Апрель 2019 — Москва За Калужской заставой

Максим 24 апреля 2019

В Московском представительстве Французского института в России до конца апреля открыта выставка фотографий литовского актера Юозаса Будрайтиса. Называется она "Мой Париж". Представленные снимки сделаны в далеком 1979 году, когда Юозас Станиславас снимался в фильме Льва Кулиджанова "Карл Маркс. Молодые годы".

- Пан Юозас, почему такое название - "Мой Париж"?

- Мой Париж, потому что я его так увидел. Я по сути своей человек путешествующий, а иногда даже и слоняющийся (Смеется.) Где бы ни бывал, все время ношу с собой фотоаппарат. Когда снимался в фильме, то имел возможность в перерыве между съемками гулять по городу. Попадал в среду, где, не понимая ни одного слова по-французски кроме "мерси", мог уловить мгновения, которые меня волновали. Надо сказать, что Париж характерен своими магазинами, пассажами, витринами. Дух столицы Франции и парижская "пассажность" не могли оставить меня равнодушным. У меня много фотографий, на которых люди с увлечением рассматривают красивые витрины. Меня тогда привлекали их лица, и сейчас, спустя много лет, волнует, когда они смотрят на меня с фотографий.

- А что вас, кроме витрин, еще поразило?

- Поразила доброжелательность и беззаботность парижан. Я много "щелкал" их улыбающиеся лица, и никто не обижался. Французы в основном приветливые и позитивные люди. Таким я Париж и запомнил.

- А французская кухня вам пришлась по душе?

- Конечно, пришлась, но, к сожалению, мы тогда ничего не могли себе позволить. У советских актеров были мизерные суточные, а все вокруг стоило очень дорого. Я мог позволить себе только фотографировать (Смеется.)

- У вас не возникло желания остаться во Франции?

- Мне предлагали остаться в Париже. И тогда бы моя жизнь круто изменилась. Я очень люблю книгу американского писателя Эрнеста Хемингуэя о его жизни в Париже "Праздник, который всегда с тобой". Но с другой стороны, стать беженцем… Для меня это было бы душевно не приемлемо. Я мог бы остаться во Франции, как-то устроить там свою жизнь, но у каждого человека свои воззрения, которыми ему не приятно поступаться. Я сделал выбор: чтобы моя судьба складывалась в контексте судьбы моей страны.

- Почему вы не напишете автобиографическую книгу? Ведь у вас такая интересная творческая жизнь.

- Меня уговаривают садиться и писать, но мне кажется, что в этом есть некий нарциссизм. Зачем себя выпячивать, пиарить, для этого есть прекрасные советские фильмы, снятые талантливыми режиссерами. Садитесь и смотрите. Там вся моя биография.

- Многие зрительницы очень любят старый советский фильм "Опасный возраст", в котором вы сыграли человека с необычной профессией, суть которой - различать и классифицировать запахи. А у вас какие воспоминания об этой картине?

- Воспоминания самые приятные. Мы прекрасно сработались с Алисой Фрейндлих, и фильм действительно получился замечательный. И мне кажется, что он и сегодня актуальный. Почему-то многие зрительницы запомнили момент, где я на свидании дарил героине фильма в исполнении Жанны Болотовой букет из сухой полыни, мяты и дикой гвоздики. Соглашусь, что для советского человека не совсем обычный образ. А вообще, я и в жизни не люблю дарить традиционные цветы, типа роз или гвоздик. Люблю преподнести что-то оригинальное, то, чего женщина раньше не получала. И мне нравится видеть изумленные глаза.

- Пан Юозас, а почему вы сейчас так мало снимаетесь?

- В советское время чаще всего мне приходилось играть "великих молчальников", которые хорошо и красноречиво молчат на экране. Иногда давали такие роли, где вообще надо очень мало говорить, а однажды предложили сыграть роль директора зоопарка. Весь фильм персонаж разговаривает только с птицами. Мне это показалось чересчур, и я отказался. (Снова смеется.) Наверное, для меня ролей в современном кинематографе не осталось, у меня своеобразный типаж... Раньше приходилось играть в основном французов, англичан, американских миллионеров. На меня надевали элегантные костюмы, галстуки, шляпы, и мне казалось, что состоятельные иностранцы так и выглядят в жизни. А когда я начал путешествовать по Европе, то почему-то встречал миллионеров очень просто одетых, в потрепанных джинсах, майках, кроссовках. Пришло другое время, пришли другие герои. И с этим надо согласиться. Сейчас в основном занимаюсь выставками своих фоторабот. Много езжу, встречаюсь и общаюсь с людьми.

- Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

- Во-первых, хочу поблагодарить вас за внимание к моей скромной персоне. А во-вторых, наступает красивая весна, давайте радоваться и смотреть на все проблемы с оптимизмом.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 17 апреля 2019

Один из самых узнаваемых мастеров сцены и экрана Игорь Яцко рассказал нашему корреспонденту о театральном тоталитаризме, своей любви к метро и жизни по часам, а также о том, почему телевидению никогда не победить театральные подмостки.

- Игорь Владимирович, давайте начнем с самого интересного…

- Много такого… Недавно отметили день рождения театра ("Школы драматического искусства"), которому уже 32 года, сыграли по этому случаю "Женитьбу" Гоголя, которую поставил Александр Огарев - мой однокурсник и ученик Анатолия Васильева, педагог и режиссер нашего театра. А я у него сыграл Подколесина.

- Вы ведь тоже ставили Гоголя…

- Да, в театре идут мои "Игроки", в котором все мужские роли играют актрисы-женщины. И очень хорошо, между прочим, справляются, очень эффектно разыгрывают эту авантюру, такую, знаете, авантюристическую комедию…

- Недавно завершился очередной фестиваль Лаборатории Игоря Яцко...

- Уже шестой. Вообще, очень многие любят и ждут именно этот фестиваль. На сей раз было представлено девять работ. И моя "1001 ночь"…

- Сказки?

- Да. Но это… не просто сказки, а поиск стиля, фантазии, сценического решения вот этого замечательного сборника арабских сказок с чудесным текстом. Была использована уникальная живая музыка, которую исполняло трио под руководством мультиинструменталиста Антонио Грамши. Арабская, турецкая, персидская.

- Cпектакль прошел всего лишь один раз на фестивале?

- Я рассчитываю, что это будет не единственный показ, что мы будем выпускать его снова и снова. Так сказать, 1001-й спектакль по "1001-й ночи". Ну это такая мечта…

- Не вернетесь ли к Крылову, его 250-летний юбилей был, можно сказать, провален?..

- Да, я люблю басни Крылова, когда-то давно делал даже молодежный спектакль по его басням, но сейчас я ставил Ростана - "Сирано де Бержерак" - в Театре киноактера под руководством Никиты Михалкова. Потому что в этом году не только юбилей Крылова, но и 400-летие реального Сирано (он ведь, как вы, наверное, знаете, существовал на самом деле), а также 150-летие самого Ростана.

- Ну это все прошлое. А каким будет театр будущего?

- Я лично за разнообразие. Я всегда, еще в своей театральной юности, когда только начал заниматься театром, учиться, всегда тосковал из-за какого-то единообразия, которое передавалось такой прекрасной, но консервативной российской театральной школой. Вот от этого моя душа - юноши еще - очень тосковала. Мне казалось, что это неправильно - театр подбивать под какое-то единое правило, единую форму. Мне так и кажется, что театр в мощи своей, как какое-то древнее искусство, всегда должен быть молодым, современным, разнообразным, и это то, что сейчас и происходит. Мне как раз нравится, когда и правила меняются, и авторы меняются, что есть место классике и есть место современным поискам, каким-то совершенно поражающим воображение формам - пусть даже и "невозможным", которые возмущают, раздражают, но и восхищают одновременно. Театр - уникальное искусство. Оно не фиксируется на пленку, потому что атмосфера просто не может фиксироваться. То есть то, что мы ощущаем в зале, вот это сиюминутное присутствие, то, что называют "здесь и сейчас", - качество только театра. Театр - это всегда настоящее время, реальное действие, и оно происходит только в настоящем времени. Уникальный диалог со зрителем.

- И это при том, что человек может сесть у телевизора, а тут надо все же купить порой дорогой билет, собраться, доехать…

- Да. И не умирает театр! Потому что он и не должен умереть. Пока не умирает сама жизнь.

- Ну а свобода в театре…

- Должна быть. Когда начинается тоталитаризм в обществе, то начинают и чесать все под одну гребенку, говорить, что правильно, а что нет, что можно, а что нельзя, накладывать всякие запреты… Соответственно, возникает и сопротивление. И театр уходит в катакомбы, из которых то выныривает, то опять в них исчезает, то есть "развивается" в каком-то вечном анархизме. А должно быть, повторюсь, многообразие.

