Октябрь 2017 — Москва За Калужской заставой

Максим 25 октября 2017

Один из самых узнаваемых и востребованных артистов отечественного телеэкрана и звезда многих популярных сериалов больше всего любит проводить время отнюдь не на съемочной площадке или в декорациях кинопавильона, а на пленэре. О своей любви к природе, а также и о многом другом Виталий Кудрявцев рассказал нашей газете.

Отдельно на плашке

Виталий Кудрявцев помимо театрального образования имеет еще и юридическое, говорит на нескольких языках. Недавно отметил свое 40-летие. Родился в Москве и всю жизнь живет в столице. Воспитывает сына. Когда-то активно занимался легкой атлетикой.

- Виталий, выходит, у вас еще остается время для поездок за город?

- Да, слава Богу! Иначе просто нельзя, ибо в бешеном - совершенно безумном - ритме московской жизни постоянно хочется как-то отвлечься, сменить обстановку, что называется, убежать от этих невозможных скоростей и перегрузок. Хочется собраться с мыслями, наконец, просто побыть на свежем воздухе, на природе. Эта немыслимая нескончаемо-бесконечная столичная какофония, непрекращающийся людской гомон... Но едва вы выехали за город, и ваша психика уже в порядке, она пришла в норму... Так что я всем рекомендую периодически - и желательно почаще - оказываться наедине с природой, где ты быстро восстанавливаешься, перестает болеть голова, исчезают усталость и перегрузка, словно их и не было, наступает долгожданная перезагрузка.

- И какое место ваше любимое?

- То, где мои родители, мой сын, мои родные и близкие, то есть мой дом. Место, где чувствуешь себя совершенно свободным. Никаких деланных приличий, ненужного и излишнего пиитета, никакой формы. Но я люблю и путешествовать, очень много езжу, красивых и интересных мест на земле много!

- Сниматься вы тоже любите не на шутку. За неполных 20 лет в кино - без малого 100 картин…

- Да, мне повезло, ведь для артиста самое главное - быть востребованным, получать роли. Мы все время находимся в ожидании, всегда должны быть готовы. Как говорится, здесь и сейчас.

- Ваши самые любимые роли и фильмы?

- Их несколько. Это "Чужие дети" и "Шесть соток счастья" Юрия Лейзерова, а также "Полное превращение" Филиппа Коршунова и Павла Санаева и фильм о Вольфе Мессинге Владимира Краснопольского. Там везде небольшие роли, но я ими доволен. И мне приятно, что и зрителям они тоже нравятся. Я относился к ним как к большим ролям.

- Так много работали, что до 40 лет остались не женаты…

- Согласен - серьезный возраст. Но я был женат, у меня растет сын Савелий, который пошел в первый класс. Да, я не живу вместе с его мамой, но и конфликтов у нас с ней тоже нет, и я счастлив, что часто вижу своего сына. Ну а "штамп в паспорте" - от чего он удержит или наоборот? Дело-то в любви. Любовь - это вообще самое главное на свете. Любовь к дорогому и любимому человеку, любовь к жизни, к искусству…

- Что вы думаете о состоянии современного искусства, в частности, кино, о роли технологий в нем?

- Наверное, тут, скорее, надо говорить с киноведом или с кинокритиком, но раз уж вы спросили меня… Начну с технологий. Знаете, во все времена на первом месте всегда стояли и стоят талант и труд. Да, сегодня искусство - мне так кажется - научилось достаточно мастерски использовать технологии. Они невероятно развиваются в наше время, они очень помогают - особенно если находятся в хороших руках, что называется, и используются правильно и по назначению. Но абсолютно важен человеческий фактор. И он никогда не исчезнет и никуда не денется. А потому и спецэффекты должны служить человеку, а не наоборот.

