Июнь 2017 — Москва За Калужской заставой

Максим 27 июня 2017

Актриса Евгения Малахова впервые заявила себя как солистка в музыкальной группе Reflex. Несмотря на известность в качестве певицы, Женя неожиданно для всех ушла из популярного коллектива и поступила на актерский факультет. Зато теперь зритель по достоинству может оценить работу молодой и весьма востребованной актрисы в самых разных кинопроектах.

Со своим будущим мужем, продюсером и кинорежиссером

Ренатом Давлетьяровым, Евгения познакомилась, когда пришла на кастинг короткометражки. В то время она заканчивала ВГИК, готовилась к выпускному спектаклю. Девушку приятно поразили энергия и профессионализм Рената, его манера общаться. Вскоре у них начались отношения, которые закончились свадьбой.

По первому образованию Евгения Малахова юрист: родители настояли на серьезном образовании. Почти шесть лет Женя совмещала карьеру певицы и учебу в Московской государственной юридической академии.

- Я готова строить карьеру, но семья для меня – святое, - говорит Евгения. - Так было у моих родителей, и я надеюсь, будет у моих детей. Я придерживаюсь традиционных взглядов и считаю, что призвание женщины - быть матерью и женой. Загадывать я не люблю, но мечтаю о большой семье...

- Женя, а как вообще пришло желание стать актрисой? Все-таки попасть в такую раскрученную группу - уже большая удача. Захотелось большего?

- Желание выступать на сцене было у меня с самого детства, уже в девять лет я начала учиться актерскому мастерству и пению. С шестнадцати лет пела профессионально, выступала на «Золотом граммофоне» и в «Новых песнях о главном». Также приняла участие в таких телепередачах, как «Пан или пропал», «Пять вечеров» и «Угадай мелодию». А потом, когда попала в музыкальную группу Reflex и проработала там шесть лет, вдруг поняла, что созрела до настоящего актерства. Да, наверное, захотелось чего-то более масштабного, и я поступила во ВГИК. Учеба давалась нелегко, и это несмотря на то что мне на сцене очень комфортно. К слову сказать, я поступила сразу в несколько вузов, но выбрала ВГИК. И ни разу об этом не пожалела!

- Выступление в такой популярной группе работа очень непростая, вам пригодился этот опыт в жизни?

- Любой опыт - это хорошо и полезно, опыт формирует и оттачивает личность. Это были прекрасные и очень интересные шесть лет моей жизни. Но, как известно, ничто не стоит на месте, все меняется. Люди тоже меняются, меняются их интересы, желания и планы на будущее. Некоторые до сих пор видят во мне только лишь участницу группы Reflex. Я же думаю, что выросла из этого образа, и теперь добиваюсь успеха на актерском поприще.

- Не разочаровал вас шоу-бизнес? О нем говорят много негативного. У вас остались хорошие воспоминания?

- Я уверена, каждый человек притягивает к себе то, что гармонирует с его истинной натурой. Не знаю, как было у других, но у меня с шоу-бизнесом сложились теплые отношения. Все интриги, сплетни и скандалы обошли меня стороной.

- Недавно увидела вас в новом художественном фильме "Герасим". Там вы сыграли девушку-секретаршу, которая работает у самодура и тирана. Вашей героине Тасе постоянно приходится перед ним оправдываться, угождать. Как вы отнеслись к этой роли? Вам было жалко свою героиню?

- Я бы назвала свою героиню личной помощницей, ведь она является очень важным человеком для своего начальника. Она относится к Петру довольно нежно и положительно, несмотря на его грубую манеру поведения, но повода для жалости нет, ее вполне устраивают эти отношения... Всегда очень важно находить положительные черты в персонаже, они есть в каждом! Думаю, Тася просто по-человечески понимала Петра. В «Герасиме» есть сцена, где Тася приходит к Петру, а он сидит в своем кабинет и пьет. Она пытается отобрать бутылку, поскольку искренне заботится о нем в момент его слабости, наши женщины вообще очень жалеют мужчин, это такая характерная особенность русского женского характера. Они много понимают, многое прощают. А если разобраться, у каждого есть свои пороки, и не стоит судить о человеке лишь по тому, как он обращается с моей героиней.

