Июнь 2019 — Москва За Калужской заставой

Максим 25 июня 2019

Работы художника Любови Белых обладают особой магией: они не просто притягивают взгляд или создают настроение (что в данном случае само собой разумеется), но буквально "затягивают" в свое пространство, окутанное легкой дымкой далекого детства. И пусть герои полотен вам незнакомы - вы невольно ощущаете тайное родство между ними и ребенком, затаившимся где-то глубоко в вашем подсознании…

- Любовь, ваша персональная выставка в галерее "Нагорная" была посвящена теме детства. "Послевкусие" от нее изумительное, такое ощущение, что свет, которым наполнены полотна, пробуждает в душе что-то очень важное, доброе и нежное…

- Спасибо, собственно на такой эффект я и рассчитывала - хотелось, чтобы взрослые люди хоть ненадолго смогли вновь ощутить себя детьми, счастливыми и беззаботными.

- Вам это удалось в полной мере. А эти замечательные девочки и мальчики на холстах, кто они?

- Тут несколько детей моих друзей, но в основном мои племянники - Митя, Алеша и Ксюша, которая буквально стала моей музой. Они уже все выросли. Ксюша, между прочим, востоковед. А когда она малышкой мне позировала, было очень забавно: я писала на даче ее портреты, и за сеанс - это примерно минут сорок, во время которых она слушала кассету с песенками, - Ксюша установила цену в десять чупа-чупсов плюс шоколадка как премия за "сверхурочные" (Смеется.)

- На картине "Пятнадцатое лето" мы видим Ксению? Невероятно настроенческое полотно…

- Да, это Ксюша. Мы с ней тогда все лето провели вдвоем на даче. Собирали букеты…

- Как вы полагаете, умение "схватить" и передать выражение лица, глаз изображаемого человека - это набор профессиональных приемов или все-таки нечто большее, может быть, даже немного мистическое?

- Для меня это всегда тоже немножечко загадка. Разумеется, важны и мастерство, и знание анатомии, и владение техникой, но вот то, что я схватываю характер, это дар Божий, тут точно есть элемент чуда, мистики. Наверное, поэтому мне всегда и нравилось писать, прежде всего, портреты. У меня хранится набросок, сделанный просто пастельными карандашами, - как заготовка к большому портрету одного нашего искусствоведа костромского. Подруга как-то увидела и сказала: "Не трогай, оформи и повесь, Александр Иванович просто как живой". То есть еще ничего не выписано, а человек узнается. Видимо, все-таки это тайна.

- Вы ведь выросли в семье художников, верно?

- Да, мой папа, Алексей Павлович Белых, прошел войну, ему прочили карьеру военного, но он с детства мечтал стать художником. С трудом добился разрешения уйти из армии, долго готовился к поступлению в Суриковский институт. В итоге успешно его окончил и по распределению должен был два года отработать в провинции как педагог. Почему-то выбрал из списка городов Кострому и там, в группе своих студентов, встретил мою маму, Надежду Александровну. В итоге 8 марта 1958 года они поженились Так родилась семья художников Белых (Улыбается.)

- Ваши родители остались жить в Костроме?

- Да, папе очень этот город понравился.

- А когда вы почувствовали тягу к живописи?

- Можно сказать, с пеленок. Мама говорит, что я еще ложку не умела держать, а карандаш в руке уже держала хорошо. У родителей была одна мастерская на двоих, я часто там бывала - с тех пор очень люблю запах масляной краски. Мне где-нибудь в уголке ставили столик, давали холст, краски или акварельную бумагу и карандаши - мне всем нравилось рисовать, лишь бы калякать (Смеется.)

- И где вы в итоге учились?

- Сначала в художественной школе в Костроме. Папа, кстати, был убежден, что ребенка не нужно ни к чему подталкивать, "тянуть", он должен сам сделать свой выбор. Папа говорил: "Я насмотрелся на детей художников, это надо, чтобы еще талант был, а вдруг таланта нет?". Но я сама захотела в художку и произнесла фразу, которая решила мою судьбу: "А рисовать я не устаю". Когда мне исполнилось 12 лет, мы поехали в Москву, поступать в МСХШ - Московскую среднюю художественную школу (ныне это лицей), конкурс был большой, 10 человек на место, но я поступила - сразу в третий класс.

