Ноябрь 2019 — Москва За Калужской заставой

Максим 25 ноября 2019


- Однажды мне нужны были деньги, - рассказвает Елена Цвентух, - я тогда покупала квартиру в ипотеку. И я взмолилась: "Господи, помоги, мне нужно срочно найти четыре миллиона рублей".

А на следующий день мне нужно было улетать в Минск на съемки фильма "Сын отца народов". И мне выдали на руки ровно четыре миллиона - суточные.

И тогда у меня пронеслась мысль: "Господи, ну не белорусскими же!"






Известная российская сценаристка Елена Цвентух пишет для кино и телесериалов и знакома зрителям по многим работам. Ее истории - это потрясающе интересные жизненные драмы с детективным оттенком, которые хочется пересматривать неоднократно. Не обходит автор стороной и мистические сюжеты, в которых с удовольствием снимаются известные актеры. Помимо литературной деятельности Елена преподает в Санкт-Петербургском государственном институте кино и телевидения.

- Елена, профессия сценариста раньше считалась более мужским ремеслом, чем женским. А когда вы выбирали дело, которому посвятили свою жизнь, чем руководствовались?

- Лет с 14 я уже понимала, что хочу работать только в кинопроизводстве и учиться собиралась только во ВГИКе. Другие варианты не рассматривались. Сначала я была уверена, что буду поступать на режиссерское отделение, даже пыталась снимать короткометражки на шестнадцатимиллиметровую камеру. Но когда пришло время подавать заявление в институт, выяснилось, что на режиссерское отделение конкурс огромный, а на сценарное - просто очень большой. А я лет с шести любила писать всякие сказки, рассказы, фантастические повести, которыми потом зачитывались мои одноклассники. Поэтому решила, что на сценарный у меня будет больше шансов поступить. И самое удивительное, что я действительно поступила - на курс Валентина Константиновича Черных (известного как автора сценариев к фильмам "Москва слезам не верит", "Выйти замуж за капитана" и другим) и Василия Ивановича Соловьева (автор сценария к фильму "Война и мир" по роману Льва Толстого) на заочное отделение. На курсе была самой младшей и, честно говоря, вообще никак не выделялась. Разве что нахальством.

- Учиться было легко?

- Мы учились в тяжелое время - в "гремящие девяностые". Кинопроизводство фактически умерло, и что с нами будет на выходе из института, мы не понимали. Однажды во время занятий Валентин Константинович сказал нам, чтобы мы не обольщались, потому что лично у него первый сценарий купили через восемь лет после того, как он получил диплом сценариста. Но мы все были полны каких-то невероятно радужных надежд, нам казалось, что сейчас наступает другое время. Можно будет писать без цензуры обо всем, о чем болит душа, а оказалось, что это никому не нужно. После выпуска из довольно большой группы в профессии остались всего трое: я, Наталия Гугуева (ныне главный режиссер документального вещания 1-го канала) и Ольга Данилова (сейчас известный и востребованный комедийный сценарист). И всем нам пришлось очень долго бороться за то, чтобы остаться в кино. Мне повезло: меня довольно быстро взяли на работу главным редактором в кинокомпанию, которая снимала такие топовые сериалы "нового времени", как "Улицы разбитых фонарей", "Агент национальной безопасности" и "Черный ворон".

- Ваша дебютная картина под названием "Год золотой рыбки" имела огромный успех у зрителей…

