Март 2017 — Москва За Калужской заставой

Максим 29 марта 2017

Алексей МОРОЗОВАлексей Морозов сегодня едва ли не главная звезда теле- и киноэкрана. Ведь только что миллионы зрителей посмотрели полнометражный фильм "28 панфиловцев" и сериал "Таинственная страсть". В обоих проектах у Алексея Морозова были главные роли, и он с ними блестяще справился.

Отдельно на плашке

Алексей Морозов - звезда театра, кино и телевидения. Родился в Ленинграде. Живет в Санкт-Петербурге. За неполные 15 лет творческой деятельности сыграл более 50 ролей. Его амплуа простирается от образов в суперсложных МДТ (Малого драматического театра) до ролей в боевиках. Интеллектуал Алексей Морозов объездил полмира, но так и остался бесконечно влюбленным в свой город. Женат дважды. Имеет сына.

- Вот такой "двойной удар", двойной успех, две главные роли одновременно - как вам?

- Мне лично нравится. Хотя вот как быть с этим, порой и не знаешь.

- Популярность захлестывает, поклонники одолевают, а еще больше поклонницы…

- У меня нет комплекса звезды, я открыт и, когда меня узнают на улице и подходят, я понимаю, что давать автографы - это часть моей профессии.

- Роль Ваксона (писателя Василия Аксенова) в "Таинственной страсти" пока что главная в вашей карьере?

- Да, пожалуй.

- Вы были знакомы с Аксеновым?

- Увы, не пришлось.

- А кого-то лично застали из героев картины?

- Когда я занимался в детской студии "Вообрази", то должен был ехать брать интервью у Окуджавы, но заболел. Видел только Беллу Ахмадуллину. Она приезжала к нам в МДТ, и это было нечто совершенно невероятное. Прекрасное космическое существо, связанное со Вселенной.

- Удивительно все же, что Эрнст решился выпустить "Таинственную страсть" в самый что ни на есть прайм-тайм - картина не для каждого, не арт-хаус, конечно, но…

- Уверяю вас, Константин Львович внутри сложившейся ситуации старается сеять зерна смысла и истины. Он, как Роберт Рождественский, который считал, что надо и можно влиять на власть.

- В "28 панфиловцах" у вас тоже главная роль…

- Я сыграл политрука Клочкова, и мне вместе с другими участниками нашей съемочной группы пришлось несколько дней прожить в окопах при 30-градусном морозе, при чудовищном ветре… Но это было совершенно необходимо, чтобы мы смогли хоть немного прочувствовать то, что чувствовали герои - защитники Москвы ровно 75 лет назад. А вот в "Таинственной страсти" нам пришлось сниматься едва ли не при 50-градусной жаре в Крыму.

- Ваша новая роль - снова реальный персонаж - космонавт Герман Титов…

- Да, "Время первых" - фильм о наших космонавтах, в котором, кстати, Евгений Миронов играет Алексея Леонова. Он скоро уже выйдет на экраны, возможно, даже этой весной, во всяком случае "земной" период съемок уже завершен.

- Какое же у вас все-таки амплуа?

- Знаете, я ведь всю жизнь играл в Малом драматическом театре (и лишь недавно ушел из него), где понятия амплуа как бы и не существует.

- Вы ведь еще и музицируете?

- В музыкальной школе на фортепиано играл Шопена, а у Додина еще и на виолончели играю и на гитаре.

- Но ведь Додин не переносит, когда его артисты снимаются в кино или на телевидении…

- Я лично благодарен Льву Абрамовичу за то, что он меня понимал.

- Вы в прекрасной физической форме - дружите со спортом?

- Катаюсь на горных лыжах с сыном Матвеем.

- Смело!

- Ну еще бассейн, теннис… А вообще я люблю смелую импровизацию. Во всем. Всегда. Я и в театральную профессию пошел, ибо хотел себя проверить, я ведь не был смельчаком. Хотя героями моего детства были как раз Ван Дамм, Чак Норрис, Сильвестр Сталлоне… Но я бросился в неизведанное. Знаете, самое главное в актерском даровании - сиюминутность. И это надо беречь.