- Расскажите про роль Жени Комельковой в фильме "А зори здесь тихие…" Новая версия получилась ничуть не хуже прежней. Но все-таки зритель впервые познакомился с вашей героиней благодаря Ольге Остроумовой. Вдохновлялись ли вы ее игрой?

- Спасибо за похвалу! Новый фильм «А зори здесь тихие...», который снял режиссер Ренат Давлетьяров, получил награду на кинофестивале Moondance International Film Festival в Америке. Что касается меня, я старалась не пересматривать фильм Станислава Ростоцкого. Готовилась к роли по книге Бориса Васильева - мне хотелось сделать героиню такой, какой ее вижу я, разумеется, с коррекцией режиссера. Многие люди согласились с тем, что в кадре я была действительно похожа на Женю, на ту Женю, образ которой создал писатель Васильев. И что особенно приятно, мои музыкальные навыки оказались востребованы, в фильме в одном эпизоде я играла на гитаре. Старалась создать свою героиню без оглядки на кумиров.

- А можно узнать, кто ваши кумиры из актеров старшего поколения? И какие фильмы на вас повлияли больше всего?

- Не так давно я наслаждалась игрой великой Алисы Фрейндлих в фильме «Большой», вышедшем в 2016 году. Она сыграла своенравную преподавательницу, которая берет под опеку юную одаренную балерину. От игры Фрейндлих я была в восторге: все-таки годы идут, а талант и мастерство остаются прежними. Таких людей я называю артистами от Бога.

Безумно люблю фильм «Летят журавли» с Татьяной Самойловой и Алексеем Баталовым! Это по-настоящему великое кино вне времени. На меня оно в свое время произвело грандиозное впечатление. Жаль, что эти люди уходят от нас.

Я люблю умное кино, но это необязательно должно быть «кино не для всех». Люблю фильмы, которые оставляют «осадок» и после просмотра которых тебе есть о чем задуматься, фильм должен что-то всколыхнуть во мне… Хотя я не против «попкорновых» комедий, под которые можно расслабиться и отдохнуть.

- Расскажите о своих творческих планах? Над чем сейчас работаете?

- Работы очень много! Сейчас закончился один сериальный проект, осенью выйдет другой. Скоро выйдут и два полных метра: «Шел по городу волшебник» и «Минимакс». Также грядет еще одна большая актерская работа, но я про нее пока не говорю, боюсь сглазить. Актеры народ суеверный, но, надеюсь, скоро порадую зрителя новыми ролями.

Беседу вела

Анжела Якубовская

Максим 21 июня 2017

Иван Затевахин – профессиональный биолог, дрессировщик собак, известен массовой аудитории в основном как теле- и радиожурналист, автор программ о животных. Он же и автор книги, в которой рассказывает о своей работе с собаками. А еще - разработчик нормативов для служебных собак и просто очень интересный человек, любящий и понимающий животных.

- Иван Игоревич, в этом году у вас вышел новый телепроект "Живые истории", где животные показаны в комическом аспекте, без какого-либо научно-познавательного контекста. Это дань массовому увлечению видеороликами или же вам захотелось отойти от популяризации науки?

- Новая программа была создана в соответствии с пожеланиями руководства телеканала "Россия1". Определенная логика в этом есть - ранним субботним утром зритель не очень готов смотреть научно-популярные программы. В "Живых историях" есть ведь не только голый юмор, но и те самые "живые истории" и много самых неожиданных примеров дрессировки в студии. Мы просим повторить участников то, что они запечатлели на видео, да еще и мешаем им. Весело, очень по-доброму, но создаем проблемы и смотрим, как участник их решит. А роль популяризатора науки от меня никуда не уйдет, я, безусловно, продолжу заниматься тем, чем занимался последние 23 года, - для этого есть разные возможности. Мы, кстати, последнее время снимаем научно-популярные фильмы о животном мире и природе нашей страны. Они очень неплохо идут по телеканалу "Культура", у них есть свой зритель.

