Апрель 2018 — Москва За Калужской заставой

Максим 26 апреля 2018


Гость нашей рубрики - один из самых заметных современных российских поэтов Владимир Пучков. В 2017 году вышли сразу две книги его избранных стихотворений - "Небесная флейта, или С небом сотовая связь" и "Косточка мира". За них поэт был удостоен Гран-при престижного Открытого литературного конкурса имени Юрия Рытхэу.

- Владимир Павлович, расскажите, пожалуйста, как вам удалось "дойти" до Чукотки? Все-таки 6000 километров от Москвы…

- Для меня было большой честью участвовать в литературном конкурсе имени такого мастера слова, как Юрий Рытхэу. Помню, с каким восторгом читал еще в советские времена его книгу "Белые снега". И вот осенью прошлого года, после выхода в свет моих книг, замечательный чукотский поэт и писатель, мой друг Андрей Носков, с которым я познакомился благодаря интернету, пригласил меня к участию в конкурсе. Нужно сказать, что это конкурс с солидной историей - он проводится вот уже 20 лет. И я очень рад, что мои стихи оценило жюри на далекой Чукотке. Мне даже прислали статуэтку из моржового клыка! Я бы мечтал побывать в тех краях. Правда, на Чукотке очень холодно. Даже сейчас идет снег.

- Кстати, о снеге и холоде - зимние слова в ваших стихах встречаются очень часто. Открываем книгу наугад и видим: "Окраина, куда бредут снега, // И провисает ночь, как парусина… " С чем это связано? Вы, как и Пушкин, любите зиму?

- Наоборот, я очень не люблю холодное время года. Но красоту, своеобразную гармонию холода признаю. Ощущение холода заставляет людей жить более ярко и откровенно. Получается парадокс: холод, по сути, нас согревает!

- Звучит как научная гипотеза! Вы ученым никогда не хотели стать?

- Вы угадали! Я мечтал стать ученым и изобретателем. Зачитывался Жюлем Верном, Иваном Ефремовым, всевозможными энциклопедиями - у родителей дома во Владимире была огромная библиотека. Я беспрерывно что-то мастерил - хотел создать вечный двигатель. Чертежи изобретений отсылал в журнал "Юный техник". Меня хвалили… А одну мою придумку даже воплотили в жизнь: люди постарше, те, кто пользовался водоразборными колонками, наверняка помнят - вешаешь на ручку колонки ведро и под его тяжестью в него начинает течь вода. Этот механизм я придумал. Правда, никто об этом не догадывается.

- А как вы стали поэтом?

- В детстве я писал прозу. Стихи считал делом несерьезным, немужским. Сочинял приключенческие романы! Исписывал горы бумаги. Но, когда мне исполнилось 12 лет, моя старшая сестра Вера увлеклась стихами. Вообще, у нас была творческая семья - отец играл на многих музыкальных инструментах, они с мамой были очень образованными людьми. И вот я смотрел-смотрел, как сестра мучилась в поисках рифмы. Сел и за день написал 20 стихотворений. Сестра так расстроилась, что перестала писать стихи. А я уже не мог остановиться, так с тех пор и пишу.

- Поэтам нужны специальные условия, чтобы родились стихи? Уединение, тишина, комфорт. Так?

- Бывает по-разному! Например, после армии, еще до литинститута, я работал на конвейере Владимирского тракторного завода. В кармане всегда были блокнот и ручка. В перерыве можно было отвлечься от горячих моторов, которые ползли на тебя бесконечной чередой, и я старался записать стихи, которые рождались во время монотонной работы. Так в 23 года в сборочном цехе я написал свой первый венок сонетов. Сонеты - наверное, самая трудная форма в стихосложении.

- Вы окончили с отличием литературный институт в Москве, "работаете" поэтом уже больше полувека. Как вы считаете, можно ли выучиться на поэта? Или это дар свыше?