Что же касается конкретно состояния кино - это очень большой разговор. Думаю, нам тут есть к чему стремиться. И прежде всего к продюсерскому кино, которое давным-давно существует на Западе. Тем более что молодой начинающий художник у нас почти не может воспользоваться государственной поддержкой (государство помогает лишь избранным мэтрам), а без нее сделать что-либо сегодня практически невозможно. В западной же киноиндустрии, где господствует продюсерское кино, крутятся миллиарды долларов, и там давно научились создавать не только развлекательное кино, но и серьезное тоже. Там решена проблема и с прокатом. Половину денег может дать спонсор еще до окончания съемок фильма, а половину ты находишь сам. Но никто не диктует тебе при этом, какой должна быть картина. У нас же пока в этом плане "подводных камней" предостаточно. В принципе бизнес надо соединить с тем, что прежде у нас называлось самобытностью. Что это такое?.. Наверное, это сугубо наши темы, наш колорит. А вот мастера у нас большие есть: и Алексей Попогребский, и Николай Лебедев, и, разумеется, Александр Звягинцев. Есть и "старая гвардия"… Вот только "умное", некоммерческое кино показывают на одном-двух сеансах в день, "третьим экраном", а преимущество сугубо у кассового американского кино - еще одна проблема…

- Вы звезда не только экрана, но и театральных подмостков, что же для вас на первом месте?

- Материал, с которым я работаю. И доверие между режиссером и актером.

- Не жалеете, что не стали юристом или не пошли по спортивной стезе?

- Мой отец был профессиональным футболистом, а я просто привык держать себя в форме, занимаюсь спортом дома и в тренажерном зале. А юриспруденция… учиться было интересно, а вот работать по этой специальности - не очень.

- Но спорт и Фемида помогают в вашей актерской профессии?

- Конечно. Тело - мой инструмент. А знание законов помогает добиться правды на экране.

- Каково же ваше амплуа?

- Я - не Ален Делон, но я и не от сохи.

- И может, стоит уже сыграть Шерлока Холмса или Пуаро? О чем мечтаете, что в ваших планах?

- Не надо мечтать о какой-то конкретной роли - когда получишь любую роль, живи ею. А мечтать стоит о том, чтобы дорогие тебе люди всегда были рядом. О том, чтобы не случалось потрясений и катаклизмов и чтобы все вокруг были счастливы. Чтобы было здоровье и была любовь. И снова - любовь!

Беседу вел Андрей ФЕОКТИСТОВ

Максим 18 октября 2017

Солнечная Испания, зажигательная музыка и яркая живопись всегда находили отклик в русской душе. Образы Кармен, Дон Кихота, героев произведений Габриэля Гарсиа Маркеса будоражат и вдохновляют. И вот отметить свой 85-летний юбилей в Россию приехал Анхель Гутьеррес - испанский режиссер, актер, педагог, человек удивительной и сложной судьбы. О русской культуре, дружбе с Владимиром Высоцким и любимом писателе Чехове удалось пообщаться с Мастером во время презентации двухтомника "Дневники русского испанца", выпущенного Издательским домом Академии имени Н.Е. Жуковского специально к юбилейной дате.

- Анхель Георгиевич, большая радость видеть вас в России! Как началось ваше знакомство с русской культурой?

- Спасибо! Первая книжка, которую я держал в руках, была "Сказки Пушкина". Так русское слово вошло в мое сердце. Потом я открыл для себя и других русских писателей - Лермонтова, Толстого, Достоевского. Но главной моей любовью навсегда стал Антон Павлович Чехов.

- Теперь понятно, почему ваша книга написана в жанре дневника. Его исповедальность близка русской душе. Как возникла идея ее написания?

- Моим первым и любимейшим педагогом по режиссуре в ГИТИСе был гениальный Андрей Михайлович Лобанов. Он был тогда руководителем лучшего в Москве и Питере театра - Театра имени Ермоловой. И именно он посоветовал мне вести дневники, как это делали все великие писатели. Он велел наблюдать за людьми, придумывать случайным попутчикам в метро истории их жизни, вести воображаемые диалоги, записывать свои мысли о людях, космосе, искусстве. Ведь потом это станет документом важных событий. Так и случилось. Кто бы мог подумать, что спустя много лет это выльется в "Дневники русского испанца". И для меня очень важно, что книга имеет формат дневников - это документ эпохи. Хотя изначально я вел записи исключительно для себя, сперва на испанском, а затем и на русском языке.