- В своей книге вы пишете, что ваши собаки живут привольно, как члены семьи. Вы пришли к такому "плюрализму" сразу или представление о том, что псу место только в будке, пришлось изживать из сознания?
- Нет, я никогда не считал, что собаке место в будке, однако глубокое понимание того, насколько они ассоциированы с человечеством, пришло не сразу. Собаки - наши симбионты, для меня это совершенно очевидно, и это понимание пришло лет 15 назад. И не только у меня, естественно, но и у других членов научного сообщества, из тех, кто давно занимается взаимоотношением человек - собака.

- Какими, на ваш взгляд, должны быть оптимальные взаимоотношения человека и домашних питомцев? Что вы вкладываете в понятие "культура содержания животных?"

- Я, простите, не понимаю вопроса. Человек, который заводит собаку или кота, должен: а) их любить; б) понимать всю меру ответственности за их судьбу; в) понимать, что некоторые люди этой любви могут и не разделять, и навязывать им свои взгляды на жизнь не стоит.

- Вы разрабатывали отечественные нормативы по различным дисциплинам, в том числе и раскрывающим возможности собак-телохранителей. Насколько благополучна ситуация сейчас с проверкой рабочих качеств и не планируется ли появление новых нормативов?

- С рабочими качествами собак настоящая беда. Да просто со здоровьем собак беда. Смотришь на некогда служебные породы собак и плакать хочется. Практически все по-настоящему служебные собаки привозятся из-за границы. Серьезно проверками рабочих качеств никто не занимается - в ряде случаев это либо профанация, либо кумовство и волюнтаризм, а в отдельных случаях просто бредовая фантазия "на тему" не очень здоровых людей. Есть отдельные индивидуумы, которые занимаются этим на спор или за деньги, но я до сих пор не понял, это самопиар или просто бизнес. В любом случае системы, как в Голландии, Франции и Бельгии (ведущих служебно-кинологических державах), у нас нет. Разработка новых нормативов сейчас неактуальна - хорошо бы довести до ума уже существующие. Вот старый добрый норматив ЗКС (защитно-караульная служба), например, вернуть хотя бы к тому состоянию, в каком он был в 60-е годы прошлого века. А то, что мы имеем сейчас, - просто издевательство над смыслом когда-то эффективной системы. "Большой ринг", придуманный мной, ведь когда-то зародился как "усложненный норматив ЗКС", нам хотелось иметь плавное развитие того, что было. Надеялись, это даст толчок к развитию ЗКС как массового норматива. А вышло, что ЗКС сильно упростили. Теперь это какая-то пародия на ИПО (Международная система дрессировки. - Прим. авт.), тоже не самый заточенный для реального использования (имею в виду защитный раздел) норматив.

- Раньше вы изучали морских млекопитающих. Поведение их довольно сложное, дельфины вообще считаются одними из самых умных животных. Помогло ли вам знание обитателей морских глубин при дрессировке собак?

- Да, конечно, это очень помогло. Для любого ученого важно расширять кругозор, иметь возможность сравнивать. Потом, в бытность мою сотрудником Института океанологии, мы много встречались на различных конференциях, научных "школах", семинарах с коллегами, кто-то из них занимался поведением волков, кто-то в целом псовых, других животных, шел интенсивный обмен мнениями, что оказалось очень важным для формирования моего понимания поведения собак и, соответственно, понимания того, как их надо обучать.

- Вам приходилось много путешествовать по работе, в том числе и по водным акваториям. Как оцениваете экологическую обстановку и какие проблемы, на ваш взгляд, сейчас наиболее актуальны?

- Меня, честно говоря, очень беспокоит нарастающий пресс человечества на дикую природу. Это абсолютно нерационально в плане стратегии выживания человечества как вида. По сути, мы уничтожаем собственную среду обитания. Человечеству пора наконец включить рациональное мышление и понять, что сиюминутные экономические интересы в перспективе приведут к обратным результатам.

- Одно время вы делали ряд передач о рыбалке. Привлекает ли она вас как вид отдыха? Удается ли сейчас уделять время длительным поездкам на природу? Если да, то путешествуете с близкими или стремитесь к уединению?

- Рыбалка как вид отдыха меня не привлекает, честно говоря. В дикую природу удается выезжать по работе, и это здорово. Путешествовать на отдыхе предпочитаю в кругу близких друзей.