- А путешествовать любите? Какое любимое место на земле?

- Конечно, Санкт-Петербург. Хотя и в Москве жил, но вернулся в родной город на Неве, где мои корни, где прошло мое детство. Кстати, я с театром объездил полмира. И все равно - Санкт-Петербург! И снимаем сейчас про него…

- ?..

- Телесериал "Петроград 17-го", который, возможно, станет фильмом и про 18-й, и про 19-й годы . А еще сыграю Моцарта в пушкинских "Маленьких трагедиях" у Влада Фурмана.

- А что для вас Москва?

- Город, в котором в отличие от Петербурга много света, но в котором в то же время с древними храмами соседствуют нелепые современные здания. В Петербурге мало света почти всегда, но также всегда хочется смотреть по сторонам. Хотя знаешь уже все наизусть.

- Вы - верующий человек?

- Да. Хотя то, что делает сегодня официальная церковь, мне чуждо. Я имею в виду настойчивое стремление сблизиться с властью, с государством.

- Ваш сын тоже будет актером?

- А вот это как он сам решит. Но он уже ставит что-то, а мы с Даной (Дана Абызова - жена А. Морозова. - Прим. авт.) у него играем.

Беседу вел Алекс ГРЕЙ

Максим 22 марта 2017

Нина и Александр ПанюковыХудожники Нина и Александр Панюковы - коренные москвичи, наверное, поэтому одна из основных и очень давних тем их творчества - старая Москва. Переулочки, улочки-шкатулочки, бульвары… Большое внимание городскому пейзажу уделяет и их дочь Дарья Воробьева. Хотя пишет совсем в другой манере. Более свободной, раскрепощенной. Наш корреспондент встретилась с супругами Панюковыми и, ознакомившись с семейным творчеством, попросила рассказать их о "буднях" художника.

- Вот идет художник по Москве… Что его привлекает в первую очередь? По каким критериям он выбирает тот или иной переулок или улицу? - спрашиваю у Александра.

- Есть переулки, которые временем не тронуты, урбанизм еще не наступил. Например, Черниговский, Кривоколенный, Пушкарев, Лялин, Потаповский… Они действуют на людей магически. Их приятно писать. А есть и такие, сколько ни смотри на них - ну не берут за душу!

- В некоторых домах и переулках ощущается история. Чувствуется что-то теплое и родное, - дополняет Нина. - Мы учились в Лаврушинском переулке, может, поэтому и впитали в себя дух старой Москвы.

- Скажите, во время многочасовой работы на улице вам приходилось наблюдать какие-то чисто московские бытовые сценки?

- Однажды летом, в выходной день, мы стоим в районе Патриарших прудов с маленькими этюдниками и пишем, - рассказывает Александр. - Летом там очень живописно, все кафешки открыты. В этот момент проезжает белая, с поднятым верхом, машина. За рулем - модно одетая девушка, из авто доносится музыка. Красиво безумно. Работаем дальше. Минут через пятнадцать опять та же девушка на той же машине. В общем, пока мы работали, она проехала мимо нас пять раз. Там, как я понял, променад дорогих авто и нарядов. Забавно. Я назвал бы это ярмаркой тщеславия.

- В прошлом году мы были на Воробьевых горах, потрясающе цвела сирень, - продолжает рассказ Нина. - А там идет аллея к университету, и везде-везде, на каждой скамеечке, сидят влюбленные парочки. И только одну никто не занимает. Она была одинокой, и мне захотелось ее написать. Показалось, что и скамеечка, и сирень ждут свою парочку.

- Не дождалась?

- Может, и дождалась, но я написала ее такую одинокую и назвала "В ожидании свидания".