- Ваши дневники действительно уникальны! Вы ведь были дружны с Андреем Тарковским, Владимиром Высоцким и многими другими выдающимися людьми. Как вы с ними познакомились?

- С Высоцким я познакомился в конце 50-х, когда был молодым режиссером в театре "Ромэн" и ставил спектакль "Кармен", который потом шел 10 лет с огромным успехом. В те годы театр "Ромэн" находился на улице Пушкина, напротив музыкального театра Станиславского, а студия МХАТа, где Высоцкий учился, была рядом. И он приходил в театр, чтобы научиться играть на гитаре у Ром-Лебедева и Полякова. Это были два гениальных цыганских гитариста. Я видел его дипломную работу, спектакль студии МХАТа "На дне", где он исполнял роль Клеща. С тех пор мы подружились и продолжали дальше встречаться уже в компании с Андреем Тарковским и с Артуром Макаровым, которого усыновил Сергей Герасимов. Он учился в Литературном институте Герцена и очень тянулся к нам, испанцам. Чаще всего наша компания собиралась в доме на Большом Каретном, который потом Володя увековечил в своей знаменитой песне.

- Вы удивительным образом повлияли на его судьбу, приведя в Театр на Таганке. Как это произошло?

- Когда Володя окончил студию МХАТ, то устроился в Театр Пушкина, откуда Равенских, главный режиссер, выгнал его за "дисциплину". И мне позвонили Тарковский с Макаровым: "Надо срочно увидеться, Володю спасать!". А я дружил с Юрием Любимовым еще до Таганки. И когда мне сообщили о ситуации с Высоцким, позвонил Любимову и сказал, что приведу к нему актера, за которого он мне потом всю жизнь будет благодарен. Так и вышло. Я присутствовал на прослушивании. Любимов был в восторге от Володи, который сначала прочитал стихотворение, а потом спел так, что у всех захватило дух. Так он стал артистом Театра на Таганке.

- Получается, что вы дважды "женили" Владимира Высоцкого - на театре и на Марине Влади.

- Да, так вышло, что я случайно познакомил Володю с Мариной. Самое интересное, что я Марину не знал, более того, она мне совершенно не была интересна, потому что я не люблю кинодив. Однажды мой друг-журналист Макс Леон сказал, что на кинофестиваль приезжает Марина Влади. Он попросил меня организовать ужин в ВТО (ресторан Всесоюзного театрального общества. - Прим. авт.) и пригласить моих друзей из цыганского театра. Цыган я приглашать не стал, а позвонил Золотухину и Высоцкому, пригласил их в ВТО, вот только не предупредил о том, что там будет Марина.

- И какая у Высоцкого была реакция?

- Когда он увидел Марину, то просто обалдел! Мне даже показалось, что ему стало плохо. Он посмотрел на меня с укоризной, почему я его не предупредил. И вот так почти весь вечер он и просидел за столом, даже есть толком ничего не мог. После ужина мы поехали к Максу домой, и там началось соревнование, кто кого перепоет. Макс привык, что я у них всегда пою испанские песни, и предложил мне спеть. Но я сказал, что сегодня петь не буду. Здесь два певца-профессионала, пусть они и поют. Первым начал Золотухин, спел "Ноченьку", "Камаринского мужика", народные песни. Конечно, он хотел поразить Марину. А потом я предложил спеть Володе. Он сразу же согласился, будто только и ждал этого момента, и посмотрел на меня как на своего спасителя. Он спел про Марину Влади и "На пограничной полосе", и до утра пел только Володя, глядя на Марину, а Марина смотрела на него, не отрывая глаз. И было безумно интересно наблюдать за ними, видеть, как на твоих глазах рождается огромная любовь.