- На каком аспекте творческой деятельности вам бы хотелось сосредоточиться?

- В принципе меня вполне устраивает то, чем я занимаюсь, меня же никто не заставляет делать то, что я делаю.

Беседу вела

Екатерина Рудницкая

Ксения 14 июня 2017

Ольга Шелест - известная актриса и востребованная телеведущая. В настоящее время на канале «Россия-1» на пару с Евгением Папунаишвили она ведет грандиозное шоу «Танцуют все!», а на канале Disney - программу «Это моя комната!»

- Ольга, вы с мужем долгое время скитались по съемным квартирам. А в чужом доме ты всегда только гость. Может быть, потому вас и заинтересовала программа про ремонт, что в ней вы наконец-то дорвались до возможности обустраивать пространство по собственному усмотрению?

- Ни в коем случае! Я прекрасно отношусь к съемному жилью. С хорошим арендодателем всегда можно договориться и сделать ремонт по своему вкусу. В этом смысле нам с Алексеем везло. Поэтому у меня нет навязчивого желания внедрять собственные идеи. Программа «Это моя комната!» понравилась мне тем, что родители отдают в ней бразды правления своим детям, позволяя им самостоятельно исполнить свою мечту. И можете мне поверить: для ребят это настоящее приключение! Вы не представляете, с какими горящими глазами они высказывают свои идеи и берутся за работу.

- Некоторые бранят вас за то, что в своей программе вы неправильно воспитываете чужих отпрысков, настраивая их против собственных родителей.

- Существуют люди, которые из всего пытаются выудить негатив. Они считают, что, позволяя детям громить комнаты, которые с любовью обустроили их мамы и папы, мы пытаемся разрушать на их глазах родительский авторитет. Это все настолько притянуто за уши! На самом деле, чтобы не было конфликта отцов и детей, ребятишкам нужно давать возможность высказаться. И в нашей программе они прекрасно это делают. Родители же в восторге от того, что их дети становятся более самостоятельными, серьезными, ведь те сами участвуют в ремонте. Для ребенка наша программа - это супервозможность вдруг оказаться во взрослом мире, где очень важна ответственность.

Между прочим, процесс съемок весьма непрост. Маленькие герои выпусков устают, вздыхают, когда дубль не получается и его нужно переписать. После этого они смотрят на меня огромными от удивления глазами и говорят: «Ольга Шелест… - почему-то все дети называют меня по имени и фамилии. (Смеется.) - Ольга Шелест, какая у вас тяжелая работа!»

- Вы мнение детей разделяете? Ваша профессия действительно такова?

- Когда раньше я приходила домой и говорила, что устала, муж всегда переспрашивал: «Что ты устала? Языком молоть?» В шутку, конечно. Он же знает всю телевизионную кухню изнутри. В глазах большинства людей телеведущий - очень легкая работа. Пришел, поболтал, улыбнулся и полетел дальше на розовых крыльях. На самом деле это тяжелый труд. Слава Богу, что меня никто не заставляет заучивать тексты, и я все говорю своими словами. Но в целом мне нужно держать в голове достаточно большой объем информации. При этом говорить с улыбкой на лице. Работать приходится стоя. Прибавьте сюда бесконечные переезды с одной съемочной площадки на другую. Конечно, это выматывает и морально, и физически. Любая работа, если она выполняется на сто процентов, очень нелегка.

- В своем доме ремонт в комнате дочек уже сделали?

- Пока я только присматриваюсь к работе наших бригад. Но моя подруга Рита Митрофанова, задумав обустроить комнату своей дочери Полины, конечно же, посмотрела мою программу. И пригласила дизайнера, который сделал у нас несколько классных проектов. Я уверена, что мои дети, когда чуть подрастут, потребуют себе новую комнату.

- Но ведь можно воспользоваться служебным положением и снять один из выпусков про своих дочерей.

- На самом деле надо обладать определенной смелостью для того, чтобы позволить детям без твоего контроля делать ремонт. Мне кажется, я бы не смогла! (Смеется.) Но при этом мне достанет смелости выслушать идеи своих дочерей. Многие родители считают, что фантазии их детей невозможно воплотить в жизнь. Но мне кажется, что я смогу пойти на этот риск.