- Безусловно, это дар свыше. Но технике стихосложения нужно учиться очень долго. Это как в фигурном катании: чтобы создать чемпионскую программу, сначала нужно безупречно освоить технику катания, исполнение элементов. Я учусь поэтическим "ритбергерам" и "лутцам" всю жизнь, постоянно читаю других поэтов, и молодых тоже. Среди молодежи сейчас много талантливых авторов. Главное - что они свободны и могут писать все что хотят, для них нет запретных тем. Когда мне было 20 лет, меня никто не печатал, потому что в своих стихах я писал о природе, а не прославлял КПСС. Помню, мне так и сказали: пиши в стол, все равно печатать не будем. Мои первые книги вышли с большим опозданием - уже после распада Советского Союза.

- Кто ваши учителя в поэзии?

- Пушкин, Тютчев, Блок, Бунин, Пастернак… Но больше всего, наверное, Мандельштам. Я очень хотел написать диссертацию о его творчестве, но не сложилось - нужно было зарабатывать на жизнь.

- Вы творите в редком сегодня формате - восьмистишии. За свою философскую лирику удостоились многих наград, в том числе и Гран-при международной премии имени Тютчева. Ваши фирменные, классические стихи - всего две строфы, но по силе и насыщенности они не уступят иной поэме. Как вам удается такая концентрация мысли, в чем секрет?

- Смысл поэзии, сверхзадача поэта - сказать то самое важное, что еще никто до тебя не сказал. А во сколько строк ты уложишься - это уже как Бог даст. Поэзия - это умение видеть тайну жизни, совершать поэтическое открытие. Поэтому каждое новое удачное стихотворение, новая метафора - это открытие, которое по важности, я считаю, сродни открытиям научным.

- Вот мы с вами и пришли к вашей мечте - стать ученым. Все сходится!

- Да! И работа ученого, и работа поэта - они близки, потому что это - творчество. А оно невозможно без вспышек, без озарений. Так одержимо и жадно работал, например, в Москве великий физик Столетов - мы все знаем явление фотоэффекта, которое его прославило. Недавно я писал сценарий фильма о Столетове для просветительского проекта о гениях земли Владимирской. Кстати, памятник Столетову, уроженцу моего родного города, установлен у физического факультета МГУ. Вообще, Воробьевы горы - одно из моих любимых мест в Москве. Там, на холмах, такой простор, такой удивительный вид на город открывается. В 1827 году, 190 лет назад, туда пришли молодые Герцен и Огарев. Они поклялись друг другу хранить верность своим юношеским идеалам. Я, когда учился в литературном институте, тоже побывал на том месте. И тоже дал себе одно обещание.

- Сейчас, в век соцсетей, стихи пишут практически все. Как вы к этому относитесь? Такой бум - это хорошо или плохо?

- Это прекрасно! Чем больше людей увлекается поэзией, тем выше уровень культуры общества. В Древней Греции, например, всех учили музыке и танцам. Я часто провожу в библиотеках поэтические вечера, рассказываю о своих любимых поэтах. Это такое путешествие в литературу, свободное общение: мы читаем стихи, каждый может высказаться, представить свои произведения. Надеюсь, осенью я снова начну вести такие вечера. А пока хочу издать электронную книгу стихотворений, в дополнение к "бумажным". Нужно шагать в ногу со временем!

Беседу вела Катерина БРАТИСЛАВСКАЯ

Максим 19 апреля 2018

Заслуженный артист России Валерий Сюткин - певец, музыкант, автор песен. В его репертуаре хиты "Московский бит", "7000 над землей", "Стиляги из Москвы", "Как жаль", "Дорога в облака", "Москва-Нева", "Я то, что надо…", "Добрый вечер, Москва" и другие. В 2018 году Валерий Сюткин представляет столицу на официальном портале болельщиков чемпионата мира по футболу. А еще в этом году он отмечает свой юбилей.