- Вы называете А.П. Чехова своим главным вдохновителем и нравственным ориентиром. Поделитесь своим образом Чехова с русскими читателями.

- В студенческие годы я играл героические роли из произведений Фадеева, Полевого, Николая Островского. Но когда прочитал Чехова - сначала рассказы, потом пьесы, - был потрясен! Чехов для меня абсолютный гений. Я знаю наизусть его дневники и письма. Любой эпизод он превращает в космическое явление. После окончания ГИТИСа я поехал в его родной город Таганрог, чтобы проникнуться чеховской атмосферой. А вернувшись в Испанию, создал камерный театр его имени. Начинал с постановки "Палаты № 6", потом перешел на пьесы. В юности я увлекался живописью и музыкой, даже хотел связать с этими профессиями свою судьбу. И вы знаете, мне кажется, что Чехов - это вселенская музыка.

- Почему вы создали именно камерный театр?

- Я люблю камерный театр. В кино масштаб интересен, но в театре мне близко именно камерное пространство. Мне нравится наблюдать человека одного, в тишине, следить за его мыслями, страданиями и радостями. В камерном театре это возможно, если тебе, конечно, попадаются талантливые артисты и драматурги.

- Поделитесь своими творческими планами!

- Я хочу поставить "Воскресение" Л.Н. Толстого на сцене своего камерного театра в Мадриде. Планирую и дальше знакомить испанских зрителей с русской классикой.

- Поздравляю вас с юбилеем! Спасибо за увлекательную беседу, за ваши талант, искренность и преданность искусству!

Беседу вела Алина БУРМИСТРОВА

Фотографии из личного архива Анхеля Гутьерреса

Вехи биографии:

Анхель Гутьеррес родился 28 августа 1932 года. Попал в СССР в числе спасенных от гражданской войны испанских детей. Воспитывался в детском доме в Болшеве. После окончания школы поступил в ГИТИС, затем стал и профессором вуза. Его педагогами были ученики Михаила Чехова А.Д. Попов и М.О. Кнебель.

Окончил Высшие режиссерские курсы при Госкомитете кинематографии (наставники Михаил Ромм, Юлий Райзман, Сергей Герасимов). Работал с Юрием Любимовым, Анатолием Эфросом, дружил с Булатом Окуджавой.

Снимался у Андрея Тарковского в "Зеркале", у Иосифа Хейфица в картине "Салют, Мария!". Работал в Театре А.П. Чехова в Таганроге, ставил спектакли во многих московских театрах.

В 1974 году вернулся в Испанию. Получил признание и там. Стал преподавать в Королевской высшей школе драматического искусства в Мадриде, в 1980-х создал Камерный театр имени А.П. Чехова.

Максим 11 октября 2017

Евгений ЮЖИНУ тенора из Санкт-Петербурга Евгения Южина немало поклонников. Любой, кто хотя бы раз побывал на сольном концерте певца, непременно захочет услышать его еще раз. Причина очевидна: каждый концерт Южина - это всегда удивительное единение артиста с залом.

- Евгений, вы приближаетесь к возрасту Христа с солидным творческим багажом - 15 музыкальных альбомов и 10 лет активных гастролей. Откуда такая плодовитость?

- … От желания искать (Смеется). Да и к возрасту Христа хочется как можно больше сказать зрителю. Благо классическая музыка позволяет это сделать. Посредством оперы, русского романса, камерной музыки я могу делиться со слушателями своими сокровенными мыслями, переживаниями.

- Ваша точка зрения на искусство из какой среды произрастает?

- Из семьи в первую очередь. Моя мама - педагог. Она водила меня в оперный и драматический театры. Затем была музыкальная школа, которую я окончил по классу аккордеона. Правда, гораздо интереснее было придумывать и петь свои мелодии. Но тем не менее я пришел к опере.

- Сегодня много молодых людей, для которых классическая музыка является таким же ориентиром?