- Мне кажется, что я словно приняла "программу" своего мастера Валентина Константиновича. Свой первый сценарий я тоже продала через 8 лет после того, как закончила ВГИК. "Год золотой рыбки" - на самом деле мой второй фильм. Первым была мистическая четырехсерийная картина "Куратор". Сейчас она называется "Наблюдатель". Ее почти никто не видел. Так получилось. Она снималась на частные деньги очень увлеченными молодыми продюсерами из Киева Сергеем Круценко и Марком Эпштейном. История о том, как в одной коммунальной квартире однажды появился полусумасшедший старик, который предсказывал ее обитателям какое-то "неправильное" с их точки зрения будущее. Режиссером был Владимир Нахабцев, с ним мы познакомились во время совместной работы на "Улицах разбитых фонарей". В фильме снялись самые настоящие звезды кино: Юрий Беляев, Светлана Светличная, Кирилл Пирогов, Вилле Хаапасало, Виктор Проскурин. В этом фильме должен был сыграть одну из ярких ролей Виктор Павлович Павлов. Нас познакомили, и он сказал мне: "Девочка моя! Я ждал эту роль всю свою жизнь!" Но снимался он всего три съемочных дня. Виктор Павлович тяжело заболел, и через месяц его не стало. Его роль пришлось переснять с другим актером. Но он персонажем без слов остался в нескольких сценах в первой серии - как один из жителей коммуналки. Фильм показали на нескольких фестивалях, но дальше - тишина. На кинофестивале в Ялте я познакомилась с продюсерами Артемом Доллежалем и Алексеем Терентьевым. Им понравился "Куратор", и они спросили, нет ли у меня чего-нибудь мелодраматического на две серии. И тут, собственно, я вспомнила о заявке, которую писала для себя. Это была история, которую мы потом назвали "Год золотой рыбки". Сюжет, как раньше говорили, подсказала сама жизнь... Дело в том, что в то время в течение полутора лет наша семья потеряла всех своих старших мужчин: умер мой папа, отец моей тети, мой родной дядя - брат моей мамы и мой любимый двоюродный брат. Удар за ударом. Это было так страшно, несправедливо, быстро! И тогда я стала часто думать о том, что для этих прекрасных, сильных мужчин это тоже было внезапно и неожиданно! И если после смерти остается живая душа - она не может так просто смириться с необходимостью вот такого, внезапного ухода! Я написала синопсис первой серии, от лица умершей девушки, у которой были яркие планы на будущее, свадьба завтра, но она трагически погибла по вине одного дурака. И у нее остались три подруги, которые живут своей жизнью, но никак не могут забыть ее. И тогда она (ее душа?) пытается помочь найти свое счастье хотя бы им. А потом понимает, что ничего от нее не зависит. И каждая получает то, чего действительно достойна.

- Я несколько раз смотрела этот фильм, мне он очень понравился, особенно впечатляет целое созвездие прекрасных российских актрис. А вам чья актерская работа понравилась больше всего?

- Не могу ответить на этот вопрос, просто не знаю, как. Все были прекрасны: Ирина Гринева, Евгения Дмитриева, Елена Панова, Елена Ксенофонтова. Удивительно сыграла небольшую роль мамы одной из героинь легендарная Елена Коренева. Очень трогательно сыграла умершую маму главной героини удивительная украинская актриса Галина Опанасенко. И мне кажется, что все актрисы подошли именно на свою роль и смотрелись в ней очень убедительно.

- И все же, что именно вам хотелось донести до зрителя? Может, какое - то особое послание было заложено в этой истории?

- Честно говоря, просто хотелось написать о том, что, возможно, ушедшие от нас наши любимые люди не уходят совсем. Они нас видят, слышат, переживают за нас. И когда мы счастливы, может быть, в этом есть и их заслуга? Я часто мысленно говорю с ушедшими - с папой, дедушкой. Иногда мне кажется, что они мне отвечают. И тогда приходят неожиданные ответы на вопросы, которые, казалось бы, невозможно решить.

- Ваше хобби - это путешествия. Вы путешествуете в поисках новых сюжетов?

- Во время путешествий я отдыхаю. Мне интересно общаться с новыми людьми, знакомиться с новой культурой. А потом, когда я возвращаюсь домой, люблю рисовать картины акварелью по мотивам поездок. Кстати, мне больше нравится летать самолетами, и чем дальше - тем лучше. Хотя меня на самом деле вдохновляет и родной Санкт-Петербург. Очень люблю этот город, он особенный. Обожаю Васильевский остров. А больше всего - свой Петергоф. Пригороды Питера прекрасны! Особенно ранней осенью. Сама сейчас живу на берегу Финского залива.