- Валерий, позвольте сделать вам комплимент, вы совершенно не смотритесь на 60 лет. Дайте, пожалуйста, совет, как хорошо выглядеть и быть таким бодрым, оптимистичным.

- Во-первых, всегда будьте заняты. Пока вы заняты, к вам никогда ничего не прилипнет, никакие болячки, хворобы, депрессии. Вот я, например, когда занят, на меня никакие вирусы не действуют. Еще одно обязательное условие, чтобы ваша работа вам нравилась. Нравится сочинять мелодии, сочиняйте, нравится заниматься журналистикой, занимайтесь, только делайте это от всей души. Когда вы занимаетесь любимым делом, вы увлечены и не замечаете, как летят годы, как прибавляются цифры к вашему возрасту. Главное - быть сконцентрированным на своем деле.

С возрастом весь характер виден на лице, и мы имеем то лицо, которое заслуживаем. Поэтому никогда не раздражайтесь, не завидуйте. Как можно больше позитива в жизни и… не принимайте близко к сердцу то, что не нужно принимать. А вот если не соблюдать эти рекомендации, то никакая пластика не сделает вам "молодое лицо".

- Как все-таки можно жить и не ощущать, что время летит?

- Чем старше становишься, тем время летит быстрее, в детстве оно тянулось медленно, а потом - да, понеслось. Не скрою, что и я это чувствую, особенно когда стукнуло пятьдесят, время просто помчалось галопом. Но мне кажется, надо благодарно принимать все периоды жизни и не забивать себе этим голову. А самое важное - не занимайтесь самокопанием. Не у всех, конечно, получается, но стоит постараться. И опять повторюсь, главное - любимая профессия.

- Ваши родители были не против того, чтобы вы связали свою жизнь с музыкой?

- Поначалу были против. Но когда папа и мама развелись, мне было 14 лет, папа потерял на меня всякое влияние, и я полностью смог отдаться своему увлечению. С 14 лет начал играть музыку на танцах в клубе недалеко от нашего дома на Покровском бульваре. Все мое поколение под влиянием Beatles играло рок-н-ролл, а я двигался к тому, чтобы играть не просто музыку, а именно свою, поэтому мне пришлось потратить на эту цель довольно много лет. А что касается отца, когда я сам стал папой, мне захотелось возобновить с ним отношения - понял, что не имею права его судить.

- Как вы думаете, почему у нас так мало ярких звезд?

- Потому что музыкальная поп-индустрия не особенно заинтересована в создании ярких и неординарных личностей. Время очень сильно скорректировало шоу-бизнес и, к сожалению, не в лучшую сторону. Раньше назвать человека и альбом продуктом, это звучало как-то иронично и насмешливо, а сегодня что ни сделаешь, все "продукт". И все живут в ожидании дивидендов от продукта, а не наслаждаются творчеством. Сейчас такая система координат. Как в песне Вячеслава Бутусова: "Сегодня я бегу туда, а ты бежишь сюда, раньше у нас было время, а сейчас есть дела…"

- Ваша сольная карьера началась с песни "Семь тысяч над землей", почему именно эта цифра? И было ли предчувствие, что песня обретет такую популярность?

- Когда я еще трудился в группе "Браво", у меня вдруг появилось желание написать что-то про небо. Конечно, те, кто служит или служил в авиации, скажут что в тексте есть некоторые неточности, самолеты летают на высоте девять, десять тысяч метров над землей, но никак не семь. Но мне очень понравилась эта магическая цифра, я не стремился соблюдать технические условности и оставил все как есть... Пусть простят меня пилоты, просто захотелось подняться над суетой. Но я не предполагал, что песня станет такой популярной. Однажды улетел в отпуск к своим друзьям на Сейшелы, и когда вернулся в Москву, то, как обычно, в Шереметьеве взял такси до дома. Еду в машине и вдруг слышу свою песню. Потом таксист переключает на другую волну, потом на третью, и везде крутят мои "Семь тысяч над землей" - за поездку песня прозвучала шесть раз на разных каналах. Тогда, в 1990-е, она стала лучшей песней года. И это было очень приятно.