- Александр, вы, наверное, романтик. Сиреневые тона, туман, ночные фонари, светящиеся окна…

- Вот видите, вы пять минут только посмотрели работы и начали отличать мои картины от картин жены. А через пять минут и работы дочки отличите. Все увлекаются цветом. Но самое сложное - передать свет. Если художник виртуозно владеет этим искусством, он может работать всего тремя-четырьмя красками. Картину "Праздник света" я сделал с натуры. Эти окошки - зеленое, синее, желтое… Их не придумаешь - это надо видеть воочию. Знаете, интересно работать, когда смеркается. Ждешь этого момента, ждешь. Палитра выдавлена, все готово, и ты ждешь волшебный свет, чтобы схватить его и замесить. Вот в этом самый кайф! Я обожаю Северную Нормандию. У них необыкновенный свет, такого нигде нет.

- Нина, а ваша дочь когда впервые взяла в руки краски?

- Даша - наша гордость. Ей 28 лет, она росла среди художников, это наш образ жизни. Задатки были видны с малолетства. У дочери разнообразная тематика. Она все время в поиске. В начале творческого пути у нее были другие работы. Сейчас более раскрепощенные.

- У современной молодежи гораздо больше возможностей: они могут путешествовать по миру, посещать лучшие галереи, знакомиться с творчеством зарубежных коллег.

- Совершенно верно. В наше время и воплотить все было гораздо сложнее. Когда мы учились, краски и бумагу, на которой можно рисовать, покупали по удостоверениям членов МОСХА, которые родителям одалживали наши педагоги. Они ехали в специальный магазин и покупали три кисточки и коробку красок. Столько было радости и гордости! А сейчас иди и покупай, что душе угодно. Все доступно. Твори. При желании в любой музей можно попасть, увидеть подлинники. А у нас только иллюстрации были. Когда привозили шедевры музея Метрополитен в Пушкинский, выстраивались огромные очереди, и мы стояли в сорокаградусный мороз.

- Нина, кроме старой Москвы вы пишете цветы, натюрморты, жанровые сцены… Скажите, художнику сложно переключаться с одной темы на другую? Например, писали Москву, Москву, Москву, и вдруг цветы.

- Тяжело шагать все время одной дорогой. Теряется мироощущение. И потом, город же все время разный, а нам нужно поймать момент цвета, света - одним словом, состояние. Хочется передать что-то необычное, а Москва часто бывает серой, поэтому взгляд иногда замыливается. И вдруг ты увидел цветы. Ах! Дельфиниум распустился. Красиво-то как!


- А этот дачный уголок, напоминающий картину конца XIX века?

- Это наша дача, где мы пьем чай. У нас такой стиль, романтический, ретро. Иногда утром выходишь в сад - букет пионов осветился нежными лучами солнца. Розы, например, особенно хороши на утренней зорьке. Между прочим, все цветы, которые вы видите на картинах, выросли в моем саду.


- Кто ваши учителя в живописи?

- Николай Иванович Андрияка и другие известные живописцы.

- Что вы чувствуете, когда читаете восторженные отзывы о ваших работах?

- Это большое счастье, когда ты занимаешься любимым делом, а твои работы приносят еще и радость людям.


Татьяна КАМЫКОВА

Фото Анатолия ЦЫМБАЛЮКА

Максим 15 марта 2017

Народный артист России, лауреат Государственной премии Геннадий Хазанов - человек невероятно многоплановый. В 1970-е он прославился как мастер эстрадной репризы. В дальнейшем выяснилось, что Геннадий Викторович с успехом играет в драматических спектаклях, снимается в кино и на телевидении. Является художественным руководителем Московского театра эстрады.

Геннадий ХАЗАНОВКого-кого, а уж Геннадия Хазанова представлять читателям точно не надо - его обожают зрители разных поколений и на его выступлениях всегда аншлаг. Зато у читателей нашей газеты есть эксклюзивная возможность узнать мнение мастера о "кухне" юмора и некоторых его тайнах…

- Геннадий Викторович, вы называете своим учителем Аркадия Райкина, а как состоялось ваше знакомство? Поделитесь воспоминаниями…