- И чем вам дорого это место?

- Тихо, много воды. Всегда мечтала жить на берегу моря, вода успокаивает, настраивает на позитивные мысли, помогает творить.

- И до чего вы там додумались на берегу Финского залива? Какие у вас ближайшие кинопроекты?

- Скоро на экраны выходят два моих детектива "Девичий лес" и "У прокурора век не долог". С нетерпением жду премьеры…

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 21 ноября 2019

В этом году у народной артистки России Светланы Немоляевой юбилей: 60 лет на подмостках Театра им. Маяковского. В преддверии встречи со своими поклонниками Светлана Владимировна рассказала нашему корреспонденту не только о готовящейся программе, но и о "прошлом, далеком", и о превратностях современности…

- Начиналось ведь все с комедии, верно?

- Да, мой первый фильм - "Близнецы" Константина Юдина, в котором снимались Людмила Целиковская и Вера Орлова. Помню их крепдешиновые платья, а это 45-й год, откуда они были у них?!.

- Небожители!.. А кто вспоминается еще?

- О, очень многие. Ведь мой папа учился во ВГИКе, это был первый выпуск, а папа - ученик самого Пудовкина. Всеволод Илларионович даже подарил ему собственные часы. Помню, папа рассказывал, как он их бросил ему со словами: "Тебе - на память!". Да и мама моя служила на Мосфильме, работала с Сергеем Эйзенштейном, с другими выдающимися мастерами. Многие бывали у нас дома, на Плющихе. А Пудовкин с женой, Анной Николаевной, еще и жил по соседству, на Усачевке. Знаете, у них была квартира с прекрасной мебелью какого-то белого цвета, и всегда стояли букеты с фиалками - я была совсем девочкой, но как сейчас ее помню. Так что мы ходили друг к другу в гости. К тому же, так как моя мама еще и шила, Всеволод Илларионович порой приходил к ней поправить свою роскошную шубу.

- Невероятно, сам Пудовкин!

- А Любовь Орлова с Григорием Александровым, а Марина Ладынина, а весь МХАТ, который я помню не только по подмосткам, но и по "Елисею" ("Елисеевский" гастроном. - Прим. авт.)

- Почему по "Елисею"?..

- Так потому, что это был в те времена единственный магазин, который работал до 11 вечера, и можно было после спектакля зайти и купить любимый швейцарский сыр и знаменитую ветчину со слезой. А какой запах кофе стоял! Помню там Павла Владимировича Массальского с сигарой…

- Как, там можно было еще и курить?

- Кажется, да… Ну а рядом был Дом актера…

- …С его славным на весь белый свет рестораном…

- …Ну там был не только ресторан, но и зал, в котором Александр Моисеевич Эскин, а потом его дочь Маргарита Александровна собирали всех и вся. А затем их не стало, а позже не стало и самого легендарного здания. Еще раньше ушли и "старики" Малого, которых ведь я тоже помню - и Яблочкину, и Турчанинову, и Рыжову. Они любили приходить в Щепкинское, где я училась, и где сама Вера Николаевна Пашенная преподавала.

- Да, времена!

- Увы, времена не могут продолжаться бесконечно.

- Вы - пассеистка?

- Нет.

- Но ведь, согласитесь, грустно…

- Все возвращается на круги своя. Всегда. Таков закон. Ну а современность… Я вот только брань решительно не переношу. Она всегда была, испокон веков, уличная брань. Но в семьях, в домах - нет. И вот, вспоминая ушедших, знаете, эти люди умели себя не только вести, но и нести… Они несли себя так, чтобы не выглядеть смешно, чтобы не было стыдно. Когда на Тверской можно было встретить Бориса Ливанова с его женой Евгенией Казимировной - невозможно было не обратить на них внимания. Он - статный красавец огромного роста и она - осиная талия.