- Вы сейчас много заняты в театре?

- Сейчас моя жизнь почти полностью занята театром. В репертуаре у меня 12 названий в "Школе драматического искусства", театрах "Et Сetera", "Модерн"…

- Да где ж столько времени-то найти на все это?

- Я продумываю расписание, рассчитываю свои силы, живу по часам, по будильнику. Утреннее время для меня самое продуктивное для сочинения и для отдыха, роли учу в метро, я там очень хорошо концентрируюсь, лучше, чем в библиотеке или дома. Правда, все равно суток не хватает. Но я уже привык к тому, что это такая данность.

- Актерству можно научиться?

- Можно. А научить - нельзя.

- Чему же учит тогда "Школа драматического искусства"?

- Анатолий Васильев, который ее создал, имел в виду, что это не обучение, которое заканчивается, а программа, которая продолжается все время. И в разных формах.

- А многие считают, что талантливому человеку особенно и не надо учиться, ему и так уже все дано…

- Талант имеет очень большое значение для нашего дела. Но, наблюдая за людьми, занимаясь педагогикой, я вижу, что огромное значение имеют и труд, и натура человека. То есть соединение этих качеств. Я видел, как у одаренных студентов, не имеющих силы воли, не получалось. Но видел и тех, кто, казалось бы, не настолько одарен, на первый взгляд, но за счет постоянной работы над собой становился мощным актером и ведущим мастером театра.

Беседу вел Алекс ГРЕЙ

Максим 10 апреля 2019

В Центральном академическом театре Российской армии совсем недавно состоялась премьера спектакля "Осенняя история" по пьесе итальянского драматурга Альдо Николаи "Железный класс". В главной и единственной женской роли выступила народная артистка СССР несравненная Людмила Чурсина.

- Людмила Алексеевна, ваша героиня в "Осенней истории" совершенно не боится остаться одинокой, всеми покинутой и забытой - в отличие от двух героев-мужчин, которые страдают от того, что никому не нужны. А вы сами с ней согласны?

- Как актриса и женщина я ее оправдываю и борюсь за нее. И хотя она не боится одиночества, но тем не менее тянется к общению. Где-то она строга, где-то игрива, где-то нелепа. А вообще она правильно делает, что не обращает внимания на годы. Я считаю ее мудрой и достаточно опытной по жизни, ведь возраст - это не паспортные данные, возраст - это состояние души. Иногда мне бывает 29, а иногда 129 - все зависит от настроения, погоды, самочувствия. А вот что касается мужчин, то соглашусь, что они жутко боятся стареть и просто впадают в панику, когда начинают терять силу. На мой взгляд, к этому надо относиться легко и не бояться возраста.

- Но возраст ведь ограничивает во многих начинаниях. Вы не согласны?

- Вот тут вы не правы, потому что никогда не поздно начать жизнь сначала! Попытаться что-либо изменить не поздно в любом возрасте. Потому что человеческая жизнь такая хрупкая и короткая и такая, по сути, нервная, что человек может прожить и не понять до конца глубин своего сердца и души. Но если он это поймет, то, значит, Господь сделал ему подарок.

- Тема спектакля актуальна для любого времени. Безразличие собственных детей и внуков, прикрытое внешним благополучием - это знакомо многим.

- У меня есть давняя подруга, не хочу называть ее имени, она была когда-то очень известной женщиной. У нее есть двое взрослых детей, которые достаточно прочно стоят на ногах. Но вот, к сожалению, лекарства для матери привозят не дети, а посторонние люди, у них, видите ли, свои проблемы и дела. Но это же неправильно. Мать никому не нужна, хотя всю свою жизнь отдала детям. И то, что она получила взамен, - несправедливо. Очень много вокруг таких примеров одинокой старости и равнодушного отношения к пожилым людям. Разве не обидно? Ради чего мы тогда жили, если не нужны своим детям? Мне кажется, у каждого человека должна быть внутренняя потребность и совестливая благодарность к отцу и матери. Особенно важно, когда маленькие дети видят, как их родители заботятся о своих старых родителях. Но чаще всего от стареющих родителей избавляются. Соглашусь с вами, что проблема существует, поэтому спектакль "Осенняя история", поставленный режиссером Валентином Варецким, очень актуальный.

- Вы сказали, что, на ваш взгляд, женщины несколько сильнее и бесстрашнее мужчин, а у вас нет ощущения, что сейчас вообще сильный пол во многом уступил позиции слабому полу?