- Какую комнату вы бы попросили для себя, будь вы маленькой девочкой?

- Мне кажется, что мне бы понравилась комната путешественника. Однажды мы сделали такую для одного мальчика. Он с родителями много ездит по миру. Поэтому по стенам мы развесили географические карты и виды городов, где он побывал. А еще устроили кровать а-ля воздушный шар. Лежа на такой, в своих снах и в мечтах ты можешь унестись куда угодно.

- Вы с мужем любите экстремальные путешествия. Дочери не мешают теперь этому увлечению?

- Они так естественно вошли в нашу жизнь, что мы даже не задаемся подобными вопросами. Некогда мы с Алексеем рассуждали на тему: «Какое классное место! Надо будет вернуться сюда с детьми, когда они у нас будут!» И вот этот момент настал! Сейчас мы ездим в места, комфортные для жизни Музы и Айрис. Когда они подрастут и будут готовы к крутым впечатлениям, мы вместе с ними вновь начнем исследовать этот мир.

- Уже поняли, к чему у них есть склонность?

- Муза любит петь и обожает всякие музыкальные мультфильмы. Когда звучит песня, она обязательно начинает танцевать, даже пристегнутая к своему креслу в машине. А еще Муза очень любит книжки и так тщательно рассматривает в них картинки, что без труда может найти любую маленькую деталь. Мне кажется, она гуманитарий, творческий человек. Что же касается Айрис, у нее инженерный склад ума. Очень любит собирать пазлы, конструкторы, складывать кубики. Для нее важно, чтобы одна деталька подходила к другой. Могу сказать, что младшая дочь теперь занимается тем, что старшую в ее возрасте совершенно не интересовало.

- Какие они разные!

- Абсолютно! Внешне очень похожи, но по характеру - два разных человека. И нам с Алексеем интересно наблюдать за тем, как они развиваются и взаимодействуют друг с другом. Когда Айрис была совсем маленькой, Муза, конечно, ее ревновала. А сейчас девочки повзрослели и стали настоящими подружками. Они играют, хулиганят, смеются вместе и очень любят друг друга. Недавно им пришлось ненадолго расстаться. Они связывались по скайпу и очень трогательно целовали друг друга в экранчики телефонов. Было видно, что девочки очень скучали друг по другу.

- В грандиозном проекте «Танцуют все!» на канале «Россия» вы оказались в компании людей, которые имеют отношение к танцам. Я имею в виду вашего соведущего Евгения Папунаишвили, а также членов жюри. Вы чувствуете себя особенной в этой компании?

- Именно! (Смеется.) Я смотрю выступления команд с открытым ртом, а тот же Женя немножечко скептически. Допустим, он говорит: «Я прямо предвижу, что сейчас скажет Егор Дружинин!» А для меня невдомек, что же было не так? Я всех танцоров люблю и готова защищать их перед жюри!

Я не страдаю от того, что не танцую. Благодаря этому наравне со зрителями воспринимаю все, что происходит на танцполе. И голосую не умом, а

сердцем. А умение танцевать - дело наживное! Может быть, к концу проекта Евгений снизойдет до меня и научит нескольким па.

Для Жени проект «Танцуют все!» - дебют на телевидении в качестве ведущего. Наконец-то он взял новую для себя высоту. Он новичок в моей профессии, а я дилетант в танцах. По-моему, мы друг друга прекрасно дополняем. Как отмечают зрители, у нас получился очень интересный дуэт.

Беседу вела

Наталья ЮЖИНА

Максим 7 июня 2017

Дина Рубина

Дина Рубина - автор огромного количества романов и повестей. Ее литературный стиль настолько захватывает, что даже люди, которые не особенно любят читать, прочитав книги Рубиной, приобщаются к литературе и навсегда становятся ее поклонниками. Писательница постоянно живет в Израиле, много работает, но иногда приезжает на презентации своих новых книг в Москву.


- Дина Ильинична, ваши произведения невероятно интересно читать, они увлекают и запоминаются на всю жизнь. Как формировалось ваше пристрастие к литературе, как определился ваш блестящий литературный язык?