- Мужчины умели носить шляпы, а дамы - шляпки.

- Да уж, носков на голове, как сегодня, никто не носил. Но какие были эти шляпки, круглые, послевоенной поры, а туфельки!..

- А трофейные фильмы?..

- О, мы с братом без конца бегали в клуб "Каучук", рядом с нашим домом. Фильмы крутили с семи утра. Бэтт Дэвис, Дина Дурбин… Но не только, кстати говоря, трофейные. Помню, как папа вытащил нас с нашего, советского фильма (названия сейчас не вспомню, но точно играл Андрей Файт), который мы смотрели в 13-й раз. А "Леди Гамильтон" с Вивьен Ли!

- Вы видели, конечно же, ее в вашей "главной" роли - Бланш Дюбуа в спектакле "Трамвай "Желание".

- Да. Она - другая. Другой принцип подхода. Ее Бланш уже появляется немного не в себе. А моя Бланш - в спектакле Андрея Александровича Гончарова - сходит с ума в процессе жизни. То есть этот процесс оказывается страшнее самого результата.

- В последнее время в Москве просто беспрерывно ставят "Трамвай "Желание", как вам эти постановки?

- Меня звали. Но я не ходила ни на одну.

- Почему?

- Не могу смотреть - слишком во мне все это глубоко сидит.

- Вы успели сыграть и Офелию в легендарном "Гамлете" с Евгением Самойловым в главной роли…

- С ним я играла лишь один раз. С Мишей Козаковым не успела сыграть вовсе, он уже ушел тогда в "Современник". Моим партнером был Эдик Марцевич. Прекрасным молодым партнером. Ему было всего 22 года, когда он начал играть Гамлета. От самого сердца. Темпераментный, искренний, горячий!

- В кино ваш главный режиссер - Рязанов?

- C ним я никого не могу сравнить. Как говорится, его талант бежал впереди него самого. В редком жанре трагикомедии он для меня первый. Одарен Эльдар Александрович был удивительно. Помните, у Шекспира? Все рядом - и смех, и слезы. Рязанову было все подвластно, он существовал для любого зрителя, и он создавал шедевры. "Нетленки", как теперь говорят, не люблю это слово.

- Но легко ли было с ним на съемочной площадке?

- Мне было легко. Эльдар Александрович взял меня без проб в "Служебный роман" - и все сразу хорошо получилось.

- Вам удалось сниматься и с западной кинодивой Жанной Моро…

- Да, в "Анне Карамазофф" у Рустама Хамдамова, но общения почти не было, она сидела отдельно от всех, за занавесочкой, помню лишь ее низкий голос и то, что она курила без конца.

- Ну а что же в планах?

- Я от многого отказываюсь, ибо работы в театре у меня очень много, пять спектаклей, бывает, что и подряд. Но вот снимаюсь в "Золотых соседях" - это полнометражный фильм о расселении коммуналки, в котором мои партнеры по съемочной площадке Лия Ахеджакова и Михаил Боярский. А только что вышел сериал "Мосгаз", по-моему, получилось неплохо.

- Светлана Владимировна, каким будет ваш вечер в "Эльдаре"?

- Конечно, о Рязанове, о моей с ним работе, о моем творчестве, будут отрывки из фильмов и спектаклей. А еще я почитаю стихи…

Беседу вел Александр ШУНДРИН

Максим 11 ноября 2019

В киноклубе-музее "Эльдар" прошла интереснейшая встреча со знаменитым отечественным мультипликатором народным артистом России Юрием Норштейном. В числе гостей была и наша корреспондент.

