 лет поступил на постановочный факультет студии МХАТ, пошел по стопам Владимира Немухина, его называли "младшеньким шестидесятником", в 18 лет стал участником первой выставки русских художников в Беверли Хилз, которую я проводила в Америке. В экспозиции были представлены и шестидесятники, и семидесятники, и пресловутый Фурманный переулок, и молодые художники. Америка знакомилась с другим русским искусством.

Как раз после таких выставок шестидесятники и стали модны, на них начался настоящий бум.

- Если американцы так приветствовали в свое время нонконформизм, то почему они сейчас не скупают наши работы сотнями, ведь в России всегда можно найти что-то стоящее?

- Где ж их взять?! Все в коллекциях. Признание - великая вещь! Успех.

Американцы полюбили нонконформизм, так как он был замешан на условности и политике, поэтому художники-нонконформисты, ставшие известными на Западе, - "политического происхождения", что, кстати, не мешало им самим по себе быть талантливыми и неординарными. К слову сказать, в свое время картины Зверева можно было купить за бутылку водки, а сейчас к ним просто не подступиться.

Вообще американцы любят видеть картины и фотографии на стенах в своих квартирах и офисах, у них большая потребность в организации пространства. У нас тоже, наконец-то, становится модным украшать интерьеры картинами, репродукциями, графикой.

- Художественные галереи сейчас в моде и в России…

- Галерея - это место, где стремятся выставиться многие художники. Но наши галереи не могут работать, как западные, потому что там ежемесячно платят художникам зарплаты, и они не имеют право никому другому отдавать свои картины. Эксклюзив. Это как "Колламбия Пикчерс", к примеру, заключает договор с артистами, и они больше ни у кого не снимаются. У нас, конечно, такой подход нереален, но мы тоже всему учимся. Прежде чем есть свежеиспеченный хлеб, нужно вырастить первые колоски, и все связано с экономикой и со стабильностью в обществе. Сложно.

- А случалось ли, что талантливый художник оставался незамеченным и наоборот тот, в ком сомневались, взял и "выстрелил"?

- Иногда талантливый художник и много работает, и пишет одно полотно лучше другого, но… он никому не интересен и никогда не станет популярным. В живописи тоже существует мода. Скажем, Модильяни, Пиросмани, Ван Гог при жизни были нищими и никому не нужными, а потом прошло время, изменилась жизнь, восприятие, и работы этих мастеров объявили произведениями искусства, на них возникла мода. Лично я чисто интуитивно предчувствую, что с тем или иным художником будет в дальнейшем, и практически никогда не ошибаюсь. Выставляю его работы в своей галерее, и с этого для него начинается продвижение.

Это, знаете, как у Георгия Николаевича Данелия, если он кого-то снял в своем фильме, после этого артист становится востребованным. А в кинематографе ведь как? Если тебя заметили, то предложения посыпались без остановки, это то, о чем мечтает каждый актер.

- Среди галеристов большая конкуренция?

- Их, конечно, расплодилось в последнее время немало, но это трудное занятие. Случайные люди из профессии уходят, не выдерживают.

Я всегда работаю с прицелом на будущее. Несмотря на то, что в России жизнь нелегкая, шаг за шагом внедряем в сознание общества мысль: чтобы ни случилось в мире - искусство вечно.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 1 июля 2015

Заслуженный артист РФ Александр Олешко в последние годы не сходит с наших экранов, радуя зрителей новыми ролями, оригинальными образами, талантливыми театральными находками. Несмотря на то что у него много работы, бесконечные репетиции, съемки, гастроли, перелеты, преподавание в мастерской Детской академии «Останкино», Александр вот уже четвертый год подряд возглавляет международный конкурс - фестиваль «Цветик - Семицветик», который приобщает юные таланты к лучшим образцам культуры и искусств народов России и мира.

- Александр, не секрет, что детских фестивалей в России очень много, и каждый год появляются все новые и новые. В чем уникальность вашего?

- Уникальность его состоит в том, что за время пребывания на фестивале у детей есть возможность не только раскрыть свое дарование, но и пообщаться друг с другом и подружиться. Когда фестиваль заканчивается, они расстаются со слезами на глазах, пишут письма, созваниваются, приезжают в гости.Это объединяющая идея - через общение познакомить детей со своей страной для того, чтобы они узнали, какие есть города, обычаи, как люди живут в разных уголках мира. Это действительно здорово, что талантливые люди объединились и придумали настоящий детский праздник под таким красивым названием: «Цветик - Семицветик», где каждый может выбрать себе свой лепесточек. Фестиваль в «Орленке» носит обучающий, образовательный характер, абсолютно все дети во всей России его потенциальные участники, он ни для кого не закрыт. У нас подобралось фантастическое жюри - блестящие специалисты, сплоченные одной идеей, работающие совершенно бескорыстно. Конкурс проходит уже четвертый раз, количество детей все увеличивается, география расширяется от Калининграда до Владивостока. У нас самые разнообразные номинации, мы всех награждаем и поощряем. В прошлый раз я подписал тысячу пятьсот дипломов, без подарка никто не остался. Рад, что и взрослые люди находят возможность, приезжают и тратят время на детей.

- А почему выбран именно лагерь «Орленок»?