- Как это ни смешно, на формирование моего приличного русского языка сильно повлиял город Ташкент, я даже написала про это роман «На солнечной стороне улицы». Роман получил какие-то премии, переведен на многие языки. Я безумно благодарна своей преподавательнице Галине Николаевне, которая меня муштровала и учила правильно ставить ударение. Галина Николаевна преподавала музыку, учила правильно держать осанку, в шутку называя меня коровой. Но она же заставляла меня и грамотно говорить.


Ташкент тогда был прекрасным городом с богатой русской культурой, литературой. Больше всего я любила читать книги в зоопарке и наблюдать за животными. Все это вместе помогло развить, выработать писательское видение жизни и вовлекло меня в страшную вещь - литературу. Нет, правда, литература - это ужасное занятие.


- Но почему?!


- Помните, у Чехова была фраза: «Когда ребенок родится, его надо сразу высечь со словами: «Не пиши! Не пиши! Не пиши!» Так вот, не пишите. У меня были неплохие способности к скульптуре. Я лепила из пластилина большие головы и держала их в холодильнике, их было так много, что негде было хранить продукты. Мама безжалостно выбрасывала мои творения, и отец говорил: «Женщина скульптор - только через мой труп!» Сейчас, если моя внучка захочет что-то писать, я скажу: «Женщина писатель - только через мой труп!»


- Вы так реагируете, потому что все, что пишете, пропускаете через себя?


- А как без этого? Нервы совершенно не канаты, но есть выход: пропускать через себя изрядное количество таблеток. Пишу историю, и наступает момент, когда мой герой погибает. Чтобы это достоверно изложить, нужно действительно все прочувствовать, самой прожить физически. И получается, что герой, о котором ты пишешь, он более реален, чем, например, твой муж, который выпил кофе и спокойно ушел на работу. А потом вернулся домой и требует внимания. Меня страшно раздражает, когда меня отвлекают и возвращают в нормальную обыденную жизнь. Вообще мне кажется, что человек, который хочет стать писателем, - это человек со специфической психикой. Отсюда и раздражительность.


Я начала писать в 15 лет. Мой первый рассказ «Беспокойная натура» опубликовали в журнале «Юность». Это было в 1991 году. Если бы он был опубликован, например, в «Пионере Востока» (была такая провинциальная газета в Ташкенте), тогда все могло сложиться по-другому. Ну мало ли кто из детей тогда опубликовался. А тут в «Юности», три миллиона тираж и твоя фотография. И все. Человек отравлен. Это ощущение ни с чем не сравнить. Я даже спокойно в метро не могу проехать. Вижу напротив себя женщину, которая похожа на мою героиню, у которой несчастная любовь и драма. И меня понесло, я уже думаю над этой историей. Женщина, ничего не подозревая, доехала и вышла на своей станции, а я, уже обливаясь слезами, думаю, как она покончит с собой. Все писатели - патологические лжецы.


- А о каком времени вы больше всего любите писать?


- Время, в котором происходит действие моей книги, прежде всего должно интересовать меня. Не люблю исторических антуражей - и нет уже людей, кто бы мог рассказать, а нужно верить, для того чтобы самой описывать совсем уж седую древность. А домысливать мне не хочется. И, пожалуй, я бы не стала писать о нашем нынешнем времени. Но, может быть, лет через восемьдесят будет интересно…


- Разные режиссеры в разные годы воплощали в кино ваши истории, вам нравятся экранизации?


- Не нравятся, и я не представляю автора книги, которому бы нравились ее экранизации. Какие вы помните удачные экранизации? Можно привести одну - «Собачье сердце», но мы не можем узнать мнение Булгакова относительно этого фильма. Есть два моих фильма, за которые мне не стыдно, - это «Любка» и «На Верхней Масловке». Там играли замечательные актеры Алиса Фрейндлих и Евгений Миронов. Но за полтора часа рассказать толстенную книгу невозможно. Хороший пример - «Синдром Петрушки», с Чулпан Хаматовой и опять же с Женей Мироновым. Отличные актеры, музыка, декорации, но, на мой взгляд, экранизация не удалась. Хотя образ Чулпан - в десятку. Жаль, что режиссер многое из книги выкинул. Вообще отношения режиссера с автором… Они особенные. Режиссер всегда ищет самовыражение, он всегда захочет сделать что-то другое, и мне он иногда напоминает сутенера, который только обещает. А на самом деле хочет тебя выжать и выкинуть. Но это уже мои проблемы.