- А потом в Суриковский?

- Нет, сестра Вера уговорила меня поехать в Петербург (тогда это еще был Ленинград) - она прочитала где-то в конце июня - начале июля объявление в газете, что идет набор в питерскую академию художеств. А в Москве экзамены перенесли на сентябрь из-за Олимпиады. И мы поехали - с мамой и сестрой. Вера, Надежда и Любовь… Прихожу в Академию, а там ажиотаж, из комнаты приемной комиссии выносят столы, стулья и папки с работами стоят. Оказалось, последний день допуска. Абитуриентов было человек 400, приняли в итоге где-то порядка 60. Можно, немножко похвастаюсь?

- Конечно!

- Я прославилась тем, что мне единственной поставили пятерку после первого тура. А в ленинградской академии, в отличие от московского института, абитуриентам выше четверки не ставили (иначе, если человек все знает на пять, зачем его учить?). И вот приходим смотреть результаты первого тура, народу немерено, к спискам не протолкаться, даже стенд в какой-то момент повалили. Наконец пробралась, нашла свою фамилию и читаю оценки: все четверки, а в конце тройка за заданную композицию. Расстроилась было, потом пригляделась - а это пятерка! И слышу сзади обсуждают: "Одну только пятерку поставили какому-то Белых"…

- А на какую тему писалась заданная композиция?

- Тема была "Комсомол в труде и в бою".

- Да уж! И что же вы изобразили?

- Избу-читальню. На переднем плане молодой человек - он немного по военному одет - читает книгу, в отдалении молодая девушка пишет что-то на доске мелом, окно… Это была такая перспективная композиция, и, видимо приемной комиссии именно эта перспектива и понравилась.

- В Питере чувствовали себя комфортно?

- Белые ночи прошли, наступила осень, а в декабре там вообще не рассветает. В общем, у меня началась депрессия. Хотела перевестись в Москву (после первого курса такая возможность была), а потом все-таки решила остаться. Мне понравилось, как преподавали в академии художеств, опять-таки рядом Эрмитаж…

После окончания академии вернулась сначала в Кострому, а через какое-то время была принята в Творческие мастерские живописи при Академии художеств СССР в Москве. Это фактически аспирантура.

- Ну а в Германии как вы оказались?

- Случайно совершенно. В 1991 году, когда я уже жила в Москве, позвонил мой друг из Питера и предложил вместе с группой художников поехать под Мюнхен, в такой городок Вольфратсхаузен (Верхняя Бавария. - Прим. ред.), с выставкой - нужен был портретист, и он порекомендовал меня. Я согласилась. Всего нас было восемь человек, и вот приезжаем в Мюнхен со своим скарбом - картинами, холстами. Нас встречают немец-организатор и еще какой-то немец с камерой - его друг и… мой будущий муж (Смеется.) Вообще, Бавария мне очень понравилась - эти холмы, церкви, напоминающие наши однокупольные храмы… Нам выдавали велосипеды напрокат, и было такое ощущение, будто разъезжаешь по России. Я даже тогда про себя подумала: если где-то и жить, то только в Баварии. Но никаких устремлений оставаться там у меня не было, напротив, я связывала свою карьеру только с Россией, с Москвой. Однако в итоге судьба распорядилась по-своему, и через четыре года, 28 мая, мы с Бодо поженились. Теперь живу на две страны и три города: Мюнхен, Москва, Кострома. Конечно, в житейском плане это нелегко, да и в творческом тоже - надо организовывать выставки и там, и здесь, но зато интересно. (Снова смеется.)

- На выставке в "Нагорной" меня поразил пейзаж - зимняя Москва за окном…

- Это вид из окна моей московской квартиры. Работа называется "Ночь прошла", мне хотелось изобразить переход от ночи к дню, город в предрассветных сумерках. Я много лет не писала Москву, а сейчас хочу поработать над этой темой, все-таки я столько лет здесь прожила.

- Молодому человеку, который мечтает стать художником, вы бы сказали…

- Что художник - это не профессия, а призвание. И надо быть готовым к тому, что будет непросто, в том числе и в материальном плане, поскольку художникам сегодня очень трудно зарабатывать. Но если он действительно хочет, то обязательно всего добьется.

- А нашим читателям?

- Счастья вам!