- Очень важно в таком месте, как «Орленок», проводить фестивали такого уровня, потому что потом это движение распространяется на всю Россию. В советское время говорили, что есть два брата - «Артек» и «Орленок» - мне, к сожалению, в детстве не удалось побывать в знаменитых лагерях, но сейчас понимаю, что это и впрямь счастье для детей, они попадают в настоящую сказку.

«Орленок» уникальное место, там есть сцена, которой более сорока лет, в свое время она «видела» удивительных людей - Юрия Никулина, Юрия Гагарина и многих других. Сейчас на этой сцене ребята поют, танцуют, участвуют в мастер-классах, погода в «Орленке» всегда хорошая, и после репетиций все бегут загорать и купаться в море. Сама атмосфера «Орленка» пропитана замечательной детской энергетикой, один музыкальный театр«Домисолька», чего стоит - это какой-то конвейер бесконечно чистой энергии.

- Вы выступали вместе с театром «Домисолька»?

- И вместе,и отдельно. В этом году в рамках фестиваля я презентовал два диска для детей - свои любимые песни, на которых воспитывалось мое поколение. Альбомы назывались «Настройте настроение» и «Ангел хранитель». А осенью состоится отдельная презентация, которая называется «Негасимый цвет». Отмечу, что я не продаю диски, вырученные деньги уходят в фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и в фонд Дианы Гурцкой- в помощь тем детям, которые знают, что такое настоящий внутренний свет. Хочу сказать отдельное спасибо Диане Гурцкой, она помогает не только детям, но и вполне здоровым взрослым людям, например, для меня она сделала очень много, помогла в непростых жизненных ситуациях, в ней столько силы и доброты, что многим людям не мешало бы у нее поучиться.

- Вы сказали о детях, которые знают, что такое настоящий внутренний свет. Можете пояснить?

- Я много раз в своей жизни встречал абсолютно здоровых взрослых людей, которые бесконечно ноют, что жить плохо. Нужно в таких ситуациях обратить свое внимание на незрячих детей, которые в чем-то видят гораздо больше,они мудрее нас.Поэтому наша задача научить всех ребят видеть внутренний душевный свет, научить их сердцем отзываться на хорошие дела и уметь радоваться жизни, несмотря на трудности и проблемы. Поэтому мы объединились и придумали такой фестиваль. А после того, как дети пообщаются друг с другом и зарядятся позитивом, они дарят его всем вокруг.

- Благодаря участию в фестивале у талантливых девочек и мальчиков появляется шанс быть замеченными?

- Безусловно. Когда яркие, талантливые дети участвуют в концертах и мюзиклах, они пробивают себе дорогу, их замечают специалисты, представители телевидения, жюри, которые в дальнейшем никого не оставляют без внимания. Вообще неталантливых детей нет, просто не у всех есть возможность проявить себя, а фестиваль как раз такую возможность и дает. Его особенность в том, что участвовать в нем могут дети из любой социальной группы. Сегодня ведь у многих финансовые возможности ограничены, время сейчас сложное, но радостно от того, что конкурс позволяет решить многие проблемы, существующие в администрациях разных городов. Когда детские коллективы возвращаются к себе, то руководство города понимает: если на фестивале заметили и наградили призами, значит, дети талантливы и нужно им помогать. Таким образом, решаются многие социальные вопросы.

- Вы участвуете в детских шоу-программах, часто проводите детские мероприятия, снимаетесь в детском кино. Какими вам кажутся современные дети?

- Они иные, чем мы. Растет новое поколение, которое скроено совершенно по-другому. Кто-то их называет индиго, кто-то дает еще какое-то определение, не суть важно. Но современные дети умнее, тоньше, музыкальнее. Они намного проницательнее, чем были мы в свое время. Мне кажется, нужно по-настоящему уважать их мир, уже сформированную планету, нужно им протянуть руку помощи. Детям нужно реально уделять много внимания, а не делать вид, что мы о них заботимся. Они все понимают, все замечают, все чувствуют.

Утро в «Орленке» начиналось с линейки и с того, что юные участники фестиваля пели Гимн России, и меня поразило, что они пели от всей души, искренне, проникновенно и не напоказ. Потом они серьезно и ответственно посещали все мастер-классы, творческие занятия, репетиции. А вечером мы собирались и пекли возле костра картошку. Если бы меня спросили, когда я в последний раз ел печеную картошку, я бы и не вспомнил, казалось бы, мелочь, но увез с собой частичку радости.

- А вы чему лично учили детей?

- Мне хотелось тоже показать им пример в чем-то хорошем, позитивном. У меня есть одно любимое занятие: с детства люблю сажать деревья. Первое посадил в своем родном Кишиневе, между прочим, оно растет через три дерева от того, которое в свое время посадил Леонид Ильич Брежнев. Обидно, правда, что нет таблички, на которой указано: это дерево посадил Александр Олешко.

И вот два года назад в «Орленке», во время фестиваля,возле библиотеки опять-таки посадил дерево и так скромно сказал: «Хорошо бы если бы была табличка». На следующий день мне говорят: «Вы не могли бы подойти к библиотеке и сфотографироваться рядом со своим деревом». Я говорю: «С удовольствием».