- Согласна, сегодня мужская половина уступает женской. Вокруг сплошные бизнес-леди, властные чиновницы, много дам, которые работают в силовых структурах, но, думается, женщины должны быть немножечко мудрее и понимать, что перекосы в этом смысле - плохо. Женственность, нежность, хрупкость еще никто не отменял. И тогда мужчины вернутся в эпоху романтики, начнут дарить женщинам цветы, слагать для них стихи.

- А вам нравится, когда дарят цветы?

- Вы знаете, я всегда больше любила дарить сама. Потому что, когда мы на сцене выходим на поклон и нам несут большие букеты, у меня в таких ситуациях иногда лопатки узлом завязываются… Либо всем преподносить, либо никому - когда стоишь в финале с разноцветной охапкой, а рядом у коллег нет ни одного цветочка, лично я испытываю страшную неловкость. Хотя живые цветы, конечно, очень люблю.

- И какие вам больше всего нравятся?

- Вообще очень люблю полевые ромашки и луговые васильки. Не люблю идеальных роз без запаха, без колючек, на мой взгляд, они какие-то искусственные. Обожаю красные маки, которые растут в колосящейся пшенице, они - как всполохи яркого огня. Мне нравится все естественное, все, что ближе и натуральнее к земле. Это что-то такое искреннее, родное…

- Людмила Алексеевна, позвольте сделать вам комплимент, вы тоже, словно красные маки, выглядите очень естественно и ярко. Как вам это удается?

- Мучная диета и никаких движений, побольше валяться перед телевизором и есть булочки. (Смеется.) Вы знаете, я никогда не истязала себя диетами, не ходила ни в какие спортзалы, на фитнесы или в бассейны. Это все, наверное, природа, генетика, может, своеобразие нервной системы. Мне кажется, чтобы выглядеть гармонично, надо благословлять каждый наступивший день и каждый прожитый день. И обязательно благодарить за все.

- Если можно так выразиться, вы благодарите судьбу за то, что стали актрисой? И кто из коллег является для вас примером?

- Судьбе, безусловно, благодарна. Хотя я не хотела быть актрисой, мечтала поступить в авиационный институт и строить самолеты. Все получилось как-то случайно… Я поехала поступать в театральный вместе с подругой за компанию и прошла огромный конкурс. Так моя жизнь навсегда оказалась связана с искусством. А что касается других актрис, то мне всегда очень нравилась Любовь Орлова. Эта женщина была прекрасным примером для всех. Она достойно себя несла, умела преодолевать недомогания и до последнего вздоха не поддавалась возрасту. Сила воли, мужество, называйте как хотите. Ведь с возрастом приходится многое преодолевать и многое надо делать через "не хочу" и "не могу". Поэтому очень важно для кого-то жить, кого-то любить и быть кому-то нужной.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 3 апреля 2019

Сегодня заслуженный артист России Владимир Конкин известен и как талантливый писатель. В своей седьмой книге "Письма женщин" писатель лауреат премии им. Антона Дельвига "За верность слову и Отечеству" Конкин демонстрирует разнообразие жанров: здесь и воспоминания, и литературная фантазия "Сломавшиеся часы", и собственно "Письма женщин из сундука матушки Клио"…

- Владимир Алексеевич, как вы считаете, сегодня важно читать хорошие книги?

- Хорошие книги читать очень важно. У меня, например, дома хранится огромная библиотека, без которой я не могу жить, я постоянно перечитываю классиков. Сегодня, к сожалению, великий и могучий русский язык постепенно уходит из нашей жизни, из нашего обихода. Я частенько езжу в метро и слышу, как разговаривает молодежь. Иногда просто ужасаюсь. Какой-то сленг и междометия. Мы теряем наш язык, а ведь это наша индивидуальность. Личный код принадлежности к нашей нации.

Я очень люблю Италию, но тем не менее, когда начинаешь говорить с итальянцем о великой итальянской литературе, для многих людей имена известных на весь мир писателей - пустой звук. Они не понимают, о чем я с ними говорю. Боюсь, как бы и с нашей молодежью не случилось подобного. Сначала забывается творчество писателей, затем утрачивается и сам язык. А у русского языка удивительная мелодика, богатство синонимов, увы, с каждым годом он становится беднее. А все потому, что мало читают книг.

- Ваши родители имели какое-то отношение к литературе?