- В этом году вы представляете Москву на предстоящем чемпионате мира по футболу. Вы активный болельщик?

- Разумеется, а как можно не болеть за наших спортсменов? Когда-то и сам играл неплохо и сейчас, если есть возможность, с удовольствием выхожу на футбольное поле. Я уверен, что мы проведем чемпионат мира по футболу на самом высоком уровне, потому что мы умеем это делать, мы это показали всему миру на примере Олимпийских игр в Сочи. Можно вообразить, сколько приедет болельщиков в Москву и как преобразится столица.

- В вашем репертуаре много песен о Москве.

- Я очень люблю свой город, его старые улочки, исторические бульвары. Родился и по сей день живу на Чистых прудах, так что я - парень с Покровки. Действительно, о Москве у меня много песен: "Московский бит", "Стиляги из Москвы", "Москва-Нева", "Добрый вечер, Москва". И я на этом, наверное, не остановлюсь…

- В некоторых интервью вы вспоминаете, как работали с легендарным певцом Томом Джонсом. Остались сильные впечатления?

- С Томом Джонсом мы работали на одном вечере, где вместе пели "Happy Birthday". Я за него спел, и он меня обнимал и благодарил, что я освободил его от этой дополнительной нагрузки. Еще фотограф снимал, как мы с ним поем на сцене, на одной из фотографий Джонсон меня обнимает и целует. И когда во время игры в бильярд я показал это фото Андрюше Макаревичу, тот был поражен. "Что ты ему сделал?" - прозвучал вопрос. Да уж, воспоминаний у меня много.

- А не возникало желание сесть и написать большую автобиографическую книгу? Поделиться интересными воспоминаниями со своими поклонниками?

- Пока есть энергия и силы, буду работать в жанре "онлайн", а вот когда нужно будет посидеть дома, тогда возьмусь за перо и напишу книгу. Накопилось забавных историй предостаточно. Поделюсь обязательно.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Фото из архива Валерия Сюткина

Максим 11 апреля 2018

Народная артистка Светлана Немоляева, которая много лет хранит верность Московскому академическому театру имени Вл. Маяковского, поведала нашему корреспонденту о том, как возник этот творческий союз. И о том, как он подарил ей семейное счастье…

- Светлана Владимировна, у вас с мужем актером Александром Лазаревым была счастливая творческая жизнь?

- Мы с мужем пришли работать в театр в один день. Нас пригласил режиссер Охлопков. После смерти Охлопкова на смену пришел режиссер Гончаров. И если можно так выразиться, я превратилась у него в "мальчика для битья". Мне было с ним сложно, он почему-то любил обижать и попадал в самую сердцевину, и это было очень обидно. В глубине души Гончаров был хорошим психологом и бил по самым болевым точкам, на самом деле доставалось от него всем, в том числе и моему мужу. Наступил момент, когда начали распределять роли, меня не было ни в одном спектакле. Было жутко страшно, я долго плакала у себя дома на кухне. Но потом меня начали выпускать в третьем составе, во втором, а затем я уже вышла в первом. Нужно было просто набраться терпения… Поэтому, несмотря на все страдания и перипетии творческого пути, мне и моему мужу никогда не хотелось уйти из театра. Слишком все до боли знакомое и родное.

- А когда наступил переломный момент?

- Ну если можно так выразиться, перелом произошел после того как я сыграла в фильме у Эльдара Рязанова "Служебный роман". Я очень благодарна Эльдару Александровичу за то, что он открыл меня для миллионов зрителей. Между прочим, до этого я пробовалась на фильм "Ирония судьбы", но меня не утвердили. А вот на роль Оли Рыжовой в "Служебном романе" Рязанов взял меня без проб. Потом были "Гараж", "О бедном гусаре замолвите слово", "Небеса обетованные".

- С Рязановым вам работалось легко?