Прихожу, а рядом с моим деревом лежит огромный красивейший камень, на нем цветной мозаикой выложена надпись: «Дерево поддержки от Саши Олешко». Я не просил такой камень, но рад, что он есть. Поэтому хотелось бы учредить еще одну замечательную традицию и передать ее детям: все, кто приезжает на фестиваль, пусть привозят свои саженцы из самых разных городов и стран. Сделаем большую аллею, чтобы каждый знал, что он был в «Орленке» и посадил там дерево. Так со временем появится уникальный ботанический сад из саженцев, привезенных со всей России. Ребята вырастут, вернуться в «Орленок» и с гордостью покажут своим детям деревья, посаженные много лет назад.

Беседу вела

Анжела Якубовская

Easy IT 17 июня 2015

ЕСТЬ НУЖНО НЕ БОГАТО И ДОРОГО, А ВКУСНО И КРАСИВО

Недавно увидела свет новая увлекательная «Кулинарная книга Петровича» Андрея Бильжо. Создавалась она кропотливым трудом много лет, собраны в ней не только рецепты, но и удивительные воспоминания о былых временах - читать их настоящее удовольствие.


ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Андрей Георгиевич Бильжо - по образованию врач-психиатр, кандидат медицинских наук. Работал в Институте психиатрии АМН СССР, до этого был научным сотрудником НИИ гигиены, судовым врачом. С 1975 года выступает в периодических изданиях как карикатурист. В течение пятнадцати лет работал в издательском доме "Коммерсантъ", где и родился его известный персонаж Петрович. Попробовал себя в качестве телеведущего. Автор множества мультфильмов, художник-иллюстратор, (член Академии графического дизайна и Союза художников России), ресторатор, писатель.

- Андрей Георгиевич, вы написали новую «вкусную» книгу, нарисовали к ней интересные иллюстрации, а какую цель преследовали?

- Вообще никогда никого не преследовал, а цель ставил одну - получить удовольствие. Хотел просто поделиться тем, что мне нравится, что для меня дорого. Я придумал одну формулу: если дело тебе интересно, то оно будет интересно еще хотя бы одному человеку, а так как у нас огромная страна, то найдется несколько тысяч тех, кому это тоже будет интересно. Не открою большой тайны, если скажу, что сегодня за книги платят очень маленькие деньги и как заработок их рассматривать нельзя. Но зато ты получаешь удовольствие и делишься им с другими людьми -колоссальная моральная прибыль. Так что я пишу книги постоянно. Одну книжку посвятил маме, другую - папе, следующую - жене, потом еще одну - сыну. Своему любимому внуку Егору посвятил целую книгу. Понимаете, я рисую и пишу вот уже много лет, и это такой способ отблагодарить тех людей, которых люблю.

- А что для вас значит еда?

- Это целая философия. Есть нужно не богато и дорого, а вкусно и красиво. Для меня, например, важна посуда, не люблю есть из одноразовых тарелок, не люблю, когда на столе стоит пластиковая бутылка. Обязательно переливаю напиток в стеклянный или хрустальный графин, это придает ему особую прелесть. Во время еды требуется присутствие не только желудка, но еще и глаз, и головы. Нужно очень внимательно следить за тем, что вы едите.

- Вы так увлекательно рассказываете о каждом блюде, например, целую оду посвятили шашлыку…

- Шашлык - это страсть нашего народа. У меня есть версия, почему именно он стал главной едой на природе и почему советских граждан так гнало в лес с водкой и шашлыками,потом на маленькие дачи, а потом и на большие. Когда большинство жило в коммуналках, а на ресторан не было денег, единственным способом погулять с друзьями были походы и маевки. Конечно, с шашлыками. Шашлык в самодельных условиях приготовить проще простого. А дальше советская традиция - костер, гитара, песня, так из поколения в поколение…

- А ваше самое любимое блюдо какое?

- Люблю макароны и спагетти «Болонезе» (это почти макароны по-флотски), у меня с ними связаны особые воспоминания. Больше всего макарон я съел, когда работал на рыболовецком промысле в районе Японии, недалеко от острова Хонсю, где мы ловили скумбрию. А еще вспоминаю связанную с макаронами такую историю: однажды на Соловках мы везли их знакомым ловцам водорослей на остров Муксолму, но не успели до начала прилива. В Золотых воротах - это такая «дырка» под дамбой, соединяющая остров Большой Соловецкий и Муксолму, -нашу лодку перевернуло, и весь месячный запас макарон для ловцов водорослей утонул. Зато рыба, наверное, была очень довольная и помнит об этом празднике до сих пор.

Еще очень люблю гречневую кашу и сыры. Для меня важно, чтобы разные виды сыров всегда стояли на столе, обожаю пить с ними сухое вино. Это то, что я могу употреблять постоянно. Хотя с тех пор, как похудел на двадцать пять килограммов, перестал есть много, теперь в основном просто пробую. Мне интересно искать новые вкусы, «ковыряю» каждое блюдо как дегустатор.

- И какое блюдо самое полезное?

- Ну их много… Но есть вот, скажем, винегрет. Это самый настоящий спаситель стола. Его тоже в свое время, как и салат «Оливье», делали тазами. Винегрет красив по цвету, можно подавать с кусочками селедки, а если в винегрет класть меньше картошки, то от него не так сильно поправляешься. Очень его люблю и, как врач, всем рекомендую.

- Вы давно ушли из медицины, создали клуб «Петрович» - кстати, почему такое название?

- Я и сам толком не знаю. Петрович рождался во мне постепенно и родился вдруг. Петрович - странное несущество, порой наивное, порой доброе, порой злое, порой агрессивное, порой обидчивое, порой веселое, часто битое, часто обманутое. Короче говоря, Петрович живет себе назло всем и не перестает радоваться жизни, невзирая ни на что.