Беседу вела Марина ЮРЬЕВА

Фото Анатолия ЦЫМБАЛЮКА


"Пятнадцатое лето". 2013. Холст, масло. 60х70.

Алексей. 2008. Холст, масло. 80х60.

Татьяна. 2010. Холст, масло. 80х60.

"Плыви, кораблик!". 2012. Холст, масло. 120х90.

Максим 19 июня 2019

Народная артистка России Людмила Полякова в этом году празднует 80-летие. В честь большой даты Людмила Петровна решила издать дневники, которые она вела долгие годы. Книга "Мой путь к "старухам" Малого театра: Дневники. Беседы" - авторское свидетельство эпохи от актрисы, которой повезло работать в знаменитых московских театрах с выдающимися отечественными режиссерами - от Андрея Гончарова до Адольфа Шапиро, от Бориса Львова-Анохина до Анатолия Васильева.

В своих тетрадях Людмила Полякова на протяжении многих лет описывала свою жизнь - от книг и путешествий до театра и отношений с коллегами. Нашему корреспонденту она рассказала, почему решила опубликовать свои дневники.

- Людмила Петровна, как родилась ваша книга?

- Я вела личные дневники с 1956 года - была очень одинока, и мне надо было с кем-то разговаривать. В конце концов такой способ разговора вылился в целую большую книгу. Я человек откровенный, так что книга написана очень честно.

- Но с восьмилетним перерывом, с чем он связан?

- Это связано с тем, что в моей жизни произошли кардинальные перемены. Я разошлась с первым мужем, это был скороспелый студенческий брак, и вышла замуж второй раз. И вдруг в моей жизни произошло настоящее чудо! Во втором замужестве у меня родился сын! И поскольку замужество оказалось удачное, рождение и воспитание ребенка тоже заняло массу времени, мне было, честно говоря, не до записей.

- А поменялся ли у вас взгляд спустя многие годы на какие-то вещи?

- Нет, не поменялся. За все, что испытала в жизни, за все благодарна. Ничего не хотела бы изменить.

- Многие зрители очень любят вас в телевизионном фильме "Хозяйка детского дома", вы сыграли там настолько пронзительно, что вашу героиню знают буквально все. Расскажите об этой роли.

- Роль мне досталась за два дня до съемок, какая-то актриса отказалась, и мне позвонили с предложением попробоваться. Честно говоря, когда прочитала сценарий, он мне не очень понравился. Там была какая-то растрепанная алкашка с подбитым глазом, невнятная, неинтересная. Но потом я решила поработать над образом и придумала ход - посвятила этот фильм своей маме. Над ее судьбой я часто плачу, особенно когда прихожу к ней на могилу. Боже мой, мне так жалко наших русских женщин, которые остались после войны без мужей, с маленькими детьми, с вечной борьбой за выживание, за кусок хлеба. И если вдуматься, то они за всю свою жизнь так ничего хорошего и не увидели. Конечно, и моя героиня хотела устроить свою жизнь, а здесь этот маленький ребенок мешается, и хочется и с возлюбленным остаться, и сына не потерять. И я придумала, что была потрясающая любовь, ради которой она пожертвовала своим дитем. Она полюбила мужчину и моталась за ним по каким-то стройкам, каким-то городам. Поэтому вынуждена была временно отдать ребенка в детский дом. Моя героиня надеялась, что вот-вот сейчас все наладится, устроится и она сможет забрать ребенка. Но, к своему сожалению, женщина не заметила, как прошла жизнь! И осталась она ни с чем, ни возлюбленного, ни ребенка, ни судьбы. Когда она нашла этот детский дом, было слишком поздно…

Прошло 30 лет с того момента, как сняли фильм, но ко мне до сих пор подходят люди и говорят добрые слова. Я так рада, что роль оказалась непроходной, и получилось сделать что-то хорошее, оставить у зрителей о себе добрую память.

- Людмила Петровна, как, на ваш взгляд, молодая актриса может сегодня получить столь же значимую роль?