- Вообще это великое счастье, когда у молодого человека появляется творческий ориентир, и именно благодаря Аркадию Исааковичу я начал делать свои первые шаги на эстраде. В конце 1950-х годов я однажды впервые увидел Райкина на экране телевизора. Наша семья тогда жила в коммунальной квартире. Это была такая послевоенная Москва, развлечений мало, а телевизор был большой редкостью. И вот у соседки, его счастливой владелицы, собралась вся коммуналка. В тот вечер показывали спектакль Ленинградского театра миниатюр. Он назывался "На сон грядущий", играл в нем Аркадий Райкин. И именно в тот момент я как-то сразу понял про свое будущее призвание. И стал думать, как мне познакомиться со своим кумиром. И вот 1 декабря 1960 года Аркадий Исаакович в доме художественной самодеятельности на Большой Бронной проводил мастер-класс. Я, сбежав с урока физики, побежал на встречу. Дождался, когда она закончится, когда Райкин со всеми сфотографируется, и на улице возле его машины принялся "атаковать" мэтра. Надо сказать, никакого высокомерия с его стороны я не увидел. То ли он меня пожалел, поскольку я ждал его на холоде, то ли еще что-то, но заветный номер телефона я получил.

На следующий день во время школьной перемены захожу в учительскую. А зайти ученику в учительскую в те времена было чем-то из ряда вон выходящим, мотивы должны быть очень серьезными. Спрашиваю: "Я могу позвонить?". Мне разрешили, я беру телефон, поворачиваюсь спиной, вроде как стесняюсь, но говорю таким голосом, чтобы все слышали: "Это номер Аркадия Райкина?"

Дальше меня не интересовало, что происходит, но чувствовал, как на меня смотрела вся учительская, учителя подумали, что я сошел с ума. Райкин, к сожалению, к телефону не подошел, подошла его супруга и назначила мне место и время. Нужно было приехать к Московскому театру эстрады, к служебному входу (театр тогда располагался на площади Маяковского). Райкин с супругой провели меня на вечерний сеанс, на который одного бы меня не пустили, и вручили помрежу. Первое отделение я отсидел за кулисами, где ничего не видел, а на второе меня пересадили в оркестровую яму, где я тоже ничего не видел. Но этот сеанс запомнился мне на всю жизнь и сильно повлиял на мои дальнейшие планы. Я чрезвычайно благодарен Аркадию Исааковичу за его внимание ко мне.

- Многие говорили, что Аркадий Исаакович в обычной жизни был довольно замкнутым человеком и редко с кем общался вне сцены.

- С друзьями у Райкина было непросто, что вполне объяснимо. Сейчас понимаю, что, наверное, это правильно: он находился в своем мире и совершенно не стремился туда никого пускать, потому что процесс творчества - это довольно интимная вещь. Но ко мне он относился очень тепло. За два года до его смерти я приехал к Райкину на спектакль. У него была "телохранитель баба Зина", его личный костюмер, которая никого к нему не пускала, будь это хоть сам министр. Но она подошла ко мне и сказала, что Райкин хочет меня видеть. Аркадий Исаакович был уже очень плох. Видно, единственное, что было ему дорого, - это сцена. У него не было сил, не было энергии, но расстаться со сценой, с той единственной нитью, которая связывала его с жизнью, он не мог. Райкин попросил меня зайти после спектакля. Я довел его до сцены и пошел в ложу со сжавшимся сердцем, боясь, что же я сейчас увижу. И то, что я увидел, меня поразило. Открывается занавес: на сцену выходит бодрый, энергичный человек. Заработали все скрытые внутренние механизмы, и Райкин, как всегда, сыграл гениально.

- Как представитель великой юмористической школы, вы считаете, что юмор за последние десятилетия сильно изменился? И изменился ли зритель?

- Появилось много разных юмористических жанров. А сравнивать их между собой - это как сравнивать лавровый лист с пианино. Несопоставимые вещи. То, что массовый зритель раньше был другим, тоже, на мой взгляд, неправда, иллюзия. Поэтому разговоры о том, что когда-то был хороший юмор, а потом он стал ужасным, неоправданны. Юмор всегда был разный, и раньше был Райкин и были совершенно другие артисты. Возможно, сегодня несколько снизилась среднестатистическая планка юмора, ну так она не могла не снизиться, учитывая, какое время на дворе и что стало с образованием.

- Тем не менее вы не отказываетесь встречаться со студентами и проводить мастер-классы, например, в актерской академии Никиты Михалкова.

