Июль 2015 — Москва За Калужской заставой

Easy IT 29 июля 2015

Одна из самых узнаваемых актрис кино и телеэкрана на самом деле больше всего любит театр. Хотя, дай волю, стала бы заниматься... автогонками.

Отдельно на плашке:Мария Аронова - народная артистка России. Обладательница весьма редкого, в особенности в наше время, амплуа трагикомической актрисы. За 20 лет служения в труппе Театра им Евг. Вахтангова сыграла более 20 ролей. В кино и на телевидении - втрое больше. Живет всю жизнь в подмосковном Долгопрудном. Замужем. Муж и сын также служат в Театре им. Евг. Вахтангова. Воспитывает дочь-школьницу.

- За чем же дело стало, Мария Валерьевна, машина у вас есть, не гоночная, правда?..

- Мой лэндровер - это мой дом, мой корабль, мне в нем хорошо и удобно ездить каждый день из Долгопрудного в Москву. А автогонки - да если я только увлекусь, то уже с этой иглы никогда не слезу - человек я такой, нельзя мне увлекаться, поддаваться страстям всяким, например, в казино играть и так далее. Только начну - пропаду. Увы, в борьбе со своим внутренним двойником я всегда терплю поражение. Ну а что тут поделаешь - я совсем не в маму мою покойную. Вот она была кремень. Да и я кремень, когда дело касается работы, трудиться могу в поте лица, но вот увлечения для меня - это табу.

- А почему вы из Долгопрудного в Москву не переедете? Далековато же ездить... Или не любите столицу?

- Ну, во-первых, в Долгопрудном я все-таки родилась и выросла, все там знакомо... Хотя столицу люблю, но только старые места Москвы, где жилье стоит таких денег, что мне их никогда не заработать. А в Долгопрудном мы все вместе собрались в нашем четырехэтажном таунхаусе - да еще и мои любимые шиншиллы с нами.

- Хищники?!

- Да ну что вы! Это же белки, но с особенным мехом. Мы им в нашем доме даже свой таунхаус устроили. Зато, когда я прихожу с работы, они меня всегда встречают.

- Вы невероятно востребованы на телевидении и в кино, а в театре у вас всего лишь два спектакля. Туминас (Римас Туминас - художественный руководитель Театра им Е. Вахтангова. - Прим.авт.) ролей не дает, не сошлись с ним характерами?

- Он ждет от меня предложений, а их у меня нет. Просто потому, что это не мое. Я - актриса, и все. Я занимаюсь только своим ремеслом. Но, заметьте, я не чувствую себя в театре изгоем, и никто не чувствует, пусть даже на данный момент и не занят ни в одном спектакле. И это потому, что Римас Владимирович создал в театре совершенно особенную атмосферу, когда прекратились всяческие интриги, склоки, рассыпались группировки, которые "дружили" против друг друга. И как гениальный человек и мастер высочайшего полета, он влюбил в себя труппу. Так что я ни в коем случае не чувствую себя обделенной. А потом, знаете, незадлого до своей кончины меня позвал к себе Михаил Александрович Ульянов, который когда-то мне - второкурснице - первую роль в театре предложил, и сказал: "Делай все, что не зависит от театра". То есть он призывал меня играть не только в репертуарном театре, призывал не бояться класть голову на плаху экспериментального творчества, призывал заняться семьей. И я всему этому следую. Даже родила второго ребенка. Понимаете, я - не богема. И по разным фестивалям не любительница мотаться. Я люблю дом убирать, готовить люблю, люблю, когда мы все вместе собираемся. Бывает, прихожу домой - сил нет пошевельнуться. А вот была бы у меня рента - зажила бы!..

- Грех жаловаться, Мария Валерьевна - сколько у вас ролей... Кстати, а какие самые любимые?

- Одна из самых любимых - Мария Бочкарева в "Батальоне". Этот фильм - просто мой счастливый билет. Спасибо Игорю Угольникову и Дмитрию Месхиеву. Сейчас вот готовим телевариант, скоро должен выйти.

- То есть кино и телевидение предпочитаете театру. Кстати, а будет ли продолжение у "Восьмидесятых", большой успех имел сериал?

