Земельный участок площадью более 8000 кв. м по адресу: ул. Теплый Стан, вл. 1Б освободили от самостроя по решению суда. Об этом сообщается на официальном сайте Мэра Москвы.

«Оснований для возведения капитальных торговых строений на данной территории не имелось. Участок использовался незаконно, плата за землю не вносилась и в бюджет города не поступала. Вопрос освобождения земельного участка был рассмотрен в судебном порядке. Объекты площадью свыше 1600 кв. м признаны незаконными постройками и подлежащими сносу. Срок на добровольное исполнение решения суда истек, земельный участок освобожден подрядной организацией», - сказал начальник Госинспекции по недвижимости Владислав Овчинский.

Отмечается, что ранее участок был предоставлен под размещение некапитальных торговых объектов, однако срок договора аренды истек. Несмотря на это, со временем объекты из временных превратились в капитальные – без разрешения на строительство. Кроме того, были оформлены права собственности.

Фото: www.mos.ru

Маршрут автобуса № С53 в районе Южное Бутово и у метро «Бульвар Дмитрия Донского» изменился с 14 марта. Об этом сообщается на сайте Мосгортранса.

«Автобус начал курсировать по обновленному маршруту «Захарьино – Остафьевская улица». Он теперь будет следовать через станцию метро «Бунинская аллея», - говорится в сообщении.

Отмечается, что после остановки «5-й мкр. Южного Бутова» автобусы следуют через станцию метро «Бунинская аллея», улицу Адмирала Руднева (обратно через Бунинскую аллею), улицу Академика Семёнова, проектируемый проезд № 653, улицы Адмирала Лазарева и Академика Понтрягина, Остафьевскую улицу к остановке «Остафьевская улица».

От Захарьина после станции метро «Бульвар Дмитрия Донского» автобусы едут через бульвар Дмитрия Донского к остановке «4-й мкр. Северного Бутова», Старобитцевскую и Старокачаловскую улицы обратно к метро «Бульвар Дмитрия Донского». Далее автобусы курсируют по улице Знаменские Садки в сторону Остафьевской улицы своим маршрутом.

Обратно автобусы едут от улицы Знаменские Садки через Старокачаловскую и Старобитцевскую улицы, бульвар Дмитрия Донского. Далее – по маршруту до Захарьина.

Несмотря на отмену с 21 марта по 12 апреля посещений занятий в школах, сохранится возможность посещения детских садов и школ воспитанниками дошкольных групп и учащимися 1-4 классов. Об этом сообщила заммэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

«Со следующей недели школы закрываются. Но, конечно, мы понимаем, что не у всех есть возможность сидеть с ребенком дома или оставить его с бабушками или нянями. Поэтому по запросам родителей в 1-4 классах откроются дежурные группы численностью до 12 человек. Перед уроками у детей будет проводиться измерение температуры тела, помещения школы будут регулярно дезинфицироваться. Кроме того, в дошкольных группах сохранится свободное посещение - родители сами могут принять решение, вести ли ребенка в детский сад», - пояснила Анастасия Ракова.

Напомним, новые ограничения введены в связи с коронавирусом. С 21 марта по 12 апреля будут закрыты государственные школы, а работа кружков и секций программы «Московское долголетие» приостановлена. Также запрещается проведение любых досуговых мероприятий с количеством участников более пятидесяти человек.

В связи с угрозой распространения в столице коронавирусной инфекции, в соответствии с Указом Мэра Москвы № 21-УМ от 16 марта в галерее «Нагорная» на Юго-Западе Москвы отменили все выставочные и досуговые мероприятия. Об этом сообщается на сайте культурного учреждения.

Кроме того, остановлена работа кружков программы «Московское долголетие».

«Объединение «Выставочные залы Москвы» заботится о безопасности своих посетителей, поэтому в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции мы отменяем все мероприятия и приостанавливаем работу наших галерей на неопределённый срок. Следите за нашими новостями в социальных сетях», - говорится в сообщении.

Администрация галереи пожелала горожанам здоровья и выразила надежду на скорое возобновление работы.

В интернете появился спецпроект Правительства Москвы о коронавирусе.

На его страницах публикуются все самые последние данные о Covid-19 в столице. Начиная с данных о числе заболевших/выздоровевших, признаках коронавируса и методах борьбы с ним.