- Когда меня попросили провести мастер-класс, у меня было некоторое чувство растерянности. Я очень удивился: какой же из меня мастер? Но не стал отказываться от встречи и попытался ее построить не как лекцию (я не умею и не люблю этого делать), а как доверительную беседу, попросил студентов не стесняться и задавать любые вопросы. Были даже не очень удобные вопросы, но я постарался честно ответить на них, высказать все, что думаю. Надеюсь, еще позовут…

- В каких премьерных спектаклях вас можно увидеть?

- Играю в новой пьесе канадского драматурга Норма Фостера "Спасатель". Спектакль идет в театре Антона Чехова. Мой партнер по сцене - замечательный артист Федор Добронравов. А режиссер постановки Леонид Трушкин. Жанр этого спектакля - "смертельная комедия", и мне очень нравится то, что я сейчас делаю на сцене.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 9 марта 2017

2017-й - год Эльдара Рязанова: 18 ноября великому мастеру комедии исполнилось бы 90 лет. В десяти регионах России, связанных с жизнью и творчеством режиссера, пройдут фестивали, ретроспективы и творческие вечера.

Старт серии юбилейных мероприятий был дан в киноклубе-музее "Эльдар", который 12 лет назад создал сам режиссер. О своей дружбе с Мастером рассказал народный артист России Сергей Юрский.


"У Рязанова есть важное качество: он любит актеров. Любит сидеть с ними после съемки, разговаривать во время съемки, рассказывать им, слушать их. Ему интересно, что предложишь ты, актер. Театральному актеру в кинопавильоне трудно: нет привычного зрительного зала, и ты как в безвоздушном пространстве. Рязанов заменяет собою и зрительный зал, и массовку…" - писал о нем Сергей Юрский в книге "Необъятный Рязанов", изданной в год его 70-летия.


Сергей ЮРСКИЙ"Концерт в память Эльдара Рязанова - это попытка связать очень дальние годы, потому что с Эльдаром меня связывают незабываемые события… Они находятся где-то далеко, как в перевернутом бинокле. Но память держит все", - говорит Сергей Юрьевич Юрский. Прославленный актер великолепной товстоноговской труппы Ленинградского БДТ, режиссер, писатель, поэт и "немного юрист".

Любители кино восхищаются им как Великим комбинатором Остапом Бендером в "Золотом теленке", по-доброму посмеиваются над дядей Митей в фильме "Любовь и голуби", сочувствуют интеллигенту Груздеву, обвиняемому по ошибке следователя в преступлении в сериале "Место встречи изменить нельзя". Театралам же Юрский знаком по множеству работ не только как актер, но и как режиссер.

…Шел 1960 год. На смену послевоенному поколению пришло новое. Потом их назовут шестидесятниками. Рязанов уже снял знаменитую "Карнавальную ночь" с юной, никому еще не известной Людмилой Гурченко и маститым Игорем Ильинским. Комедия имела огромный успех. И режиссер приступает к съемке нового фильма по пьесе Леонида Зорина "По ту сторону радуги". Фильм потом получит название "Человек ниоткуда".

"Эльдар был фантастически энергичен, - говорит Юрский. - Его ничего не могло остановить. Если он видел перед собой преграду, то прошибал ее головой. Если он видел, что она сделана из бетона, то бежал несколько километров влево, потом вправо, обегал ее и бежал дальше".

На главную роль на сей раз Эльдар Александрович пригласил сначала Игоря Ильинского. Но тот отказался, сослался на то, что в фильме слишком много трюков, и они ему не по возрасту. И тогда Рязанов остановил свой выбор на Юрском. Молодой, физически крепкий, в цирке какое-то время работал.

Сергей Юрский в то время жил в Ленинграде. Получив приглашение, очень обрадовался. Во-первых, знал, как высоко ценит творчество Зорина его отец, а во вторых, он уже обожал Рязанова, этого молодого, ни на кого не похожего режиссера. А уж он-то, работник культурного фронта, в этом разбирался. Раздобыв денег, Юрский помчался покупать билет на поезд Ленинград - Москва.