- После репетиций с Гончаровым я приезжала на съемку к Эльдару Александровичу как на праздник. Когда что-то не получалось и ему не нравилось, он подходил ко мне, отводил меня в сторону и говорил: "Света, сейчас ты будешь отдавать Басилашвили письма и пойми, пожалуйста, что здесь не театр. Не надо кричать, играть лицом. Просто тихо скажи: "Отдай мне эти письма. Я никогда больше тебе писать не буду". И вся эта тоска по утраченной юности в фильме игралась очень деликатно, без надрыва. Я получала огромное удовольствием от работы с Эльдаром Александровичем, и после стресса в своем театре это были просто именины сердца и настоящее счастье.

- Сейчас в театре у вас много ролей? Как вам работается с главным режиссером Миндаугасом Карбаускасом?

- Несмотря на то что Миндаугас Карбаускас современный режиссер, он очень любит русскую классику. Островский, Гоголь, пьеса о Толстом. Он ставит серьезные произведения и очень трогательно относится к русской литературе. Я совершенно не переношу, когда режиссеры искажают классику. Не открывают автора, а показывают публике себя. Вот это мне не нравится. А Миндаугасу я очень обязана. Когда Саша ушел из жизни, для меня многие вещи лишились смысла, а он сразу дал мне роли и спас меня, целиком и полностью погрузив в работу. Я играю в спектаклях Островского "Бешеные деньги", "Таланты и поклонники", Гоголя "Женитьба" и "Мертвые души" и еще много где.

- А с молодыми актерами как работается? Вы их понимаете?

- Когда дело касается театра, образа, характера роли, то мы с ними на одной волне. Я просто не понимаю, о чем они сейчас разговаривают, новое ощущение жизни, свой лексикон, обороты речи, вот в этом я не присутствую. А когда они начинают играть на сцене, то со времен Островского ничего не изменилось в жизни: как были любовь, злоба, ревность, отчаяние - тысячи лет назад, они и сегодня присутствуют в современном поколении. Мы играем "Бешеные деньги", и меня поражает как зрительный зал откликается - словно написано про сегодняшний день, а ведь написано целых двести лет назад. Реакция в зрительном зале очень живая, язык несколько иной, чем сейчас, но все понятно, поэтому мы идем с молодыми вровень. Правда, они все обидчивые, когда им что-то советуешь, немного обижаются, хотя целом относятся с благодарностью к советам. Подходят и спрашивают: "Как я сегодня играл?". Если хорошо, то я говорю, что хорошо, а если не очень, то говорю осторожно, с опаской. Вспоминаю, как меня обижали, и стараюсь никого не задеть. Все актеры ранимы.

- Какая вы вне работы? Наверное, когда к вам приходят гости, удивляете всех своим фирменным угощением? Какое из них самое любимое?

- Если честно, кулинария - это не моя стихия. Готовлю неплохо, но так как готовила моя бабушка… Не сравнить ни с чем. Она частенько говорила мне: "Светочка, мне жалко твоего будущего мужа, потому что ты совсем не умеешь готовить". Она была потрясающей кулинаркой и пекла фантастические блины. Еще в дореволюционной России она познакомилась с талантливым поваром и ходила к нему учиться, научилась готовить так, что до сих пор забыть невозможно. Но все-таки парочку фирменных блюд я у нее переняла. Это прежде всего салат оливье (бабушка научила меня добавлять в него осетрину), и еще я пеку блины по ее рецепту, тоже пальчики оближешь.

- А что вам больше всего запомнилось из иностранной кухни, когда вы ездили на гастроли?