Также пошагово объясняют, что делать, если человек обнаружил у себя признаки ОРВИ и как будет проходить его лечение. https://www.mos.ru/city/projects/covid-19/

14 марта в ботаническом саду образовательного комплекса «Воробьевы горы» впервые в Москве образовала шишки метасеквойя, считающаяся реликтовым деревом семейства кипарисовых.

Как сообщается на сайте образовательного комплекса, в дикой природе вид находится на грани вымирания и занесён в Международную Красную книгу. Дерево широко распространено как садово-парковая культура в Северной Америке и странах Европы.

«Дерево интересно тем, что сначала было обнаружено в ископаемом состоянии (в виде окаменевших остатков на японском острове Хоккайдо) и считалось вымершим. И только в 1941 году были найдены живые деревья, чудом сохранившиеся в горах Китая (около 800 взрослых деревьев в провинции Хубэй)», - говорится в сообщении.

Отмечается, что в высоту метасеквойя достигает 35 метров, а диаметр ствола может составить до 2 метров. Продолжительность жизни дерева - около 600 лет.

Фото: vg.mskobr.ru

Строящийся инфекционный центр в ТиНАО будет подключен к всем необходимым коммуникациям в самые сжатые сроки. Об этом сообщил заммэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков.

Напомним, ранее городские власти приняли решение построить мобильный комплекс новой инфекционной больницы, которая станет дополнением к стационару в Коммунарке и инфекционной клинической больнице № 1. Новый центр для борьбы с коронавирусом будет построен в короткие сроки из быстровозводимых конструкций и оснащен самым современным медицинским оборудованием.

«По поручению Мэра Москвы Сергея Собянина принято решение построить мобильный комплекс новой инфекционной больницы. Инженерные компании уже приступили к прокладке коммуникаций. Мы все понимаем, как важно быстро открыть это медицинское учреждение, поэтому работы ведутся в ускоренном темпе и идут с опережением графика. Чтобы обеспечить работу больницы в максимально сжатые сроки, нами были налажены оперативные поставки материалов со всей России и используются новейшие технологии, включая собственные разработки», - отметил Петр Бирюков.

Он также уточнил, что объект будет подключен к магистральному газопроводу высокого давления, электричеству, водоснабжению и канализации уже в ближайшее время. При этом одной из первоочередных задач стало строительство газопровода и газовой котельной для обеспечения объекта теплом и горячей водой. Так, в настоящее время осуществляется прокладка полиэтиленового газопровода высокого давления общей протяженностью около шести километров, работы ведутся одновременно на пяти участках. «В среднем газопровод такой протяженности строится не менее полутора лет, а мы смогли сократить срок до 12 дней, половина трассы уже готова», - подчеркнул заммэра. Он также уточнил, что все устанавливаемое оборудование - собственного производства «Мосгаза».

Также приступил к строительству инженерных сетей и «Мосводоканал» - для обеспечения больницы питьевой водой планируется построить современный водозаборный узел общей производительностью 1 тыс. 250 куб. м в сутки, а водоисточником послужат подземные ключи, для доступа к которым планируется пробурить две артезианские скважины. Помимо этого, «Мосводосток» возведет два локальных очистных сооружения, а компания «Россети Московский регион» выдаст новой больнице 8 МВт мощности.

Фото: icmos.ru

С началом теплого сезона и в преддверии Международного дня лесов специалисты Мосприроды проводят акции «Весенним палам нет!» и «Останови огонь».

21 и 22 марта в экоцентре «Воробьёвы горы» на Андреевской набережной пройдет просветительская беседа «Предупредим возникновение пожара!». Начало в 12.00.

«В беседе будут освещены причины возникновения пожаров, где они могут возникать, к каким последствиям может привести брошенная горящая спичка. Школьники узнают о безопасном обращении с огнем в быту, на природе и к каким тяжёлым экологическим последствиям приводят лесные пожары и горение торфяников», - сообщается на сайте Мосприроды.

Также участники получат рекомендации по мерам, которые необходимо предпринимать в случае возгорания. Мероприятие рекомендовано для детей старше семи лет и проводится по записи по телефону: 8 (495) 225-65-92. Посетителям экоцентра при себе необходимо иметь сменную обувь.

ЦКИ “МЕРИДИАН”

(ул. Профсоюзная, 61. Тел. 8-495-333-35-38)

"Весна идет - весне дорогу!" - музыкально-поэтическая гостиная для старшего поколения - 16.00.