"Поезда тогда ходили редко, не так, как сейчас, билетов достать невозможно. Я смог купить только в СВ, - вспоминает Сергей Юрьевич. - Моя полка была наверху. Вбегаю в купе, на нижней полке мужчина. Он посмотрел на меня явно недовольным взглядом. Видимо, рассчитывал, что поедет один. Я сразу узнал попутчика и сжался под его проницательным взглядом. Мне хотелось рассказать всем, и ему тоже, что я еду в Москву и меня будет снимать в главной роли сам Эльдар Рязанов! Хотел сказать незнакомцу, что знаю, кто он, и счастлив, что еду с ним в одном вагоне. Но меня словно сковало. Я забрался на верхнюю полку и замер. Боялся даже пошевелиться и нарушить покой сурового человека на нижней полке. Это был Шостакович… Вот так много лет назад я начал сниматься в фильме вместе с Юрием Яковлевым, для него это была вторая ведущая роль после "Идиота", вышедшего в 1958 году, и Анатолием Папановым".

По замыслу автора, фильм должен был показать советскую действительность глазами "человека со стороны", сатирически вскрыть "отдельные недостатки". Рязанов определил жанр фильма как "комическую ненаучную фантастику".

Это была первая в истории нашего кинематографа лента, где широко использовался юмор абсурда. "Сергею удалось отменно передать образ эксцентричного Чудака - немного наивного и очень доверчивого снежного человека. Его герой является трагичным и одновременно очень смешным, забавляя своими дикими повадками и прямолинейностью", - расскажет спустя много лет на одной из встреч со зрителями Эльдар Александрович Рязанов.

Весной 1961 года фильм (третья лента Рязанова) был закончен. Но официальные инстанции его не одобрили. Было принято "мудрое" решение: картину как бы выпустить и в то же время практически не выпускать. Ей определили мизерный тираж. И хотя премьера фильма, состоявшаяся в Доме кино, оказалась шумной и многолюдной, для рядового зрителя ленту посчитали слишком сложной.

Вскоре после премьеры, 22 июня 1961 года, в "Советской культуре" было опубликовано "письмо зрителя" за подписью "В. Данилян, научный работник", в котором утверждалось, что фильму "не хватает идейной концепции и ясной философской позиции". Правда, потом выяснилось, что истинным автором был заведующий отделом кино этой газеты. Но окончательный приговор "Человеку ниоткуда" вынес М.А. Суслов. Выступая на XXII съезде КПСС 24 октября 1961 года, он заявил: "К сожалению, нередко еще появляются у нас бессодержательные и никчемные книжки, безыдейные и малохудожественные картины и фильмы, которые не отвечают высокому призванию советского искусства… Хотя некоторые из этих произведений появляются под таинственным названием, как "Человек ниоткуда". Однако в идейном и художественном отношении этот фильм явно не оттуда… Не пора ли прекратить субсидирование брака в области искусства?". "В тот же день эстрадные куплетисты Рудаков и Нечаев откликнулись на фильм частушкой", - вспоминает Юрский.

"На "Мосфильме" вышло чудо

С "Человеком ниоткуда".

Посмотрел я это чудо -

Век в кино ходить не буду!"

В итоге фильм пролежал на полке 28 лет…

Рязанов хотел снимать Сергея Юрьевича Юрского и в других фильмах, но кинематографическое начальство не утверждало кандидатуру. Несмотря на это, сотрудничество актера и режиссера переросло в крепкую многолетнюю дружбу.

На встрече побывала Татьяна КАЛМЫКОВА

Фото Виктора АНТОНОВА

Максим 1 марта 2017

Певец Максим Катырев - ведущий солист Московского театра оперетты. Баритон. Лауреат международных конкурсов, в том числе знаменитой "Романсиады".

В премьерном мюзикле "Брак по-итальянски" исполняет главную роль Доменико Сориано.

- Максим, а сам фильм "Брак по-итальянски" вам удалось посмотреть? И возникали ли какие-то сложности с ролью?