- Вы знаете, если разобраться, то мне больше нравится эстетика сервировки стола, нежели вкусовое ощущение от блюда. Однажды во время гастролей в Риге мы с моим тогда еще будущим мужем Сашей остановились в прекрасной гостинице "Рига", и там был чудный буфет. Мы заказали кофе. Нам принесли ароматный кофе и сливки в маленьких молочниках. А еще были бесподобно вкусные песочные пирожные в вазочке. И меня это привело в такой восторг, что дома в Москве я тоже стала так подавать кофе и наливать сливки в молочник. Поэтому, когда мы собираем гостей, я очень люблю красиво сервировать стол, чтобы все присутствующие получали удовольствие не только от блюд, но и от эстетической красоты застолья. Кстати, тогда на гастролях в Риге у нас с Сашей начался роман, который продлился более пятидесяти лет…

- Светлана Владимировна, если прислушаться к себе, на сколько лет вы себя ощущаете?

- По поводу своего возраста я никогда не страдала. Может, потому, что у меня всегда получался естественный переход от ролей девочек, девушек к пожилым мамам и бабушкам, все естественно, без драмы. И сейчас у меня много ролей в театре, много работы в кино. Я не зацикливаюсь на своих годах и совсем их не ощущаю. Бывает, прицепится какая-нибудь хворь, но переживать, страдать по этому поводу? Нет, я стараюсь не обращать на это внимание и мчусь дальше, я вообще очень легкая на подъем.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 4 апреля 2018

Заслуженный артист России Александр Павлов снялся более чем в тридцати кинолентах и сериалах, во многих фильмах-спектаклях. И вот уже полвека он служит в Государственном академическом театре им. Евгения Вахтангова…


- Александр Павлович, в прошлом году в арт-кафе Вахтанговского театра состоялась премьера вашего концерта "Русский романс" - он неизменно проходит с аншлагом. А как родилась идея создать такую необычную программу?

- В ней нет ничего необычного. Я люблю русскую поэзию и захотел этим поделиться с другими.

Русская литература и поэзия богата великими именами. Это были люди высокой культуры и гражданской позиции. Их мысли и чувства невероятно глубоки, искренни и, как мне думается, вечны. Стараюсь напомнить, какая огромная поэтическая культура прошлого сейчас незаслуженно забыта.

Для себя я недавно открыл поэзию Николая Гумилева и увлекся его прекрасными стихами. Очень хочу сделать программу по произведениям этого великого поэта. И хотелось бы, чтобы после моего выступления у зрителя возникло желание, придя домой, взять в руки томик Пушкина, Есенина, Пастернака, поэтов Серебрянного века.

- В зале всегда такая тишина, зрители слушают с огромным вниманием, русский романс завораживает. Но вы ведь невероятно выкладываетесь на таких концертах…


- Если нравится то, что делаешь, то непременно происходит взаимный обмен энергией со зрителями. Иногда зал заряжает так, что совершенно не чувствуешь усталости.


- Подобные программы транслировать бы по телевидению…

- Не понимаю, почему у нас в телепрограммах постоянно разбирают какие-то скандалы, разводы. Не надо читать скучных назиданий, нужно воспитывать ярким примером. Находить людей с интересной судьбой: ученых, военных, врачей, у нас же есть в стране потрясающие личности! Но, к сожалению, в погоне за рейтингами - дрязги и всякая грязь. Неужели рейтинги упали бы, если рассказывать историю жизни поэтов, писателей, людей, которые служили и служат России? Попытаться заставить зрителя задуматься над жизнью, а не уходить от нее в какие-то непонятные иллюзии.


- У вас в Театре им. Вахтангова много молодежи? И какая она, на ваш взгляд, современная театральная молодежь?

- Да, у нас в театре много молодежи. В театре существует студия, где молодые студийцы и режиссеры пробуют себя, и потом молодежные спектакли идут на новой сцене. Например, "В Париже" по произведениям Бунина или спектакль "Фрекен Жули". А молодежь всегда, во все времена разная. В нашем коллективе очень много талантливых молодых людей.

- Театр часто гастролирует?

- Спектакли в постановке Римаса Туминаса "Дядя Ваня", "Евгений Онегин", "Улыбнись нам, Господи!" увидели огромное количество зрителей по всему миру. Во Франции, Великобритании, Германии, США и многих других странах с восторгом принимали наши спектакли.