- Юрий Борисович, на встречу в киноклуб-музей "Эльдар" пришло очень много ваших поклонников…

- Вообще выступаю я редко, но, честно говоря, когда получил приглашение от Эммы Валерьяновны, с которой знаком очень много лет, то с удовольствием согласился. Рад, что образовался самый настоящий клуб единомышленников, любящих и знающих кино. Как оказалось, и с моим творчеством они прекрасно знакомы. Правда, всегда бываю немного озадачен, о чем беседовать со зрителем, не хочется часто повторяться.

- Ваша любовь к живописи родом из детства? И какие у вас воспоминания о детских годах?

- У меня было бедное детство, у нас никогда не было много денег, впрочем, как и у всех вокруг, но на книги, музеи, походы в театр, в кино хватало. В детстве я приобщился к живописи, много рисовал. Вчетвером, папа, мама, брат и я, жили в маленькой комнате большой коммунальной квартиры. Казалось бы, тесно, некомфортно, но я сейчас бы ни за какие деньги не поменял ни на что свое детство. Каждый вечер всей семьей мы собирались ужинать. Мама накрывала большой стол красивой скатертью, мы усаживались вокруг и делились впечатлениями о прожитом дне, о прочитанных книгах. А зимой мама приносила в комнату белье с улицы, развешивала его на веревках, и вся комната наполнялась запахом мороза. Пахло хлебом, папа сидел за столом, пил чай и читал книгу или газету. Он был наладчиком деревообрабатывающего завода, но я без книги никогда его не видел. Брат на скрипке разучивал гаммы, а я сидел в углу комнаты и рисовал. Воспоминания о детстве наполнены такими трогательными деталями, о которых я могу рассказывать часами. Вообще для художника очень важны воспоминания, и если нет опыта прожитых лет, прочитанных книг или дальних путешествий - это все рано или поздно отразится на творчестве.

- Тем не менее вам, наверное, часто задают вопрос, где вы черпаете фантазию, что именно вас подпитывает?

- Когда к нам в студию приходят родители, то они довольно часто говорят одну и ту же фразу: "Наш ребенок так же любит мультипликацию, как и вы". На что я отвечаю: "А с чего вы взяли, что я люблю мультипликацию?" Я никогда не болел этим видом искусства, моей целью была только живопись. Всегда любил живопись и люблю до сих пор, а в мультипликацию попал совершенно случайно. Мой друг детства Володя Морозов, его уже нет, к сожалению, в живых, сообщил мне, что подал документы на курсы мультипликаторов. Я как-то не отреагировал. А потом

вдруг ни с того ни с сего позвонил ему и спросил: "Володя, а где находится студия?" Он позвал меня с собой. И если бы троллейбус, который ехал по улице Новослободской, не приехал вовремя, то судьба моя сложилась бы по-другому. Когда мы приехали на студию, сразу пошли в отдел кадров, я стал показывать свою папку с работами. Неожиданно зашел Давыдов, (это режиссер всеми известного мультфильма "Маугли") и сказал: "Больше ни у кого документы не принимайте". Я был последним абитуриентом.

- Вам действительно повезло. А каково было учиться?

- Попав на студию, я был очарован атмосферой. Смех не смолкал 24 часа в сутки, и это было общее состояние веселья, дурости, но очень умной дурости. Первое, что я увидел, это объявление: "Курение яд, не кури гад!" Второе объявление гласило: "Экономь электроэнергию! За плохую экономию будем бить физиономию!". В общем, можно долго рассказывать…

- Ваши близкие или друзья могли стать прототипами мультипликационных героев? Может, кто-то из знакомых послужил прообразом?

- У меня есть фильм "Журавль и цапля". Могу сказать, картина эта прошла под знаком: "Уважайте тещу!" Дело было так. Моя теща поначалу меня не очень приветила. Я был без высшего образования, еще только на пути к своей профессии. А ее дочка Франческа имела фантастическое образование и прекрасное воспитание, поэтому отношения с родственницей складывались первые годы сложно. Однажды Евгения Оганезовна (моя теща) вспылила, сказав, что она старая и больная и чтобы с ней никто не спорил (ей тогда было всего 50 лет). А я ей ответил, что она молодая и красивая. Теща ушла на станцию. Утром мне надо было ехать на работу, на улице начал накрапывать дождик, Франческа дала мне зонтик. Я пошел с зонтиком на станцию по дачной дороге. А все вокруг размыто, изрыто дождями. И вдруг смотрю, в дожде приближается моя Евгения Оганезовна.