В центре Москвы – мокрый асфальт, люди в медицинских масках штурмуют метро, а в Южном Бутово – просторы, какие-то заснеженные парки, светлые многоэтажки, между ними – скверы. В одной из бело-розовых высоток сидит у окна и смотрит на Бутовский лес Екатерина Васильевна Вдовина – труженица тыла, ветеран труда. Смотрит, вспоминает и рассказывает – о жизни в осажденной деревне, обозах с ранеными, о ковровых бомбардировках, о том, как 12-летней девочкой вязала снопы и копала колхозную землю – от темна до темна копала. И о любви, конечно, о любви тоже!

Дифтерит лечили гробиками

Родилась маленькая Катя у своих родителей поскребышем – так говорили. Матери уже сорок три исполнилось, не собиралась она больше рожать, а вот пришлось.

«А почему так получилось – а потому что за пять лет до этого в семье пятеро детей умерли - один за другим. Страшнаятогда была болезнь - дифтерит.Самоэтослово звучало смертью. Рассказывали,что когда знаменитогодоктораРаухфуса спрашивали: чем вы лечит дифтерит, он отвечал – гробиками. Пятеро детей родители за неделю похоронили, осталась одна девчонка. А как в деревне жить с одной девчонкой? Работать-то кто будет? Вот матери и пришлось забеременеть. Сестру в 26-ом году родила, а потом и меня – в 28-ом».

Надеялась, что мальчик, конечно, будет – работник. А снова получилась девочка, даже всерьез оговаривали с соседкой возможность обмена детей – соседка как раз дочку хотела, чтоб младших нянчила.

«И поменялись бы, да мать уж не смогла с родным дитём-то расстаться. Так и стали жить. Хозяйство родительское крепкое было, середняцкое. Телеги были – и на каждый день, и праздничные, дуги с колокольчиками, сани расписные. Только велели в колхоз вступать, и родители первыми пошли. Всё отдали – и скотину, и землю, и зерно. Папа считал: раз государство решило, то так и правильно. В поселок переехали, в Алексин. Мама дипломированным льноводом работала – лён, это такая культура, что требует научного отношения».

Сорок первый год

Ни картошку не успели собрать осенью, ни хлеб – потому что на полях шла война, и кровью заливались они, не трудовым потом.

«Немец шёл очень быстро. Туле, конечно, больше нашего досталось – она из рук в руки переходила много раз, а наш Алексин освободили 17 декабря – и больше уже не отдавали немцу».

В поселке стояла дивизия, готовились к наступлению. Или к отступлению – в худшем случае. В Катином доме расположился штаб разведроты – дверь не закрывалась ни днем, ни ночью, большой стол сплошь занимали карты военных действий, размеченные флажками и другими пометками. Катина мама из офицерских пайков варила обед, кормила военных. Катя с сестрой сидели на печи. Сначала боялись, потом привыкли. Но зарево огня над Тулой все-таки было очень, очень страшным – в полнеба.

«Мы уж и забыли, что ночью небо – черное. Красное оно было!»

Если бы Красной Армии пришлось отступать, поселку суждено было быть сожженным. Так тогда делали, на пути врага жгли деревни, скот угоняли в тыл, а жителей выселяли - в леса. Но куда идти? Бои и под Москвой, и в Серпухове, и под Калугой, и в Туле.

«Мы с мамой и сестрой уже котомки себе смастерили, сложили вещи теплые, что было из продуктов – хотя что там было, смех один! И уже окружили деревню солдаты с бутылками зажигательной смеси в руках, чтобы закидать-поджечь, как был получен приказ – завтра в шесть утра – идти в наступление. И жечь не стали. И в лес мы не пошли. И котомки разобрали».

Дивизия выступила в шесть, а уже через пару часов начали прибывать первые обозы с ранеными. Стоны, крики, оторванные руки, оторванные ноги, забинтованные головы, кишки наружу.

«Я сейчас это говорю, и меня всю трясет. Невозможно это ни забыть, ни как-то другими хорошими воспоминаниями закидать. Всегда со мной».

Банно-прачечный комбинат

«И вот тогда нас всех женщин-девочек собрали, говорят: надо стирать бинты, не хватает бинтов, смотрите, сколько раненых. Мыло дали, а так у нас давно мыла не было, золой стирали».

Бинты нужно было не только стирать, отстирывать от крови, причем в холодной воде – чтобы не заварить белок, но и гладить. Тяжелые утюги на углях, слишком тяжелые для 11-летней девчонки.