- Продолжение будет. Даже уже снимают. Я, правда, появлюсь в нем только зимой. Что же касается моих предпочтений, то театр у меня все-таки на первом месте. И любимая роль в театре тоже была - Екатерина Вторая в "Царской охоте" Леонида Зорина. Но сейчас спектакль уже не идет. Что же касается кино, то когда на съемочной площадке ты оказываешься рядом с таким мастером, как Дима Месхиев, когда видишь, как он готовится к съемкам, - это уже совсем другое дело. А вообще театр как раз более ответственное место. В кино можно сделать, например, переозвучку, а в театре - нет. И дублей в театре, как вы понимаете, не бывает. На сцене ты - и больше никто - абсолютный хозяин положения.

- Вы всю жизнь играете в Театре имени Вахтангова. Вам не жаль, что из его репертуара пропала "Принцесса Турандот", его "визитная карточка"? Или просто некому больше играть, ведь состав был просто сказочный?

- Ну да, валяли дурака великие, и все шли на них смотреть. Такой был спектакль. Но если поставить "Принцессу Турандот" совсем по-другому - но с Маковецким, с Симоновым, - уверяю вас, это снова будет успех.

- "Принцесса Турандот" шла почти что сто лет подряд, это же был самый старый спектакль в Москве и уж по крайней мере хранитель традиций Вахтанговского театра...

- Ах, традиции, традиции... Это все в теории хорошо. А практика... Знаете, что на эту тему говорили Ульянов с Этушем?.. "Как разговор заходит о традициях, так все, что хорошее, - вахтанговское, а что плохое - нет, не наше. Главное, чтобы было талантливо".

- А как же марка единственного в стране театра-буфф? И артисты Театра Вахтангова - только из Щукинского училища...

- Да, вы правы, сейчас в труппе есть и не из "Щуки", Володя Вдовиченков, например. Да, Туминас не любит комедию, очень жаль, но он зато не мешает осуществлять свои планы другим. Это так важно! Вот сейчас Юлия Рутберг ставит на Малой сцене, да и я собираюсь сделать свой моноспектакль.

- Даже так… Что это будет?

- Пока еще не решила. Творческий вечер или, возможно, что-то вроде скетча. Хочется сказать о своем мироощущении. Я же, знаете, так и не научилась "петь в хоре". Могу только соло. Да, наверное, это гордыня, самовлюбленность. Нет, вы не подумайте, я всегда завишу от талантливого режиссера. Но в то же время не умею быть "коллективной".

Беседовал Александр КАЗАНСКИЙ

Easy IT 22 июля 2015

Ольга Нагдасева - кинодраматург, соавтор сценариев к кинофильмам "Поклонник", "Блюз опадающих листьев", "Гастролер". Работала и над многими полюбившимися зрителям телевизионными сериалами: "Скелет в шкафу", "Бедная Настя", "Дорогая Маша Березина", "Грехи отцов", "Адъютанты любви", "Талисман любви", "Петя Великолепный", "Одна ночь любви", "Любовь как любовь", "Мой генерал", "Адвокат", "По горячим следам", "Двое с пистолетами".

- Ольга, когда у вас возникло желание профессионально заниматься кинодраматургией?

- Началось все с сочинения коротких историй, которое я воспринимала как увлечение и поначалу не предполагала заниматься этим профессионально. Своих опусов я никому не показывала, никуда не отправляла, не стремилась к тому, чтобы они были опубликованы. Занятие это оказалось захватывающим, и я стала искать возможность заниматься только им. Узнала о сценарно-киноведческом факультете во ВГИКе. Решила рискнуть. Риск оправдался.

- Считается, что во ВГИК невозможно поступить без протекции или больших денег?

- Я поступила. И не только я. Может, кто-то и приходит во ВГИК по протекции, но много и тех, кто поступил без звонков и договоренностей. В нашей мастерской все поступили сами - только благодаря успеху на предварительном творческом конкурсе и хорошо сданным вступительным экзаменам.

- Ваши родители как-то связаны с миром искусства? Как они отнеслись квашему профессиональному выбору?

- Мои родители - инженеры. Решение поступить во ВГИК они расценили как слишком смелое, но не отговаривали. А когда попытка увенчалась успехом, радовались вместе со мной.

- Как вы относитесь к телевизионным сериалам?