Вообще я придумывал заведение не как ресторан, а больше как художественный проект. Клуб создавался в девяностые годы -время малиновых пиджаков и всевозможных дорогих тусовок, где все было пропитано китчем и невероятной вульгарностью. Я решил придумать такое место, куда было бы приятно ходить моим друзьям - художникам, музыкантам, поэтам, журналистам, и где все было бы доступно по цене. А тут неожиданно дела пошли в гору. Долго занимался интерьерами, и все получилось. Но я не хочу тиражировать этот проект, он для меня не столько бизнес, сколько отдушина, удовольствие.

- Интерьеры в клубе действительно удивительные. Это дань ностальгии? Откуда столько раритетных вещей?

- Я много поездил по разным местам - собирал различные старые вещи, создавая уникальную атмосферу клуба. У нас стоят старые телевизоры КВН с линзой, древние радиоприемники - сейчас это большая редкость. В нашей стране ведь постоянно случались какие-то катаклизмы - войны, революции, люди много переезжали. И они не брали с собой старые вещи, поэтому те мало где сохранились. Например, в Бельгии пользуются вещами XVIII-XIX века, именно пользуются, а не хранят их. В Венеции я тоже видел, как в домах присутствовали все срезы времени - посуда, мебель, книги. Кресло, которому двести лет, стоит рядом с современным стулом, у нас, к сожалению, все выбрасывается. Испытываю сильные чувства, когда некоторые посетители даже не знают, для чего нужны были те или иные предметы. Так что в клуб «Петрович» скоро будут приходить, как в музей.

- Несмотря на то что у вас медицинское образование и большой стаж работы в медицине, вы состоялись в изобразительном искусстве, много рисуете, иллюстрируете книги. А можете посоветовать молодым, начинающим художникам, как добиться успеха? И каковы сейчас у них перспективы?

- Молодым художникам могу только посоветовать найти собственное "Я". Сейчас многим кажется, что они новаторы,но на самом деле все это уже было раз 28, просто они не знают истории современного искусства. Нужно придумать что-то искреннее, свое, личное, идущее от души. Но, если честно, художников сегодня переизбыток, нынче все, кто умеет пользоваться компьютерной мышкой, гордо называют себя художниками. Суриков сказал, что можно научить рисовать и собаку, но художник это что-то другое, он творит не руками, а головой.Так что пусть молодые художники более внимательно изучат жизнь, прежде чем браться за кисть.

Беседу вела Анжела Якубовская

Easy IT 10 июня 2015

МНЕ ПОМОГЛО ТЕРПЕНИЕ…

Рядом с храмом Живоначальной Троицы в Старых Черемушках прошел благотворительный концерт, средства от которого будут направлены на помощь детям Донбасса. С премьерой программы «Между небом и землей» на нем выступила народная артистка России Валентина Талызина. После концерта она дала интервью нашей газете.

- Валентина Илларионовна, позвольте спросить: вы давно пришли к вере?

- Очень давно. Мне было всего восемь лет. Я ждала бабушку, которая пошла за младшим внуком, рядом с храмом. Потом вошла и направилась прямиком к алтарю. Стояла в церкви так долго, что бабушка меня потеряла и с криками бегала вокруг. А я вышла оттуда, все для себя поняв и решив.

- Это была так давно, а вы до сих пор помните подробности и детали.

- Да, это так. А еще я прекрасно помню первый день войны, мне тогда было всего пять лет. Папа пришел забирать меня из детского сада, а так как у них были распри с мамой, то я не хотела с ним уходить. Он меня тащил, а я упиралась. Вытащил он меня только в 12 часов. В час дня садик уже разбомбили, фашисты целились в красные грибочки, которые стояли во дворе.

Эвакуировались мы из Барановичей в Сибирь чудом. Мама моталась по всему городу, но не могла найти машину. Отец пошел спасать свою женщину… Город уже бомбили. Мы снимали жилье у поляков. Мама вернулась и сказала: «Мы остаемся. Что вам будет, то и нам». Наши хозяева ответили: «Нет, пани. Вам и нам будет разное, поэтому уезжайте как можно быстрее». И мама снова убежала и нашла полуторку, в которую мы сели, ничего с собой не взяв.

Я помню бомбежку, помню, как мама отворачивала мне лицо, чтобы я не смотрела на трупы. В войну мы не голодали, у нас была корова и картошка, а это в те годы шанс выжить. Зимой основная пища - пельмени. Их в Сибири делают много и едят всю длинную зиму. Многие фрукты, овощи я впервые попробовала, только когда приехала в Москву. Помню, кто-то принес в общежитие виноград, и я глотала по одной ягодке, долго смаковала и не могла поверить, что бывает такая вкуснятина.

- Возвращаясь к вашему творчеству, хочу спросить, как родилась эта последняя программа «Между небом и землей»?

- Не знаю, просто вдруг родилась и все. Но думала и созревала я два года. На мой взгляд, сегодня она прошла не совсем гладко. Следующий раз я выступаю с ней в День независимости России в Дрездене, очень волнуюсь, поэтому буду зубрить, учить, искать новую музыку.

- Что вам наиболее близко из стихов, которые вы сегодня читали?