«Я всегда была сильная. Крепкая какая-то. Ничего меня не брало, всякое могла вытереть и выстоять. Мне дочери говорят: ты родилась уже такая, необыкновенная. А я думаю, жизнь меня закалила».

Время сеять и время жать

К весне на освобожденные земли пришли сапёры – надо было готовить поля, очищать от мин, надо было сеять пшеницу. Фронту нужен был хлеб.

«Пахать – а чем пахать? Тракторов нет, лошадей нет, взяли в руки лопаты и вышли. Каждому выделили по гектару земли – копай. Мы и копали. Выполняли приказ, как солдаты. Ничего, вспахали. Посеяли. Осень пришла, новая забота – урожай собирать. Работали на бычках-годовичках. Трактор был один на несколько деревень. Мне хлеб жать очень нравилось, самое моё любимое было – нож возьму покрепче, и снопы режу. Нет, ни серп никакой, нож острый. Ручку я тряпицей заматывала, чтоб руке легче было. Но уставала, конечно, чего уж там».

Хлеб убирали ночью. Требовалось, чтобы была полнейшая темнота – если было безоблачно и светил ясный месяц или, не дай бог, полная луна, работы прекращали. Фашисты бомбили Тулу, летали над землей низко, и привлеченные активностью в поле, сбрасывали бомбы в драгоценную пшеницу. Этого нельзя было допускать, потому что всё для фронта, всё для победы.

Иногда они возвращаются

«В Москву я самым неожиданным образом попала. Разведчики, что в 41-ом у нас в дому стояли, набирали в 46-ом вольнонаемных в московскую школу для офицеров. Были они в Туле, вспомнили про мою маму – она же им стряпала, воспоминания хорошие остались. Моя сестра в то время уже на курсах животноводов училась, а я не успела никуда еще поступить. Ну, приехали они к нам, говорят: отпустите дочку к нам работать! Нам типографские работники нужны! Я сначала оробела, но папа говорит: пусть Катюша едет! И я поехала в Москву».

Высшие академические курсы офицеров разведки – так называлось новое место работы семнадцатилетней Кати. Быстро освоила профессию печатника и уже через месяц ловко подготавливала машину и материал к работе, загружала машину бумагой, заливала красочные ящики краской, вела процесс печатания и устраняла неполадки. Печатала брошюры для курсантов, всё под грифом «совершенно секретно».

Училась в школе рабочей молодежи, закончила десять классов, вступила в комсомол и более того – стала секретарем комсомольской организации на своей службе.

«Когда перевели работать в специальный библиотечный фонд – так и уставы пришлось учить. Когда слушатель сдает тот или иной устав, нужно его пролистнуть, проверить, все ли страницы на месте, а то вдруг офицер взял и выдернул себе на память, а так у нас нельзя!»

Выйти замуж за разведчика

«Могла, могла выйти замуж за разведчика. Мы в общежитие жили, там селили постоянный комсостав. Познакомились с лейтенантами. Они как раз свои два года на курсах доучились, предстояло распределение – и все спешили пожениться, чтобы ехать семьей. Подруги все замуж повыходили. Моего лейтенанта распределили не в мирный гарнизон, а в Корею – там война началась. Он меня сразу предупредил, что разрешено писать им оттуда по письму в месяц. Месяц, говорит, буду матери слать, месяц – тебе. И пропал. Только и знала от командиров, что жив он, а писать перестал».

Два года прошло. Екатерина Васильевна вышла замуж, родила дочку, кормила её грудью, жила с мужем (не военным) в прежней своей общежитской комнате, таскала из молочной кухни теплые бутылочки с кефиром, и в один день увидела на пороге своего-уже не своего лейтенанта.

«Ох, ну что сказать. Пошли на какое-то кино, индийское, помню. Только не смотрели ничего, а плакали вдвоем. Но что поделаешь? У меня дочка. Через десять лет вторая родилась. А с мужем мы разошлись, я, если что-то не по мне, терпеть не буду. А жизнь моя интересная была, настоящий роман – где военный, где шпионский, где про любовь».

Екатерина Васильевна просит показать, как вышла на фотографиях. Сетует, что волосы уже не те – а была ведь копна! Но быстро успокаивается – не в густоте волос счастье, а в покое, в тепле, в чистых свежих стенах большой квартиры, недавно отремонтированной районной Управой.

Полина Перевозчикова