- Как и к кинофильмам, книгам, спектаклям: к хорошим - хорошо, к плохим - плохо. Создание сценария многосерийного фильма - интересная задача, которая дает сценаристу простор для реализации своих замыслов. Чудесно, когда работаешь над своим собственным сюжетом. И хорошо, когда заказ студии совпадает с твоими интересами. Но это случается не всегда. С некоторых пор у студий появился новый способ работы со сценаристами - они заказывают свой материал. Идеи самих авторов в ряде студий даже не рассматриваются. И сценаристы вынуждены браться за историю, в которую не верят. Результаты этой практики мы часто можем наблюдать на экране, и они не всегда радуют. Но сами сериалы - изобретение замечательное. Я не брошу камня в них еще и потому, что они стали той соломинкой, за которую ухватились многие сценаристы, изнуренные многолетним простоем. Вы, наверное, помните 90-е. Многие ушли из профессии. Но кто-то и остался - выручили сериалы. Возвращаясь к разговору о выборе материала, замечу, что тогда, в начале "сериального движения", руководители студий охотно рассматривали и принимали идеи сценаристов. Например, сериал "Скелет в шкафу" создан по моему замыслу. У меня, правда, онизначально назывался "Каинова печать". Вкратце изложенный сюжет был моментально утвержден и принят в разработку. Сейчас заинтересовать кого-то своим материалом намного сложнее.

- Какие жанры предпочитаете?

- Согласна с утверждением "Все жанры хороши, кроме скучного".

- Не считаете, что сериалы вытеснили с телеэкрана наши художественные фильмы?

- Сериалы тожехудожественные фильмы, только многосерийные и предназначенные для показа по телевидению. Киноленты при этом тоже никуда не делись, и сериалы им никак не вредят. Когда появилось кино, все заговорили о гибели театра. Но мы видим, как эти виды искусства мирно сосуществуют.

- В профессии вам повезло?

- Я бы сказала - повезло с профессией, повезло, что я в нее попала. Это действительно огромная удача. А в процессе работы случалось всякое -что-то удавалось, что-то нет. Что-то радовало, а что-то разочаровывало. Какие-то ожидания оправдывались, какие-то - нет. Все как у всех. Но ведь значение приобретенного опыта не переоценить. Как известно, на чужих ошибках ничему не научишься. Только собственные промахи помогают нам принимать верные решения в будущем, и это относится не только к работе. А что касается везения, то им еще нужно уметь распорядиться. Оно может дать толчок, открыть тебе новую возможность, но затем нужно стараться самому. Без собственных усилий никакое везение не поможет. Например, поступление в институт. Твои работы понравились мастеру, и он принял тебя в мастерскую. Повезло? Да. Ведь набирал бы курс кто-то другой, и кто знает - заинтересовался бы тобой другой педагог. Но, поступив, ты должен год за годом усердно заниматься, иначе везение не имеет смысла. Другой пример:студии понравились твои сценарии, и тебя пригласили на проект. Повезло. Но, взявшись за новый сценарий, ты должен вкалывать на полную катушку, иначе через месяц с тобой расстанутся. Знакомство с хорошим режиссером. Везение? Без сомнений. Но когда у тебя в столе нет сценария, который ты можешь показать этому режиссеру, - везение ничего не значит. Словом, чтоб повезло в профессии, нужно много работать.

- Кого вы считаете своими главными учителями?

- Профессии научил мастер, Юрий Николаевич Арабов, и другие педагоги. А жить, наверное, как и всех, учат люди, с которыми я волей судьбы сталкиваюсь, и события, которые со мной происходят.

- Принято считать, что в творческом окружении не существует дружбы?Вы поддерживаете отношения с кем-нибудь из сокурсников? Знаете, как сложилась их судьба?

- Никто из нас не прилетел с другой планеты, и ничто человеческое нам не чуждо - люди творческих профессий и дружат, и ссорятся, и любят, и враждуют. К однокурсникам отношусь с симпатией. Общаемся мало, и в основном по телефону и Интернету - все заняты.

- Талант- это дар или наказание?

- Думаю, дар, к которому следует относиться очень-очень бережно.

- В настоящий момент ваши творческие амбиции полностью реализованы?

- Нет.

-Как относитесь к критике?

- Тут я ничем не отличаюсь от большинства: мне нравится, когда меня хвалят, и не нравится, когда критикуют, но род деятельности обязывает принимать критику: этому испытанию на прочность сценаристы подвергаются непрерывно. Ни один сценарий не принимается без поправок редактора. Выделенные ярким цветом строчки и реплики в тексте сценария- это критика. Когда эта критика умна, доброжелательна и направлена на достижение наилучшего результата, я за нее признательна, и к таким редакторам отношусь как к своим сторонникам и друзьям. Ну а когда критика произносится ради критики, это слушать неинтересно.