- Конечно, наша русская классика, она гениальна. И еще я откопала стихи челябинской поэтессы Нины Ягодинцевой. Они меня потрясли, я ее нашла, позвонила. Она прислала мне свои книги.

- Да, они звучали потрясающе, как-то эмоционально остро.

- Буду жива-здорова, сделаю ее программу.

-То есть вы открыли талант?

- Ее давно уже открыли, правда не в Москве, а в Челябинске, где она живет. Я себе не всегда доверяю в вопросах литературы, поэтому показала ее стихи тем, чье мнение для меня важно.

- Вы много десятилетий выходите на сцену Театра им. Моссовета, ни разу ему не изменив. Но все мы знаем, что обстановка в театрах непростая. Что вам помогало?

- Терпение.

- И только?

- Терпение! Причем ко мне там не всегда хорошо относились. Был директор, несостоявшийся актер, член райкома комсомола, который меня просто ненавидел. Я задавала ему «неудобные» вопросы….

Я безмерно рада, что попала в этот театр и уже никогда не уйду. Меня пригласили туда работать сразу после ГИТИСа, и с гордостью могу сказать, что главной творческой удачей моих первых актерских лет была работа с художественным руководителем театра Юрием Завадским. Это был великий режиссер, настоящий рыцарь искусства. Мне посчастливилось работать с Верой Марецкой, Фаиной Раневской, Любовью Орловой, Серафимой Бирман, Валентиной Серовой - это были, конечно, мои университеты. Я училась не только актерскому мастерству - они воспитали меня и как человека. Мой учитель по ГИТИСу Николай Васильевич Петров всегда говорил нам: "Актером можешь ты не быть, но человеком быть обязан".

Есть еще один режиссер, который занимает особое место в моей театральной судьбе. Это Роман Виктюк - смелый, рисковый, полный самых неожиданных и интереснейших идей. Спектакль "Уроки музыки", который так любили зрители, он не просто репетировал с нами. "Сегодня идем в консерваторию, играет Гилельс", - говорил он. В следующий раз проводил нас на спектакль в Большой театр. Я рада, что сыграла императрицу Екатерину II в замечательной компании с Леонидом Марковым и Ритой Тереховой в спектакле "Царская охота", который Виктюк поставил в Театре имени Моссовета. Он имел необычайный зрительский успех. Потом, когда спектакль уже не шел в театре, мы сделали из него антрепризу, назвали "Самозванкой" и ездили с ним по стране к радости и удовольствию зрителей.

- Валентина Илларионовна, мало кто знает, что вы озвучили массу фильмов и даже мультфильмов. Мама дяди Федора из "Простоквашина", Барбара Брыльска в фильме Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром!" говорят именно вашим голосом. Не обидно, что об этом факте мало кто знает?

- Нет, я привыкла к несправедливости. И мне так надоело рассказывать про озвучивание! Я в театре сыграла 45 ролей, я снялась в 110 фильмах, читаю стихи, монологи, езжу с концертами, но нет! Все спрашивают меня про это!

Я озвучила главных героинь в трех фильмах: "Ирония судьбы...", "Долгая дорога в дюнах" и "ТАСС уполномочен заявить". Все три актрисы получили Государственные премии, а я только копейки за работу. Потом сказала: "Все! Зарекаюсь озвучивать других".

В "Простоквашине" же меня особенно радует остроумная фраза главной героини: "От этой картины на стене очень большая польза: она дырку на обоях загораживает!" Кстати, я сначала записала эту роль и только потом художники нарисовали маму Федора.

- А как вы относитесь к раскрашиванию старых фильмов, производству бесконечных кино-ремейков?

- Это идет от скудости ума. И потом, сейчас «правят бал» деньги. Продюсер берет дешевого сценариста, дешевого режиссера и дешевых артистов. Я с таким сожалением смотрю на девочек в телесериалах... Их невозможно запомнить ни в лицо, ни по фамилиям. Они не верят, что надо учиться, надо работать, а просто хотят успеха. Быстрого успеха. А настоящие актеры, они мучаются своей профессией.

Беседу вела

Татьяна ПОЛЯКОВА

Фото Виктора АНТОНОВА

Easy IT 3 июня 2015

Я УМЕЮ ПРАВИЛЬНО МЕЧТАТЬ!

Светлана Феодулова - российская певица, обладающая самым высоким голосом планеты, запомнилась зрителям благодаря участию в телепроекте "Голос-2". Сегодня оперная певица, имя которой занесено в Книгу (рекордов) Гиннесса, много гастролирует по миру, дает уникальные концерты, ведет мастер-классы, тренинги и помогает молодым, начинающим исполнителям найти свой путь в искусстве.

- Светлана, что вы почувствовали,когда узнали, что обладаете самым высоким голосом в мире? И что после этого изменилось в вашей жизни?

- Петь в четвертой октаве я могла еще в 13 лет, просто не придавала этому значения. Для меня это было естественно. Но когда получила письмо о признании голоса "Самым высоким в мире", несколько дней пребывала в эйфории. Слава Богу, эта эйфория не переросла в звездную болезнь, и спустя несколько дней мировое признание было для меня уже в порядке вещей. Таков уж мой характер - не люблю останавливаться на достигнутом. Мне интересно ставить новые цели и стремиться к их достижению, преодолевать себя и совершенствоваться!

- Поэтому решили участвовать в проекте "Голос"? Что в нем больше всего запомнилось?