- На этот вопрос сложно ответить, но могу рассказать потрясающую историю о том, как я получила роль в телевизионном фильме "Хозяйка гостиницы". Это была совместная советско-финская постановка, и естественно туда сразу назначили всех наших звезд, а мне дали роль служанки в доме молодой хозяйки. Когда узнала о предложении, то сразу начала фантазировать, сколько заработаю, куда потрачу (срочно нужны были босоножки). А в этот момент в театре Станиславского, где я служила, мы репетировали "Вассу Железнову". Главный режиссер Анатолий Васильев в сороковой раз проходил с нами сцену, и в сорок первый раз уже вымотанная актриса, моя партнерша, забыла снять крючок с двери. И я прямо на сцене со всего маху прикладываюсь лицом к этой двери. Лицо разбито вдрызг, а мне надо идти на пробы… Режиссер во время проб смотрит на меня так пронзительно и молчит. Я тоже стою, молчу, только про себя думаю: "До свидания, босоножки"… И вдруг он через переводчика говорит, чтобы мне дали прочесть сценарий полностью. Он увидел во мне главную героиню. Так что есть разные способы попасть на главную роль, один из них, например, разбить лицо… (Смеется.)

- С наступлением лета многие москвичи стремятся на свои дачи, а у вас есть куда поехать отдохнуть?

- Вы знаете, я продала дачу и навсегда закрыла для себя вопрос о трудовой терапии на природе. Объясню, почему. Вот еду на дачу и мечтаю: "Сейчас приеду, сяду в шезлонг, сделаю себе смородиновый чай, возьму любимую книгу…" Наивная. Все выходные, не разгибаясь, простите, кверху задницей. Траву покосить, сорняки прополоть, цветы полить. Смотрю на часы, время поджимает, отдохнуть так и не успела. Бегу на электричку обратно в Москву. Приезжаю через две недели, все заросло травой по пояс. Опять по новой. Я плюнула и продала дачу.

А потом мой сын женился и уехал в Испанию. Там мы купили квартиру. И так как у меня теперь в Испании недвижимость, то появилась возможность открыть шенгенскую визу и объездить весь мир. Это очень хорошо, когда можно вот так запросто поехать куда хочешь. А еще у меня родилась внучка и скоро родится внук. Так что можете меня поздравить, я во второй раз стану бабушкой.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ


Актриса снялась в 89 фильмах и телесериалах, среди которые такие, как

"Три сестры" (2017),

"Палач" (2014),

"Ревизор" (2013),

"Знахарка" (2012),

"Жена генерала" (2011),

"Казус Кукоцкого" (2005),

"Есенин" (2005),

"Бумер" (2003),

"Униженные и оскорбленные" (1990),

"Михайло Ломоносов" (1984),

"Хозяйка детского дома" (1983),

"Вас ожидает гражданка Никанорова" (1978),

"Восхождение" (1976),

"Фронт без флангов" (1974),

"Корона российской империи…" (1970).

Максим 13 июня 2019

Один из моих фильмов, снятых во Франции, называется “Мечеть Парижской Богоматери”. Он получил специальный приз жюри за лучшую режиссуру на XIII международном евразийском телефоруме. История в фильме происходит в 2048 году. Выходцы с Ближнего Востока захватили Париж, а французов вытеснили из столицы в подземелье, в заброшенное метро. Эта антиутопия только поначалу кажется нереальной, но, чем дальше мы живем, тем сюжет этой картины становится актуальнее.

- Александр Борисович, в Севастополе вы отсмотрели десятки фильмов о войне. На ваш взгляд, они не тяжелы для зрительского восприятия?

- Знаете, фильм фильму рознь. Есть кинематографисты, у которых вся их творческая энергия уходит исключительно на смакование страшных кадров, а есть режиссеры, умеющие делать правдивые и трогательные фильмы о войне, которые остаются в вашей душе навсегда.

- В рамках фестиваля прошел ведь и международный конгресс, посвященный сохранению памяти о Второй мировой войне. Поднимались самые разные темы, в том числе касающиеся фальсификации истории…

- Фальсификация истории - это очень важная тема. Самый известный пример - это реабилитация бандеровцев, которые воевали на стороне Гитлера. Но в сегодняшней Украине их почему-то считают героями. А кстати, соседняя Польша законодательно не признает сей факт. Также нынче наблюдается активная реабилитация военных преступников в прибалтийских странах. Потомки убийц, участвовавших в истреблении мирных жителей, пытаются переписать историю заново. Позволить им это ни в коем случае нельзя.