Под дождиком, в тонком плащике, в платочке, и мне вдруг стало ее жалко. Когда проходил мимо, сунул ей зонтик в руки и пошел дальше. Вечером приезжаю домой, Франческа пересказывает слова матери: "Ты знаешь, какой-то молодой человек сунул мне зонтик и пошел дальше. Я смотрю, так это же наш зонтик! Так это же Юра! А что, собственно, он сказал? Он сказал мне, что я молодая и красивая женщина". И видно, ей это было так приятно, что наши отношения наладились. Этот эпизод я запомнил, он попал в "Журавля и цаплю".

- Зрители всего мира обожают ваш мультфильм "Ежик в тумане"…

- Историю "Ежика в тумане" сочинил Сергей Козлов. Страшно представить, как давно, в 1973 году. Звонит мне однажды Сергей Козлов и говорит: "Я увидел вашу сказку "Лиса и заяц" и хотел вам показать свои сказочные истории". Я прочитал его книгу и выбрал из всех его текстов "Ежик в тумане". Показал сказку редактору, она сначала вообще ничего не поняла. И на студии тоже все удивились, почему мой выбор пал именно на такой материал, сказка была очень маленькая. Поэтому в процессе работы нам пришлось многое додумать - встречу с лошадью, с совой, с улиткой.

А когда меня спрашивали, как я делал "Ежика в тумане" технически, то после моих объяснений и демонстрации процесса многие не верили, что такое возможно. Компьютером я не пользуюсь, работаю полностью руками, поэтому и фильм получается живой, заряженный энергетикой. Считаю, что такая работа носит более художественный характер, нежели технологии, хотя и их никто не отменяет. Однажды меня попросили показать, как я сделал туман, который поднимается над ежиком, и была потрясающая реакция. Все ждали, что я закачу "бином Ньютона" и покажу потрясающие формулы. Один студент от неожиданности даже со стула упал. Поэтому я всегда говорю: "Вы ищете сложные решения, а я ищу простые решения для

очень сложных вещей. И в основном это правило работает!" Был такой художник Леон Токмаков, он однажды подарил мне одну пословицу, она принадлежала его бабушке: "На работе Бог разуменье пошлет". Я это часто вспоминаю. Главное - не бояться простых решений. Ну и, конечно, количество просмотренных интересных работ, наблюдение за жизнью и переплетение наших миров с Франческой дают такие результаты.

- А есть у вас проекты, которые так и не состоялись?

- Безусловно, есть. Например, фильм о Владимире Маяковском. Маяковского я любил и люблю, несмотря на все наветы, которые достались бедному поэтому. Был один интересный эпизод, который мало кому известен. Это рассказывала сама Лиля Брик. Как-то они с Маяковским шли по улице, и он читал ей поэму "Дон Жуан". Вдруг Лиля обернулась к нему и сказала: "Володечка, опять о любви?" Он замолчал и швырнул листки на землю. Они полетели с ветром по улице, и прохожие ловили по одному листку и читали то, что там написано. Стихи горели, словно пламя. Такой красивый, по-моему, образ, и мне хотелось сделать этот эпизод. Я называю Маяковского "слово - объектив", у него строки, как кинематографическая линза. Да он и сам говорил, что искусство - это увеличительное стекло. Маяковский был уникальным человеком, о нем, о его творчестве еще не все сказано. Когда мы учили в школе Маяковского, до конца ни учительница, ни ученики не понимали внутреннего трагизма. Кстати, поэт блестяще рисовал, он исповедовал авангард, и у него осталось много маленьких рисунков. И мне кажется, поживи он еще лет двенадцать, то наверняка занялся бы мультипликацией. В его стихах изначально заложен потрясающий изобразительный ряд.