- Мои родители всю жизнь читали и привили мне точно такую же любовь к книгам. В пять лет после скарлатины у меня было осложнение на сердце, мама увезла меня лечиться на дачу и там научила читать. До сих пор не могу остановиться, читаю очень много. Но еще я любил, когда родители читали вслух. У нас горела свеча, папа с мамой по очереди брали книгу и читали. Потом засыпали, и я до сих пор помню их улыбки. Понимаю, что родительская любовь меня подпитывает всю жизнь.

- Вашим родителям понравилось, как вы сыграли Павла Корчагина? Как они отнеслись к вашему дебюту?

- Понравилось. Особенно когда в последних сериях я сыграл больного Корчагина. Маму очень растрогал этот эпизод, помню, когда приехал ее навестить, она заплакала и сказала: "Спасибо, сынок". Кстати, когда снимался в этом фильме, мне уже был 21 год, я был женат и у меня родились сыновья-близнецы.

- Насколько вам было сложно войти в образ?

- Я никогда не был маменькиным сыночком, не боялся трудностей, рано начал жить самостоятельно. Но моя семья всегда была настолько воспитана и интеллигентна, что родители никогда не позволяли при мне выяснять какие-либо отношения. Избегали повышать при мне голос, скандалить. И когда я появился на съемочной площадке, то режиссер Мищенко начал в буквальном смысле слова меня третировать, это называлось "снимать с меня интеллигентную кожицу". Он орал на меня, бросал в меня мегафоном. Мог запустить стулом. Я плакал от отчаяния, не понимая, чего от меня хотят. На меня не орали в детстве, меня не унижали, и я терялся от такого обращения. Но прошли годы, и я благодарен режиссеру за все. Только сейчас понял, что ему был нужен тот внутренний нерв, тот глаз, наполненный смыслом, который сделал из моего героя самую настоящую икону. Огромное количество писем приходило на студию от читателей, настолько это их затронуло и взволновало. Вы попробуйте сегодня сделать такой фильм, чтобы после его просмотра молодежь поехала строить БАМ.

- Сегодня нужен Корчагин?

- Я полагаю, что он необходим! В последние годы только и слышно: "У нас нет идеологии". Это неправда. Идеология - это не перст указующий, это тонкая умная работа с людьми, и сегодня, увы, существует идеология разрушения и деградации. Включите любой канал, и вы увидите, как "одебиливается" зритель. Как средства массовой информации манипулируют людьми, а в интернете вообще полный разврат. Поэтому образ Корчагина в те времена был актуален, а сегодня он просто необходим. Пусть молодежь строит свою "узкоколейку", по которой поедет современная страна. Только главное, чтобы эта дорога не привела в тупик…

- Чем сегодня помимо писательства заполнена ваша жизнь?

- Вся моя жизнь заполнена общением со зрителями. Я пятьдесят лет занимаюсь кино и театром, гастролирую со спектаклями. Изъездил почти весь мир, много раз бывал в США, устраивал творческие встречи. Иногда показывал фрагменты из фильма "Как закалялась сталь". И, к своему удивлению, видел, что для многих иностранцев это становилось настоящим откровением. Задавали вопросы, например: "Неужели такие люди с таким внутренним стержнем существовали в России. И куда они исчезли?" Одно могу сказать: таких людей, как Корчагин, не встретишь на улице, но это правильные люди.

- А какими, на ваш взгляд, должны быть женщины?

- Моя супруга, с которой мы прожили вместе сорок лет (к сожалению, она ушла из жизни девять лет назад), всегда отличалась необычайной скромностью. Она была дочерью моей классной руководительницы, а мой папа был председателем родительского комитета, и наши родители постоянно обсуждали, как проводить школьные вечера и мероприятия. И вот однажды во время такого обсуждения я увидел маленькую, симпатичную девочку. Она принесла нам чай и вежливо удалилась. Я был просто поражен ее воспитанностью. Потом позже начал за ней ухаживать и понял, что ее скромность, сдержанность были не ханжеством, а самым настоящим даром! Супруга моя за всю жизнь лишнего слова никогда не сказала, она занималась детьми, семьей, была тихой и терпеливой женой, но в этом заключалась ее потрясающая мудрость. Такой женщины я больше никогда не встречал.

Поэтому мне хочется пожелать современным женщинам скромности и чистоты. Чтобы наши девушки сияли изнутри, поражая мужчин своей душевностью и теплотой. Скажу вам по секрету: мужчины эти качества боготворят!


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