-"Голос" оставил у меня очень теплые впечатления. Это было одновременно сложное и очень увлекательное путешествие в совершенно новую для меня индустрию телешоу. Благодаря проекту я оказалась в мире шоу-бизнеса и могу сказать, что он меня шокировал. Как и все, я думала, что этот бизнес очень нечестный и недоступный для талантливых людей. Теперь могу утверждать обратное - на проекте не было никакой зависти или злости (вопреки тому, о чем писала желтая пресса), там собрались очень интересные, творческие люди. Наверное, мнеочень повезло с продюсерами - это люди просто невероятные, понимающие, добрые и порядочные. Одно только то, что наш руководитель регулярно заказывал молебны о здравии в православных храмах за своих артистов, дорогого стоит!

- А конкуренция была сильная?

- Конкуренции не было вообще, так как каждый участник понимал: невозможно соревноваться в разных музыкальных жанрах. Оперные певцы, рок-музыканты, джазовые исполнители, и каждый из них - профессионал в своем деле. Поэтому мы не соревновались, а дружили и получали удовольствие от участия в проекте! Очень дружная команда Первого канала болела за каждого из нас, мы до сих пор общаемся и поддерживаем друг друга. То, что проект собрал очень хороших и талантливых людей, конечно же, повлияло на такую ошеломительную популярность конкурса - его ведь смотрела, не отрываясь от телевизоров, вся страна.

- А как вам работалось с Александром Градским?

- Я очень рада, что попала в команду Александра Борисовича. Он каждому ученику дал массу ценных советов. Я много почерпнула относительно психологической настройки артиста. Александр Борисович подсказал, как не давать сильному волнению одолевать себя, как "разогреть" эмоции перед выходом на сцену, как правильно "разбирать" новое произведение. Такие вещи важны и нужны как начинающему певцу, так и профессиональному исполнителю.

- Сильно ли вас утомило участие в проекте?

- Участие в проекте "Голос" не утомляло, а наоборот, вдохновляло и рождало еще большее стремление расти по карьерной лестнице. Но, конечно, было непросто совмещать основную творческую деятельность и одновременно участвовать в проекте. Репетиции с утра до ночи, записи профайлов, порой съемки заканчивались глубокой ночью,а при этом на следующий день рано утром надо было быть на сцене вновь в бодром состоянии.

- Помимо активной концертной деятельности вы преподаете в своей музыкальной студии. Каких результатов ждете от учеников?

- Цель моих занятий- не только научить петь и поделиться секретами вокальной техники, но и выстроить правильное мышление учеников. Научить ихпреодолевать сценическое волнение, правильно настраиваться перед выходом на сцену, ставить творческие цели и не сворачивать с пути, если возникают преграды. Ведь нередко человек обладает уникальными вокальными данными, но из-за отсутствия правильной внутренней установки и целеустремленности никогда не станет великим музыкальным художником. Я учу любить свою профессию и передавать эту любовь через музыку. Именно тогда творчество исполнителя будет трогать сердца людей и будет интересно любому зрителю и слушателю. Я преподаюздоровое дыхание, чтобы певец мог правильно и красиво петь. Ведь без правильного дыхания не получится летящего и красивого звука, как, впрочем,без актерского мастерства выступление не получится убедительным.Кроме того, с каждым студентом мы разрабатываем индивидуальный имидж.

- У вас есть какие-то свои методики, следуя которым можно стать известным певцом? И можно ли стать популярным с помощью интернета?

- Я считаю, что каждый исполнитель должен выстроить свой неповторимый и исключительный путь. Недостаточно много и без остановки работать, нужно быт креативным, непохожим на других. Но я знаю много случаев, когда все решала просто случайная встреча. В наше время действительно интернет является большим рычагом для взращивания популярности, но с утверждением, что с его помощьюкаждый может построить карьеру, не соглашусь.В творчестве все должно быть гармоничным. Хотя, конечно, под лежачий камень вода не течет. И тот же случай никогда вас не найдет, если вы все время сидите дома.

- Откуда у вас такие глубокие познания? Ведь вы еще очень молодая девушка. Кто были ваши учителя?

- На самом деле есть на свете случайности, которыене случайны! Я умею правильно мечтать, и эти мечты "приводят" ко мне нужных людей, притягивают ситуации. Судьба меня свела с профессиональным и мудрым педагогом, мне попадались полезные книги, я много ездила по мастер - классам, была активной и сейчас постоянно испытываю жажду совершенствования и развития. Еще со школьной скамьи у меня была большая тяга к знаниям, мне всегдаочень нравилось учиться. Я впитываю как губка полезные вещи для жизни и моей профессии, а она - неотъемлемая часть меня. Собираю эти знания как сокровища. Обращаю внимание на мелочи, люблю экспериментировать и пробовать что - то новое, совершенно не испытывая при этом страха перед критикой. Это кстати, очень полезные качества для любого человека: не бояться критики, не реагировать на негатив, которого в мире достаточно. Мне очень хочется, чтобы молодые таланты расцветали, а не исчезали в небытии. Мне помогли, теперь я тоже хочу дать кому-то шанс и постараюсь помочь.

- В каких странах вы выступали? Где вас лучше всего принимают? Что запомнилось больше всего?