- А можно ли узнать, как продвигается работа над мультипликационным фильмом "Шинель" - вы ведь трудитесь над ним почти сорок лет? Когда зритель сможет увидеть этот проект?

- Всему свое время. Работа движется. Зритель увидит фильм.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 7 ноября 2019

Формулируя свое кредо, Татьяна Гармаш-Роффе подчеркивает: очень важно, "чтобы читатель почувствовал, как прекрасны любовь и жизнь и как отвратительно то, что составляет основу любого детектива - преступление".

Известная российская писательница Татьяна Гармаш-Роффе в настоящее время живет и творит во Франции. Впрочем, время от времени она приезжает в Москву, чтобы представить читателям свой новый роман.

- Татьяна Владимировна, на ваш взгляд, почему детективный жанр так популярен, в том числе и в России? И почему вы взялись именно за это сложное и не совсем женское направление?

- Интерес к детективам зашкаливает, потому что люди всегда хотят приключений, ярких волнующих эмоций. Даже любовные романы читатели предпочитают с авантюрно-детективными перипетиями. Однако настоящий детектив - это прежде всего интеллектуальная головоломка, которая заставляет мозги потрудиться. Что, к слову, не только увлекательно, но и полезно: спасает от возрастной деменции. Я с детства обожаю детективные истории, особенно с участием легендарного Шерлока Холмса. И до сих пор замираю от волнения, когда в хорошем детективе сыщик начинает делиться своими логическими рассуждениями.

- И все же, как вы начали писать, что вас к этому подтолкнуло?

- В Москве я была театральным критиком, много публиковалась, а потом встретила своего будущего мужа, француза, и уехала жить во Францию. Там я заскучала без творческой работы и по совету мужа решила попробовать написать детектив. Поскольку сочиняла я с детства, то придумать сюжет мне было нетрудно. А вот как написать вещь намного более объемную, чем статья, я не знала. Однако муж научил меня пользоваться компьютером (тогда они только-только появились), и я принялась набрасывать будущий роман. Работала изо дня в день, не зная, что из этого получится. И вдруг однажды дописала последнее предложение!

- Муж помогал?

- Муж не говорит и не читает по-русски и никак не мог в этом смысле помочь. Но я рассказала ему сюжет, и он мне задавал вполне логичные вопросы, что, скажем так, помогло выстроить историю. Потом мы давали читать рукопись нашим друзьям, а уже потом она ушла в Москву, в издательство. И ее напечатали.

- Написание романа - это следование вдохновению или тут нечто другое?

- Это следование и вдохновению, и логике. Когда вы пишете детектив, то должны логически точно выстраивать сюжетную линию, иначе обязательно допустите ляп, который в итоге разрушит всю историю. А когда автор "насилует" реальность и "терзает" своих героев, чтобы потом оправдать развязку, это сразу же разочаровывает читателя.

- В своих романах вы пишете персонажей с себя? Со знакомых?

- Нет, никогда. В романах есть мои мысли, но ничего из моей личной биографии. Ни соседей, ни друзей я также не описываю. Есть такое понятие "собирательный образ", и мои образы именно таковы. Но все они сотканы из нитей реальной жизни и характеров. Даже если они вымышлены, обязаны быть психологически достоверны, иначе получатся "картонные герои".

Например, в кино или в книге часто показывают некоего добрейшего человека, а потом этот человек неожиданно превращается в страшного преступника. Поверьте - это неправда, психологически недостоверно. Плохой человек, даже если очень старается казаться добрым и милым, все равно постоянно выдает себя словами, поступками, настороженными взглядами. За такими персонажами обычно стоят авторы-хитрецы, готовые на все, лишь бы в финале удивить читателя. Но в результате вместо удивления наступает разочарование, и читатель восклицает: так не бывает!