- Фильм, в котором играли легендарные Марчелло Мастрояни и Софи Лорен, я посмотрел еще в юности. Конечно, даже не мог и представить, что когда-нибудь мне удастся сыграть эту роль. А сложности были. Требовалось найти свои личные ниточки, связывающие меня с этим героем. По большому счету, Доменико Сориано - не тот человек, которым я являюсь, такой типаж мне не близок. Пришлось искать новые свежие краски, свою подачу, но фильм с Мастрояни, безусловно, очень помог.

- Вы сказали, что такой типаж мужчины вам не близок, получается, что где-то в глубине души осуждаете своего героя?

- Он в общем-то безответственный и эгоистичный человек, но тем не менее в нем есть положительные черты. Я пытаюсь найти ту самую любовь, которую он не распознал. Его можно в чем-то понять, он боялся настоящего чувства, боялся стать зависимым от отношений - такой тип мужчины часто встречается в обществе. Доменико поступает не совсем порядочно не потому, что подлец, просто он так был воспитан, не видел других примеров, поскольку в те времена большинство итальянцев жили подобным образом. И развлекался Сориано с теми девушками, которые позволяли ему это делать. Предприимчивый человек, красавец, у которого есть деньги и имя, - такой мужчина не может не нравиться женщинам. Доменико Сориано думает так: "Почему бы не прожить эту жизнь легко, ярко и весело?". И, казалось бы, у него есть для счастья все, но нет настоящей, истинной любви. А когда любовь пришла, он не смог ее распознать. Всю жизнь прожил с Филуменой и не смог понять, что именно она - та женщина, которую он по-настоящему любит. И только когда Филумена ушла от него, он наконец-то понял, что без нее не может жить, осознал, что любит ее безумно и только с ней счастлив и спокоен. Зрители становятся свидетелями того, как Сориано исправляет свою ошибку. Ну а мне хочется, чтобы мой герой понравился публике, чтобы зрители сопереживали ему и видели в нем своего любимчика.

- "Брак по-итальянски" обожают миллионы наших зрительниц, а как вы думаете, почему наших женщин привлекает эта история?

- Не хотелось бы говорить, что это очередная история "про Золушку", но если вдуматься, то получается именно так. Рассказ ведь о женщине, которая родилась в очень бедной семье, много страдала, бедствовала, но потом в конце концов получила награду. Положение в обществе, деньги, настоящую семью. "Брак по-итальянски" - это история с хорошим концом, в котором побеждает любовь.

- Как вы думаете, мюзикл станет весенним подарком для наших зрительниц?

- Очень надеюсь. В мюзикле есть все, что так любят соотечественницы. Не секрет, что наши женщины обожают, к примеру, мелодичные итальянские песни. И потом, в этом спектакле столько радости! Кстати, Доменико под аккомпанемент маленького оркестра, состоящего из контрабаса, аккордеона, мандолины, поет потрясающие серенады. Мы попытались воссоздать романтичную атмосферу Неаполя тех лет, когда именно с такими маленькими ансамблями мужчины пели своим любимым женщинам серенады под балконом.

- А вы сами в Неаполе бывали?

- Вы не поверите, для того чтобы проникнуться духом Неаполя, я даже поехал с женой на машине в Италию. Увидел, что в принципе не так уж сильно что-то изменилось с тех пор, как была написана эта история. В Неаполе так же шумно и многолюдно, во дворах сушится белье, а рядом кричат и бегают детишки. Все кругом поют, пьют вино. Мы с удовольствием отведали местную кухню, перепробовали все варианты знаменитой неаполитанской пиццы. И, конечно, невозможно побывать в Неаполе и не посетить кафе "Флорин" с его необыкновенно вкусным мороженым. Тут уж мы отвели душу!

Еще хотелось поездить по Неаполю на машине, потому что в спектакле мой герой Доменико ездит на шикарном автомобиле, но по узким улочкам это оказалось чрезвычайно сложно сделать. Благодаря той поездке я действительно ощутил настоящий дух Италии. А вообще, мне кажется, что наш мюзикл - это волшебный вихрь, который просто не может не увлечь за собой всех зрителей.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