- Я объездила почти полмира. Проще перечислить, где не была. Огромные впечатления оставила Япония, публика принимала очень тепло, некоторые даже плакали во время "Вокализа" Сергея Рахманинова. Удивительно, одновременно с тем, что наш менталитет очень разный, но русскую музыку японцы очень любят и умеют ее слушать душой. Люблю выступать в Западной Европе, мне нравится сложный слушатель. Европейцы сдержанны в силу своего воспитания, и всегда очень приятно, когда они открываются. Кстати говоря, когда этот зритель начинает открываться, он настолько влюбляется в артиста, что уже его не отпускает. Как правило, приходится после запланированной программы много петь на бис. И, конечно же, для меня всегда особая радость петь в России. Русский человек- очень благодарный зритель, да ия сама вкладываю в эти концерты особые эмоции!

- Какие у вас ближайшие творческие планы?

- В конце 2015 года стартует большая шоу-программа, над которой мы трудились не один год. Премьера состоится в Москве, потом мы посетим часть городов России, затем отправимся в большой тур по Европе. Надеюсь, публика примет нас с радостью.Для настоящих ценителей прекрасного исполнительское искусство всегда остается вне политики. Времена меняются, а музыка остается навсегда.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 22 мая 2015

МЫ ЖИВЕМ В АПОКАЛИПСИСЕ…

Старшее поколение москвичей помнит выставки 20 московских художников, которые проходили в 70-е годы на Малой Грузинской. Желающие увидеть творения молодых мастеров, чьи работы стали вызовом официальной концепции искусства, простаивали в очереди по 4 - 5 часов. Среди этой двадцатки был и Константин Худяков.

Сегодня заслуженный художник России, действительный член Академии художеств, профессор "Строгановки", житель нашего округа Константин Васильевич Худяков снова опережает время. Он признанный лидер в российском искусстве высоких технологий, единственный в мире художник, создающий интерактивные картины по разработанной им же технологии.

- Я родился в селе Царевщина Саратовской области в семье учителей, - рассказывает Константин Васильевич. - С детства мечтал быть художником. В Московский архитектурный институт поступил с третьего раза. На пятом курсе наряду с опытными архитекторами принял участие в конкурсе на здание нового музея Ленина. Были заявлено три адреса возможной постройки здания:на месте сегодняшнего Музея Шилова,на месте Храма Христа Спасителя (там был тогда бассейн "Москва") или на месте ГУМа, который планировали снести вместе со всем Зарядьем. В ЦК понравился мой проект (на месте бассейна), и меня заочно "продали" в Музей Ленина. Получил я через год диплом, а мне говорят: иди на площадь Революции, 2, оформляйся на работу… Так что 10 лет я проработал главным художником музея. Мы строили новые филиалы в разных городах. Но живопись я не бросал. Не мыслил себя без кисточки, холста, без волшебных запахов, которые исходят от полотна, когда пишешь картину. Масло, скипидар, лак...

- Как вы стали выставляться на Малой Грузинской? И по чьей указке появился выставочный зал, где можно было увидеть картины модных художников?

- В 70-х годах прошлого века, после разгона "бульдозерной выставки" в Беляеве, появилась целая сеть "квартирных выставок", которые не контролировались идеологами. Туда приходили иностранцы, знакомились с молодыми художниками, покупали их работы. Бульдозер стал символом нонконформизма, андеграунда, неофициального искусства. И тогда председатель КГБ Юрий Андропов принял мудрое решение: собрать всех художников в одном месте - пусть выставляются, ведут себя прилично и чувствуют вроде бы как свою "нужность" обществу. В итоге нам выделили несколько подвалов на Малой Грузинской.

- Что дала вам как художнику перестройка?

- С одной стороны, все покатилось вдруг в нашей стране в каком-то идиотическом направлении. С другой, технологии стали развиваться с невероятной скоростью: в 80-е годы появились видеомагнитофоны, видеокамеры, в 90-е - проекторы, а потом и компьютеры, которые стали доступны обычным художникам. Создавались различные версии программ для обработки фотографий. Сначала я боялся подойти к компьютеру - возраст не тот. Но когда освоил несколько программ, понял: это мой инструмент. Славу Богу, что я его дождался! С ним легко и комфортно работается. Компьютер позволяет мне выговориться, донести до зрителя то, что я сопереживаю. Сначала были примитивный фотошоп и какие-то живописные программы, имитировавшие натуральные техники - живопись, акварель. Потом - программа 3D, позволяющая создавать в виртуальном пространстве мастерскую, рабочую студию.

- Чем привлекательна виртуальная студия?

- В ней комфортно, ты абсолютно свободен в выборе инструментов, текстуры, натуры, красок, освещения. Плюс огромное число эффектов, которые можно использовать с умом. В то же время компьютеру абсолютно недоступны натуральная, реальная живопись и графика. Хотя подобные программы есть, но они хороши лишь для полиграфии и дизайнеров.

- Как родилась идея создания работ "глубокого погружения"? Что стало отправной точкой?

- В детстве я увлекался фантастикой. Один из моих любимых писателей - Рэй Бредбери. Меня потряс его рассказ "Вельд" про игровую комнату, которую родители подарили детям. Она была необычной: одна стена с телескопической плазмой, за гранью которой находился параллельный мир. Эта панель улавливала тайные желания детей и воплощала их на экране. А мечтали они об Африке, жарком солнце, львах и тиграх. И все больше времени проводили в параллельном мире. Родители, заметив, что сын и дочь стали замкнутыми и агрессивными, решили лишить их этой комнаты. Но дети настроили зверей против отца-матери, и те их съели. Реально, а не виртуально. Этот сумасшедший рассказ меня потряс… Я с детства хотел быть художником или архитектором, мечтал создать виртуальный мир. Но в то время я и представить не мог, что на моем веку появятся технологии, которые позволят реализовать мечту детства.