- Знаете, для меня было большим удивлением, когда после концерта за автографом стали подходить молодые люди 18-20 лет. Отзывы от молодежи регулярно появляются на официальном сайте. Пишут о том, что представляли себе романс скучным и унылым жанром. Но, побывав на концерте, изменили мнение.

- Выпускникам консерваторий, молодым оперным певцам сегодня реально собирать полные залы?

- Сложный вопрос. Конечно, ребятам придется пройти через жернова серьезного отбора, хотя большинство из них уже на этапе обучения выбрали свой путь, есть и такие, кто еще до выпуска имеет международные контракты. В мире элитарная оперная музыка очень востребована.

- Да, но возможности для раскрутки артиста минимальны. Той же оперы практически нет на телеэкране. На что рассчитывать тем, кто решил посвятить себя классической музыке?

- Для того, чтобы заявить о себе, существует масса конкурсов, в том числе и на телевидении. Благодаря этому появляются новые имена. Более того - растет и количество конкурсантов, и их уровень. Бывает, конечно, что вокалисты идут просто "за славой", надеясь заработать денег. Но есть и такие, кого влечет именно искусство - их как-то по глазам видно. Думаю, будущее за ними. Хотя это непростой путь. Классическое искусство требует невероятной работоспособности и трудолюбия. Вокалист должен забыть о своем дипломе. Он должен постоянно совершенствовать свое мастерство.

Что касается телеэфиров. Да, электронные масс-медиа не очень балуют почитателей классической музыки (разве что телеканал "Культура"), но если говорить о западных примерах, то там существует огромное количество телеканалов, посвященных исключительно классической музыке. В нашей стране до отдельного канала еще не доросли, к сожалению.

- Боюсь, не дорастем. У нас и романсы-то телевизионщики не особо жалуют, считают его умирающим жанром…

- На самом деле это, конечно, не так. Романс - исконно русский песенный жанр. Это потрясающе красивые мелодии и великолепные стихи. Это микроистории, в которых отображены целые судьбы. Люди получают от них огромное удовольствие. Романс - это русская душа, наше национальное достояние. Как для Франции - шансон, а для Италии - неаполитанские песни.

- Как донести это до подрастающего поколения, которое выбирает не романс, а рэп? И если судить по количеству просмотров так называемых рэп-баттлов в YouTube, романсу до них неимоверно далеко. Хотя и там, и там про любовь…

- Ничего не имею против хип-хопа, рэпа, R'n'B и других ритмических жанров. Несмотря на то что рэп, по сути, читка даже не стихов, а текстов, это - актуальный жанр. Сто лет назад таковым был и романс. Его пели за столом, исполняли под окнами, записывали на граммофон, тексты писали на романтических открытках. Сейчас эту нишу занял рэп.

- Что вы готовы предложить для того, чтобы актуализировать жанр романса?

- В первую очередь осовременить его звучание, искать новое прочтение драматической линии романса. При этом не нужно смешивать романс с каким-либо жанром. Например, джазом или с поп-музыкой. Это уже такой фьюжн. Хотя бывают и вполне удачные эксперименты.

- Одним из главных музыкальных событий лета в музыкальной среде стал рэп-баттл между Оксимироном и Гнойным. Скажите, а возможен ли баттл между исполнителями классической музыки?

- Между исполнителями классики баттлы давно проводятся в Санкт-Петербурге. Есть люди, которые занимаются их организацией, создают призовые фонды, устраивают их трансляцию в интернете. Были романсовые баттлы, среди пианистов. Такие мероприятия проходят и в Москве. И это тоже способствует популяризации классической музыки.

- А вы могли бы принять участие в подобном романсовом баттле? И кого бы хотели видеть соперником?

- Насколько я понимаю, в подобных баттлах соперников выбирает публика и жюри. Что касается моего участия в подобном проекте, то мне кажется, в среде исполнителей классической музыки нет "накала", необходимого для такого состязания. У нас другая философия отношений внутри, другая музыка. Она задевает более высокие струны души. По сути "баттлы" между исполнителями классической музыки - это сборные концерты с большим количеством участников. Именно зритель выбирает того, кто ему по душе.