Производство кино - тема отдельная. Производство книг – это, в первую очередь, самовыражение автора, он один на один с листом бумаги или компьютером сидит за столом и ответственен только за себя. Фильм - это сценарий, оператор, режиссер, монтажер, актеры. Чтобы сидеть вместе с режиссером на кастинге, нужно все отодвинуть и заниматься фильмом, но гарантий, что фильм получится, так, как ты это видишь, все равно никаких.
- Насколько вам трудно проникать в профессии, которыми занимаются герои ваших книг? Ведь для того, чтобы писать об этом достоверно, нужно понимать специфику той или иной деятельности.


- Конечно, это большой труд. Я сажусь заниматься писательством, имея лишь поверхностное представление о той сфере, где работает главный герой. Для меня это область, которую мне нужно осилить. Но поймите, моя задача как писателя морочить вам голову - создать иллюзию всезнания и доскональной проработки материала. Я должна сказать, что до того, как роман вступит в сферу проработки, я выкидываю многие вещи, которые хотелось бы оставить. Поскольку писатель в какой-то мере - сосуд, который преображает жизнь. Он готовит ее для вас, чтобы вы забылись в ней и думали именно об этом мире. Писатель - это создатель мифов, ирреальной жизни, которая для читателя должна быть полностью реальной.
- Какими, на ваш взгляд, качествами должен обладать современный писатель?


- Могу сказать только про себя: я по знаку Дева и думаю, что основные характеристики этого знака - скрупулезность и дотошность - ушли в работу. Это мешает в жизни, зато очень помогает в писательстве.


Писатель должен в первую очередь уметь сконцентрироваться. Но, кстати, меня что угодно может выбить из рабочей колеи. Я очень нервный человек.
- Но вы же как-то отдыхаете? Что вы любите смотреть на досуге?


- Какой досуг, о чем вы говорите... Могу позволить себе иногда пересмотреть бессмертную классику. Фильмы Бергмана или Феллини. Когда мне нужно забыть, кто я такая, когда нужно расслабиться и не вдумываться в происходящее, включаю интересные сериалы.
- Интересуетесь ли вы современной российской литературой?


- Была такая фраза у одного известного писателя: «Когда я хочу прочитать хороший роман, я его просто пишу». И я понимаю людей, которые не читают современников. Это разная стилистика, разная «температура». В молодости я много читала, сейчас огромное количество времени забирает чтение специализированной литературы по необходимым для работы темам. Постоянно пользуюсь геологическими, медицинскими, туристическими справочниками. Для того чтобы я прочла книгу современного писателя, нужно, чтобы мне ее посоветовали несколько уважаемых мною людей, и тогда я, конечно, читаю. Когда жизнь подходит к какому-то пределу, когда ты не знаешь, сколько отпущено, ты свободен и не бежишь хватать все и сразу. Это я о книгах, которые получили какие-то премии, их рекомендуют разные литературные тусовки, и выбирают они разное.


- Ваш совет - уметь сконцентрироваться - полезен не только пишущим людям, но и представителям любой профессии. А можно попросить вас еще дать совет, как себя дисциплинировать?


- Меня дисциплинировал мой папа. Он был художником и серьезным деспотом. Я окончила музыкальную школу при консерватории, потом консерваторию, и его любимая фраза звучала так: «Работай, негр, солнце еще высоко». Когда ему было под девяносто, я ему звонила, мы разговаривали, я его спрашивала: «Папа, как здоровье, как давление?» Его страшно раздражали пустые разговоры, он мне говорил: «Так, все, хватит. Работай негр, солнце еще высоко». Потом папа умер, но осталась внутренняя лихорадка, вот она мне и не дает сейчас покоя, поэтому приходиться много работать. Еще столько хочется успеть…


Беседу вела Анжела Якубовская