- Какое кино, на ваш взгляд,нужно сегодняшнему зрителю?

- Зритель сегодня избалованный, видел многое, удивить его непросто, но, думаю, он всегда оценит искренность. Не следует стремиться понравиться зрителю, угодить ему. Зритель умен и чуток, намерение подстроиться под него он разглядит и отвергнет. Думаю, в первую очередь нужно самому верить в ту историю, которую рассказываешь, и рассказывать ее не каким-то специальным языком, а таким, каким бы ты разговаривал с человеком, который хорошо тебя понимает. Не нужно умничать. Не нужно упрощать. Не нужно ничего просчитывать. Разговаривать со зрителем нужно на равных.

- Каклюбите проводить свободное время?

- Читаю, встречаюсь с близкими людьми, бываю в новых местах - путешественник я восторженный - мне понравилось всюду, где я бывала: и на Урале, и на Севере, и в Крыму, и в Европе, и в Азии. Заговорила с вами на эту тему, и сразу захотелось куда-нибудь поехать.

Ваши планы на будущее?

- Планов много - столько еще не сделано, не написано, не окончено и даже не начато.

Беседу вела Татьяна РАССАНОВА

Фото Виктора АНТОНОВА

Easy IT 17 июля 2015

Народный артист России, профессор Владимир Коренев вот уже 54 года служит на сцене Драматического театра имени К. С. Станиславского, который ныне обрел громкое название "Электротеатр СТАНИСЛАВСКИЙ". Более десяти лет он заведует кафедрой актерского мастерства на основанном им факультете театрального искусства Института гуманитарного образования и информационных технологий.

Недавно всеми любимому артисту исполнилось 75 лет! Поздравления Владимир Борисович принимал на сцене своего родного театра.

И, конечно, всех его друзей и почитателей порадовали энергия и прекрасная физическая форма Владимира Коренева. А как же иначе, ведь впереди столько творческих планов, большие спектакли, преподавание в институте, много предложений в кино!

- Владимир Борисович, вы сами что пожелали себе в свой юбилей?

- Я, переживший войну, пожелал себе и всем, чтобы наша страна всегда жила в мире. А сил заниматься творчеством у меня достаточно.

- Времена сейчас для культуры непростые, и, наверное, в вашем замечательном театре имени К.С. Станиславского бывали и аншлаги, и не очень заполненные залы. Для того чтобы привлечь зрителя, некоторые режиссеры переходят все дозволенные грани, вплоть до кощунства. Как считаете, нужна ли сегодня в театральной сфере цензура?

- Я за корректность и чувство меры. Кто-то говорит: "Мы так шутим", а я понимаю, что это один из способов уничтожить нас как народ.

Достоевский был выдающимся русским философом, его персонажи жили страстями. Конечно, они грешили, но герои Достоевского всегда страдали от своего греха. Однако Федор Михайлович никогда не переходил грани дозволенного, как сейчас позволяют себе многие.

В мире театра есть учителя добра и учителя зла. Проводники зла на этом деньги зарабатывают и знают, что на дурное публика придет быстрее и охотнее.

- Своим ученикам объясняете такие вещи?

- Я только такие вещи и говорю. Считаю, что самое главная задача любого педагога (и не только театрального) воспитать человека. Взрастить личность до размеров общественно интересной.Завести в нем механизм собственного творчества, тогда ученик успешно состоится и в профессии, и в жизни.

- На своих учеников возлагаете большие надежды? И почему сейчас так мало актеров-личностей?

- Мои ученики замечательные, они смелее, свободнее, чем мы, они лучше, чем наше поколение.

А почему так мало в искусстве личностей? Потому что театр и кино начинается с литературы. Художественный или Малый театр выросли на Островском, Чехове, Горьком. "Современник" и "Таганка" состоялись на пьесах замечательных авторов ХХ века. А что происходит с современной литературой? Может, потому это происходит, что исчезло ожидание изменений в обществе, надежда на лучшее, мечта?

В шестидесятые годы, когда начинался "Современник" и "Таганка", были оттепель и предчувствие свободы. Благодаря ожиданию и надежде возникла качественная литература, а уж потом появились большие мастера в кино и театре. Актеры-личности растут только на большой, настоящей литературе.