- Вы часто прилетаете в Москву. Наш город вас вдохновляет?

- Я очень люблю в Москве гулять по старому центру, по Тверской, по Арбату. Москва невероятно похорошела за последние годы, и я горжусь тем, что я - коренная москвичка. Конечно, приходит здесь и вдохновение.

- Недавно у вас вышел новый роман под названием "Отрубить голову дракону", который вы представили своим московским читателям. Когда вы задумывали вашего героя, частного детектива Алексея Кисанова, думали ли вы, что эта история надолго?

- Даже люди не знают, сколько лет жизни им отведено Творцом, и я тоже, как творец моих персонажей, не знаю, сколько им суждено жить. Для меня Алексей Кисанов по прозвищу Кис - практически живой человек, который с годами становится мудрее. Он развивается, меняет свои взгляды на многие вещи, тоньше и лучше начинает понимать других людей - многие качества ведь приходят именно с возрастом. Куда приведет его судьба? Бывает, что автор сам изумляется жизненному повороту своего персонажа. Вам кажется, что вы управляете своими героями, а на самом деле это они вами управляют как автором.

- Были ли экранизации ваших произведений? И если да, то как вы их оцениваете?

- По четырем моим романам создали 16-серийный фильм "Любить и ненавидеть". С моей точки зрения, получилось весьма неплохо. Мне очень понравился Олег Фомин в главной роли. И режиссура Игоря Штернберга интересная. К сожалению, современное кинопроизводство устроено так, что автора не подпускают к работе над сценарием и уж тем более к съемкам. В результате происходят обидные накладки. В частности, в одном из романов преступление построено на подмене шприцов с инсулином. И, прежде чем написать эту историю, я читала статьи, изучала материалы, консультировалась на форуме диабетиков и всю медицинско-техническую сторону прописала с большой точностью. Однако сценаристы решили зрителя не грузить лишней информацией и всю схему свели к двум словам. А потом читатели-врачи слали мне гневные письма: "Прежде чем писать такие истории, следовало изучить тему получше!" И мне пришлось оправдываться, что это всего лишь фильм, снятый по моему роману, в создании которого я не участвовала. И просила прочитать роман, где все описано досконально и профессионально... Было ужасно обидно, честно говоря.

Ну а совсем недавно вышел четырехсерийный фильм по роману "Сердце не обманет, сердце не предаст". И опять странное явление: мой остросюжетный детектив почему-то превратился в мелодраму. Это за пределами моего понимания: зачем?!

В жанре детективного романа писательнице, по ее собственному признанию, интересны "логика расследования, психология преступника и сыщика, головоломка таинственных событий - все то, что заставляет читателя переживать и сопереживать, обмирать от страха и искать разгадку…"

- Вы можете что-то посоветовать начинающим авторам? И как следует относиться к критике?

- Прежде всего автор должен определиться, в каком жанре он хотел бы работать. Затем хотя бы немного ознакомиться с теорией выбранного жанра. Это очень важно, чтобы потом не было разочарований. Мне часто присылают рукописи, авторы которых ошибочно считают их детективами. Но это не детективы, это криминальные романы, потому что детектив целиком держится на расследовании преступления, тогда как само преступление может быть описано в любом другом жанре, и это еще не делает его детективом. Приступая к работе, не надо бояться, править, переписывать заново - именно так постепенно приходит опыт, который с годами помогает писать все лучше и лучше.

Что касается критики, то, конечно, ее никто не любит. Но если она справедлива, то заставляет задуматься, исправить свои ошибки, поэтому надо забыть о своем авторском самолюбии и к ней прислушаться. Что же касается критики злобной и необъективной, то на нее просто не стоит обращать внимания.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Татьяна Гармаш-Роффе является автором уже 24 (!) детективных романов (первая ее книга была напечатана в 1999 году), и у каждого из них - непременный хэппи-энд. Писательница убеждена: "Негоже автору записываться в ряды преступников и убивать своих персонажей!"