Огромное впечатление произвели на меня недавние гастроли в Китае со спектаклем "Маскарад", который прошел там тоже с огромным успехом. Пекин поразил своим масштабом и удивительным разнообразием архитектуры. Театр, в котором проходили наши гастроли, удивил и по-настоящему восхитил масштабом, необычной архитектурой самого здания, где существуют пять сцен, независимых друг от друга и вмещающих одновременно более десяти тысяч зрителей. И очень радует интерес китайцев к нашей культуре.

- Какие премьеры ждут нас в 2018 году?

- Ближайшая - работа молодого режиссер Александра Коручекова, который репетирует пьесу Н.А. Островского "Горячее сердце".


- А как все-таки вам работается с главным режиссером театра Римасом Туминасом?


- Не секрет, что Римас Владимирович очень интересный режиссер. Он обладает совершенно уникальным талантом. У Туминаса свой необыкновенный сценический язык, своя эстетика современного театра. И в этом, как мне кажется, и есть успех Вахтанговского театра. Внимание режиссера к русской классике и воплощение ее на сцене настолько интересны и глубоки, что они вызывают неподдельный интерес не только в России, но и за рубежом.


- Вы считаете себя счастливым человеком?

- Безусловно. Я благодарен судьбе за уникальный шанс, который она мне подарила. Во многом судьба зависит от человека, от его упорства, от характера, от людей, которые его окружают. Но иногда она зависит от случая. Бывает уникальный талантливый человек, а не смог проявить себя. Не представился случай... Надо честно признать, не всем в этой жизни везет. А мне жизнь подарила прекрасную профессию, и благодаря этому знакомство с интересными и талантливыми людьми. Я много лет дружил с семьей великой грузинской актрисы Верико Анджапаридзе. С ее дочерью Софико Чиаурели и ее мужем замечательным актером и знаменитым футбольным комментатором Котэ Махарадзе. Семья Верико - это огромный кладезь культуры, любви, мудрости. Ее 80-летний юбилей вся Грузия отмечала четыре дня как национальный праздник. И я горжусь тем, что был на этом празднике.

Мне повезло познакомиться с Георгием Степановичем Жженовым. Мы пробовались в фильм Егора Щукина "Торпедоносцы". Я, тогда студент первого курса театрального училища, был покорен личностью неизвестного мне человека. В дальнейшем узнав его, как актера театра и кино, был восхищен его актерским талантом. И так сложилась судьба, что мы вместе снялись в фильме "Экипаж". Однажды по глупости я спросил, за что ему дали такой большой срок. Он мне ответил: "Когда дают 19 лет, не спрашивают, за что"… Прочитав книгу Георгия Степановича "Саночки", был поражен силой его характера и тем, сколько ему пришлось пережить. И ведь эти испытания не сломили и не озлобили Жженова. Он смог остаться творческим, талантливым, удивительно искренним, интересным актером, полюбившимся миллионам зрителей.

Счастлив, что жизнь подарила мне встречи с такими людьми, как Николай Крючков, Михаил Пуговкин, Ефим Копелян, Лев Кулиджанов, Элем Климов, Николай Плотников, Николай Гриценко, Борис Штоколов, и многими другими, оказавшими на меня огромное влияние

И сколько мне отпущено Богом, все принимаю с благодарностью. Стараюсь делать достойно свое дело и радоваться каждому дню.

- Александр Павлович, что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

- Здоровья и хорошего настроения! Чтобы хотелось, для кого-то жить! Востребованности в профессии, и чтобы труд приносил радость и удовольствие!

Недавно ехал в метро и, поднимаясь на эскалаторе, обратил внимание на мрачные, унылые, скучные лица движущихся навстречу мне людей. Так и захотелось громко сказать: "Москвичи, улыбнитесь!"


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Фото Виктора АНТОНОВА