- Существует мнение, что театр - это "кладбище нереализованных амбиций" - отсюда и интриги и склоки. В "Станиславском" такого нет?

- У нас сейчас царит атмосфера доброты, товарищества.

Но в театре бывает всякое.Нужно всегда пресекать все интриги на корню. Тот, кто приходит в чужой монастырь со своим уставом и начинает интриговать, должен быть жестко поставлен на место. Правильный психологический климат в коллективе очень важен. Станиславский в своей книге"Моя жизнь в искусстве" рассказывает, как они с Немировичем-Данченко по всей России собирали актеров. Основной принцип отбора был этический.

Часто они не брали в свою труппу талантливого, но склочного человека. Случалось, что талантливые эгоисты, те, что "тянули одеяло на себя", - проигрывали, а начинающие и неопытные актеры быстро выучивались и со временем превращались в больших мастеров.

Серьезная часть системы Станиславского посвящена актерской этике. Ее утрата трагически сказывается на судьбе любого театра. К сожалению, даже Художественный театр не избежал этой участи.

- Останется ее величество Слава, разве не это для артиста самое главное?

- Слава она как женщина, у нее женский характер. Когда ты за ней ухаживаешь, она не обращает на тебя внимания, но приходит, когда перестаешь смотреть в ее сторону.

Нужно изменить вектор и загнать свое тщеславие в угол, с непомерными амбициями и честолюбием очень тяжело жить. У меня его нет или оно такого размера, что его нельзя накормить всякой ерундой.

А если говорить о стратегии, то в искусстве нельзя ни за кем становиться в очередь. Если следовать этой стратегии, то удастся самое сложное: стать уникальным.

Вы знаете, чем простой ремесленник отличается от настоящего художника? Ремесленник всегда ставит перед собой выполнимую задачу, а художник невыполнимую. Но если художник в решении своей невыполнимой задачи дойдет хотя бы до середины, он уйдет дальше, чем ремесленник, который в своей задаче дошел до конца. Потому что объем задачи всегда определяет уровень искусства. Это касается не только актерской профессии, но и любой другой.

Гамлет в переводе Пастернака говорил: "Вы заключите меня в скорлупу грецкого ореха, и там я буду чувствовать себя властелином вселенной" …Толстой уехал в Ясную Поляну, а Шолохов в станицу Вешенскую, и это не помешало им создать там "центр мира". У них были совсем другие задачи.

- Говорят, у вас есть такое качество: вы всегда любой конфликт обращаете в шутку.

- Ну а как иначе. Во-первых, я живу в театре вот уже 55 лет и хочу, чтобы мне было сюда приходить комфортно, а внутренний комфорт будет, когда между людьми мир и добрые уважительные отношения, меня этому учили мои учителя, ученики Станиславского.

- Не могу не спросить о вашей недавно вышедшей книге "Синяя птица. Воспоминания для спектакля", читать ее - огромное удовольствие. У вас интересная жизнь, столько необыкновенных людей было в вашем окружении, не думали ли вы написать мемуары?

- Во-первых, я слишком уважаю литературу, чтобы ею заниматься, и не понимаю, почему сейчас все артисты стали петь и писать книги,не важно есть ли голос и талант.

Я не очень люблю актерские мемуары, хорошо, если они окажутся честные и подробные, а если нет? Примеров можно привести массу, был такой господин Мгебров, который написал воспоминания о великой актрисе Комиссаржевской. Столько грязного белья перетряхнул этот господин, что гадостей на десять книг хватило бы, а сам был посредственным актером в труппе Веры Федоровны.Всем известно, что Сергей Есенин любил выпить. И когда он пил, то не обращал внимания на компанию. И однажды рядом с ним сидел парень, которого он хлопнул по заду и сказал: "Илюха, гони за водкой". Тот много лет потом читал лекции: "Я и Есенин".