- У вас есть любимые залы?

- Может быть, по акустике и есть какие-то предпочтения. Но главное - это встреча со зрителем, а где она состоится - в Москве или в концертном зале в сибирской глубинке, - не имеет значения. Вот сейчас я готовлюсь к концерту в столичном Центральном доме ученых и честно скажу, жду этого события с волнением - там собирается замечательная публика.

- Чем отличается ваша манера исполнения романса?

- Об этом лучше спросить у зрителей или критиков, но, по-моему, мне удается привнести в романс оперные краски. Они дают возможность сделать более глубокой драматургию музыкальной истории, не разрушая живую эмоциональность произведений, их душевность.

- Получается, ваш соперник на сцене - вы сами?

- Абсолютно верно (Смеется)!

Беседу вела Наталия ЗАВЬЯЛОВА

Фото из личного архива Евгения ЮЖИНА

Максим 5 октября 2017

Народный артист СССР Юрий Соломин - поистине всенародный кумир. Подлинная звезда экрана и сцены, режиссер, театральный педагог. Уже почти 30 лет руководит легендарным Малым театром. Недавно состоялась премьера документального фильма, посвященного мастеру, который называется "Его Величество Актер"…


- Юрий Мефодьевич, кому принадлежала идея снять этот фильм? Вы как режиссер вмешивались в съемки?

- Идея принадлежала моему ученику Денису Бродскому. Он признался мне, что помимо театрального вуза окончил еще и режиссерские курсы и очень хочет снять документальный фильм о Малом театре. Я дал согласие. Фильм снимался целый год. Он запечатлел ремонт в Малом театре, наши репетиции и разного рода трудности, ведь у нас не было сцены, а план театр должен был давать, так как мы не имели права не выполнить все свои обязательства. Я не вмешивался в съемки и полностью доверился своему ученику. На мой взгляд, получилось интересно.

- Пока не функционировала основная сцена, Малый театр много гастролировал. В фильм вошли кадры о выступлениях в Чите, откуда вы родом. Какие впечатления оставила поездка на родину?

- Я сорок лет не был в Чите и, конечно, для меня эта поездка стала незабываемой. Там необыкновенный народ, простой и душевный, не такой, как в центре… Принимали наш театр везде хорошо, но мне показалось, в Чите теплее, чем где-либо.

К сожалению, родных в городе не осталось, родители давно умерли. Конечно же, я не мог не посетить их могилы. Режиссер с оператором сняли, как я искал отцовскую могилу, у нас там кругом тайга, сопки - найти на кладбище старые могилы тяжело. Это очень дорогие кадры для моего сердца. Чита - старый купеческий город, и, к счастью, многие старинные здания сохранены как памятники архитектуры. В фильме даже показана старая деревянная почта, с которой у меня связаны особые воспоминания.

В 1949 году я получил аттестат зрелости и шел по Чите, раздумывая, как поступить. Проходя мимо этой почты, я посмотрел на свой аттестат, понимая, что хвастаться особо нечем, но все-таки рискнул. Даже не стал заходить домой, а, положив аттестат в конверт, написал на нем: "Москва. Театральное училище имени Щепкина. Улица Неглинная, дом 6". Этот адрес я запомнил благодаря фильму "Малый театр и его мастера". Фильм мне сильно запал в душу, я мечтал работать в театре. Прямо скажу, я не был отличником, но хорошо знал историю, литературу, географию, тогда были прекрасные учебники, даже до сих пор многое из них помню и цитирую. И вдруг мне пришел вызов из театра. Мы поехали с отцом в Москву - поступать в театральный.

- Поступили легко?

- Я прошел два тура. А потом случилась большая неприятность: у отца украли все документы и деньги. К счастью, его в Чите все знали, поэтому, встретив знакомых читинцев, он благодаря им в Министерстве путей сообщения получил билеты на обратную дорогу.