Еще мы столкнулись с таким явлением, как "документальная фальшивка". Что я имею в виду. Некоторые работники телевидения считают, что на теме войны можно “лихо прокатиться”, и начинают снимать картины, ничего общего с историей не имеющие, которые можно охарактеризовать не иначе как халтура. В этих "документальных картинах" перевраны главные события войны. Маршалу Жукову и генералиссимусу Сталину приписаны несуществующие высказывания. И вот иногда некоторые такие недобросовестные картины даже пытаются представить на фестиваль. Подобные ленты жюри, в котором я работал, категорически отвергало. Для нашей страны Великая Отечественная ­ это святое. Это миллионы погибших и трагедия почти в каждой семье.

В игровом кино тоже появляются картины о войне - какие­то пошлые комедии и прочий бред типа фильма "Гитлер капут".

- Вы полагаете, что на военную тему нужно снимать исключительно серьезные картины?

- Нет, почему, допустимо разнообразие. Есть талантливые фильмы о войне в разных жанрах. Например, трогательная лирическая картина по повести Булата Окуджавы “Будь здоров, школяр”, “Женя, Женечка и Катюша”. Есть прекрасная картина “В бой идут одни “старики” - кстати, опрос среди зрителей показал, что ее считают лучшей лентой о войне: очень тонкий фильм с авторской интонацией, с изумительными актерскими работами. И ведь в свое время, несмотря на все его достоинства, фильм выходил с большими трудностями, потому что в тогдашнем кинематографе существовали определенные стереотипы в показе военной темы.

Среди европейских фильмов мне хотелось бы отметить французскую комедию “Бабета идет на войну” с участием блистательной Брижит Бордо. О войне можно рассказывать с жанровым разнообразием, но это надо делать со вкусом и тактом.

- Раз уж заговорили о французском кино… Вы много лет жили во Франции, был ли у вас съемочный опыт в этой стране?

- Во Франции я снимал несколько картин, это были фильмы совместного производства России, США и других стран. В свое время французы финансировали даже русское кино, но сейчас делу мешают санкции, они распространяются не только на экономическую деятельность, но и на культурную сторону жизни.

- Вы преподаете в Московском государственном институте культуры. Не секрет, что конкуренция среди кинематографистов с каждым годом все сильнее. Как считаете, есть ли у выпускников института какие-то перспективы?

- Это хороший институт с давней историей, из его стен вышли известные российские режиссеры и не только российские. Вот недавно несколько моих студентов удачно защитились. Мой ученик из Киргизии сделал картину о великом писателе Чингизе Айтматове. Когда мы обсуждали тему его будущего дипломного проекта, я обратил его внимание на то, что в Киргизии есть уникальный человек, которого знает весь мир. Он послушал меня и сделал талантливую картину, и теперь она получает призы на фестивалях.

- В свое время вы сняли фильмы, собиравшие миллионную аудиторию. По капиталистическим меркам сейчас вы были бы очень богатым человеком. Не обидна такая разница в гонорарах?

- В советский период моим картинам присуждались высшие категории, а это были гонорары, простите, в 10 000 рублей! Сейчас ругают художественный совет, который в те времена решал судьбу картины, а ведь совет состоял из таких людей, как Сергей Бондарчук, Георгий Данелия, Владимир Меньшов. И уж если они давали советы, это были настоящие профессиональные рекомендации, к которым стоило прислушаться. И именно они присуждали нашим картинам высокие категории. Также вознаграждение зависело от количества копий, а у нас меньше трех тысяч копий не бывало. И на такие средства, не беспокоясь ни о чем, можно было безбедно жить несколько лет. А снимал я постоянно, вплоть до девяностых. Так что мне жаловаться на маленькие гонорары было бы грешно.

- Над чем работаете?

- У меня несколько проектов в разных областях. Я пишу новую книгу. Еще я являюсь главным редактором большого красивого журнала "Лавры кино". Кроме того, в соавторстве с известным адвокатом Александром Добровинским мы написали пьесу. На основе этих потрясающих историй планируем снять кино. Не буду раскрывать все карты, пусть пока многое останется тайной…



В искусстве очень важным элементом является удача и даже талантливым артистам не всегда везет. Вот, к примеру, Смоктуновский ждал своего часа много лет, а потом все сложилось, и мы называем его великим актером.