- Когда вы это поняли?

- В 2007-м я был в Нью-Йорке. В то время появился первый айфон, и я купил его. Стало ясно: это носитель изображения совершенно другого качества, нежели холст и бумага. Потом появились планшеты - художник мог работать пером на мониторе, что-то рисовать.

- Наука и искусство - как они, на ваш взгляд, соотносятся в реальном времени?

- В науке происходят фантастические открытия. Художники не успевают за учеными и никогда не успеют. Они в растерянности, боятся даже прикоснуться к тем же гаджетам. Многие художники, которые блестяще владеют живописью и знают, что такое масло, грунт, натура, мазок, считают, что им компьютер не нужен.

- Кто для вас создает программы?

- Года два я искал в Москве программистов, чтобы вместе с ними создать картинку, способную контактировать со зрителем, показывать такие глубины, которые невозможно увидеть в застывшем изображении. Не нашел. Однажды у меня была выставка в Перми. Там я познакомился с молодыми успешными программистами. В течение двух лет мы создали первые в мире четыре интерактивные картины. А с группой московских дизайнеров и программистов создали живой глаз ангела. Он спит, чуть-чуть дышит. Прикосновение к нему дает возможность увидеть что-то другое. Если к нему приближаешься, глаз начинает открываться, смотреть на вас. Вы будете перемещаться вправо или влево, он будет следить за вами. Это шаг в сторону создания интеллектуальной картины, которая могла бы жить у кого-то в доме собственной жизнью, контактировать с людьми, быть каким-то образом полезной. Все делается на энтузиазме, поэтому работа идет очень медленно. Я горжусь, что первая интерактивная картина и первая интеллектуальная картина были созданы в нашей стране. Первые скульптуры, которые вылепил принтер, тоже сделаны в России.

Еще интересный прорыв для художника, который не боится новых технологий, это так называемая добавленная реальность. Представьте себе, у художника появилась возможность "оживить" картину через свой айфон или планшет, скачав ее.

- У вас есть ученики?

- Всего один и почти моего возраста, это Михаил Заикин. Он был успешным архитектором, прекрасно владел 3D, а потом у него "крыша поехала", и он решил стать художником. Пришел ко мне, попросил научить. Я его предупредил: "Миш, ты думаешь, что делаешь? У тебя не будет денег, жена от тебя уйдет…" Но он решил попробовать. И я предложил ему создать город в стилистике сталинского ампира - это его любимый архитектурный стиль. Получилось довольно интересно…

Я очень много делал картинок на тему "Апокалипсиса". В прошлом году мне пришла идея создать шахматную игру с апокалиптическими правилами. Вы берете пешку, делаете ход, она сгорает - и на ее месте по теории случайных чисел появляется фигура другого достоинства. Например, конь. Игра непредсказуема, как рулетка. Я шахматист обычный, а вот мой внук… Однажды он поставил мне мат за четыре хода.

- А почему вы назвали эту работу "Апокалипсис"?

- Я глубоко убежден, что мы живем в Апокалипсисе. Мы не знаем, что с нами случится завтра, и тем более через месяц. Не знаем, что творится у людей в головах, и это тоже Апокалипсис. Моя шахматная игра - артистическая, художественная иллюстрация Апокалипсиса.

- Как рождаются ваши работы?

- В голове. Я рефлексирую на что-то, и картинки возникают по теории случайных чисел. То появляются на экране Красная площадь и герои "Утра стрелецкой казни", но в другой интерпретации, то герои картины Репина "Не ждали". Сейчас меня больше всего волнует глаз…

- Приближаясь к нему, зритель видит портрет Саши, вашей дочери. Она ведь тоже художник.

- Да, она очень хороший художник, общественный деятель. Саша делает фарфоровые куклы. Много занимается популяризацией этого жанра. У нее двое детей, сын и дочь. Мой внук служит в армии, в ВДВ. Сам захотел. Поступил в МАРХИ, а потом сказал: "Пойду сначала отслужу". Я к нему ездил, и мне там понравилось. Сейчас армия совсем другая. Офицеры общаются с родителями, им всегда можно позвонить, получить информацию.

- В век цифровых технологий что вы можете сказать о художественном образовании студентов художественных вузов?

- К сожалению, оно сейчас слабое. Уверен, что прежде всего надо развивать интеллект будущего художника. Когда он научится рефлексировать и отражать то, что видит, можно переходить и к компьютерной технике.

Беседу вела Татьяна КАЛМЫКОВА

Фото Виктора АНТОНОВА

Работы Константина Худякова выставляются в престижных залах различных городов России, Европы и Америки. Многие находятся в частных коллекциях у нас и за рубежом. Недавно персональная выставка художника "Искусство глубокого погружения" прошла в галерее "Нагорная".

Константин Худяков создал уникальный новый вид искусства - "мультитач-арт", где выведенная на интерактивный экран множественная последовательность цифровых фотографических изображений в авторской компьютерной обработке создает полное и сложное художественное произведение с особым визуальным и эмоциональным эффектом.