Я ни о чем не подозреваю, сдаю третий тур и вижу отца. Он стоит такой мрачный, расстроенный. "Не на что жить и нужно ехать обратно". Я остолбенел. Потом он мне сказал такую фразу: "Пойди к Вере Пашенной и спроси ее напрямую, берет она тебя или не берет?" Самое интересное, я пошел. Пришел в приемную, попросил секретаря Адель Яковлевну подозвать ко мне Веру Николаевну. Шло совещание по поводу тура, и она вызвала Пашенную. Вышла Вера Николаевна. Я ей и рассказал о своей беде. Потом спросил: "Если вы меня берете, то берите, а если не берете, то я поехал". Она долго на меня смотрела, хотя сейчас понимаю, это были секунды, а тогда показалось - вечность (теперь мне самому приходится так смотреть на своих студентов), и говорит: "Оставайся". Ну я и остался в этом театре навсегда.

- Сегодня в вашем институте такой же большой конкурс, как и раньше?

- Конкурс был и остался очень большой. Я как-то ехал в машине и услышал по радио, что в театральный институт сегодня конкурс сто человек на место. Я хохотал, потому что это очень смешная цифра. Сколько себя помню, а преподаю уже более тридцати лет, поступают каждый год не менее пяти тысяч человек. А набирается на курс всего двадцать пять студентов, вот и считайте. Но после всех жестких отсевов остаются самые лучшие.

- У вас ведь когда-то был курс имени Веры Пашенной?

- Веру Николаевну вспоминаю каждый день - она была великая актриса и великий человек, я ей обязан всем на свете, благодарен за то, что она передала мне из рук руки актерскую профессию. Мы выпустились в 1957 году, и наш курс стал у нее последним, следующих она уже, к сожалению, уже не успела довести.

Однажды Ольга Николаевна - это моя жена, с которой мы вместе учились у Веры Николаевны и с которой по сей день преподаем в институте, сказала мне: "Давай назовем наш четвертый курс, который мы ведем, именем Веры Николаевны Пашенной". Это единственный курс, который носил имя замечательной русской актрисы. Вообще в Малом театре во время моего студенчества были актеры необыкновенного таланта. По кино я знал Ильинского, Любезнова, Жарова, Бабочкина. Но когда увидел их вживую в театре, для меня это стало настоящим потрясением. Это все уникальные люди, у которых мы учились и перенимали профессию.

- Юрий Мефодьевич, а как вы пришли в режиссуру? Почувствовали свое призвание и начали этому учиться?

- Нет, я никогда не учился на режиссера, но судьба распорядилась так, чтобы режиссура и педагогика стали моим вторым призванием. В 1979 году отдыхал в Болгарии и подружился с болгарскими актерами. Это были известные старые актеры, очень хорошо относившиеся к русской драматургии. Они пригласили к себе в театр, и вот один из них, Стефан Димитров, директор театра, сказал, что коллектив решил попросить меня поставить "Лес" Островского. Кстати, это моя любимая пьеса. Я удивился и ответил, что никогда не занимался режиссурой. Спросил, почему они так решили? И тогда директор театра показал мне журнал, в котором была статья о фильме "Дерсу Узала", где я сыграл главную роль. Его снимал японский режиссер Акира Куросава, который получил за него премию "Оскар". Так вот в статье Куросава на вопрос: "Как вы относитесь к актеру Соломину?" ответил: "Мне кажется, у Соломина большие способности, и он может стать режиссером". Болгарские актеры настояли, чтобы я поставил у них спектакль. Министерство культуры поначалу меня не хотело отпускать, да и я сам так нервничал, что не спал ночами. Но спектакль поставил, и он получился. С этого началась моя режиссерская карьера.

Мне кажется, у каждого человека, наверное, случаются такие судьбоносные встречи. Я абсолютно уверен, сверху идет какое-то назначение, в котором определяется ваш путь, и если у вас что-то не получается, если вас куда-то не приняли, не взяли - не убивайтесь. Если вам очень хочется, и вы видите свою цель, добивайтесь ее шаг за шагом. И я вам гарантирую, обязательно все получится.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