Мне кажется, что когда ты пишешь, нужно сохранять уважительную дистанцию по отношению к героям твоих воспоминаний, тем более, если они ушли и не могут дать тебе по физиономии за то, что ты врешь или говоришь о них гадости, поэтому я и не пишу. Но вообще-то не пишу по другой причине. Как-то я договорился с одним издательством на написание мемуаров, уехал на дачу, взял толстую амбарную тетрадь, написал первую главу и чуть не закричал: "Ай да Коренев, ай да сукин сын!". Вернулся в Москву, дома у меня большая библиотека по живописи, стал перебирать свои альбомы и наткнулся на автопортрет Винсента Ван Гога. В свое время ему никто не хотел позировать, у него огромное количество автопортретов, но вот только эта картина стала художественным событием. На этом портрете человек, потерпевший полное фиаско как мужчина, как художник но тем не менее рассказавший страшную правду о себе. И я подумал, что не готов рассказывать о себе "страшную правду". Но ведь только в том случае литература становится художественным произведением, когда она до конца искренна и правдива. Когда она обнажает сокровенное. И вообще любое искусство это проникновение в истину, в правду.

- Другими словами, хотите сказать, что прожили спокойную и успешную жизнь?

- Я бы побоялся так сказать, но, слава Богу, у меня не было никаких потрясений,меня никто в жизни не предавал. Может, кто-то обо мне скажет: "Вот везунок". А что поделать, наверное, это так. Меня всегда окружали хорошие друзья, близкие и приятные мне люди. У меня прекрасная семья, всю жизнь я прожил с любимой женой, свою дочь обожаю. Все жизненные обстоятельства, которые случились со мной, к счастью, не позволили мне потерять лицо. А придумывать драмы специально я не хочу.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 9 июля 2015

Галина Данелия - не просто всемирно известный галерист. Для многих художников эта удивительная женщина стала вдохновителем, а подчас и спасительницей, путеводной звездой, благодаря которой они однажды не утратили своего пути. Сегодня можно уверенно говорить о том, что современное российское изобразительное искусство такое, каким оно является, благодаря и огромному вкладу в его развитие Галины Данелия.

- Галина, с чего начиналась ваша галерейная деятельность?

- Изначально собранная мною коллекция базировалась на классических картинах шестидесятников. В свое время благодаря "Бульдозерной выставке" стала известна целая плеяда талантливых, но не востребованных в России художников-нонконформистов: Оскара Рабина, Владимира Немухина, Владимира Яковлева, Анатолия Зверева и многих других. Когда их выгнали из России, они эмигрировали на Запад и какое-то время пребывали там на волне успеха, и политического в том числе. Но затем бум на русское искусство в США и Европе стал утихать, и я поставила себе цель: вернуть в Россию искусство, ушедшее на Запад. Частично выкупила картины, частично собрала и устроила огромное количество выставок. Впервые в России организовала грандиозную групповую выставку "Нью-Йорк - Лондон - Москва - транзит", которая поразила знатоков изобразительного искусства неожиданной эстетической формой самовыражения. Сейчас работы шестидесятников уже достаточно известны, они стали высоко цениться и стоить дорого.

Когда после долгой эмиграции в Россию приехал Оскар Рабин и увидел, как в стране изменилось к нему отношение, он сказал мне: "Какое счастье, что я с вами, наконец, познакомился. Вы единственный человек, который привез мои картины обратно на Родину и показал людям, как бы открыв заново. Я внимательно следил за вашей деятельностью, и я вам очень благодарен за всех". Думаю, что рано или поздно эти художники, конечно, все равно стали бы широко известны, возможно, чуть позже. Но я совершенно не жалею, что потратила силы, и время, и деньги, хотя было нелегко. Многие не верили в успех. "Зачем тебе это надо?" - спрашивали.

- Вы, наверное, еще рисковали и репутацией - с художниками-диссидентами связываться было мало желающих.

- Вы путаете временные периоды. Когда я начала профессионально заниматься шестидесятниками, на дворе стояли девяностые, и, привозя полотна обратно, я ничем не рисковала, кроме денег. Когда художники уехали на Запад, часть работ осталась в России, часть "уехала" за границу - передо мной стояла задача собрать коллекцию воедино. Пришлось вести настоящее расследование, это отдельная история. Некоторые картины десятилетиями пылились в запасниках, в кладовках, потому что мало еще кто понимал ценность этих полотен, большинство же, помня скандал прошлых лет на государственном уровне и тотальную травлю авторов полотен, не хотели с ними связываться.

- За что их невзлюбила партийная номенклатура, ведь они не бастовали, не устраивали митингов?

- Их не то чтобы не любили, они вызывали дикое раздражение. Существовали даже заказные критики, которые травили беспощадно, тех же Рабина, Немухина, Неизвестного. Советское сознание было устроено совершенно по-другому: не понимаю – значит, плохо. Спросите у людей старшего поколения, какие картины они предпочтут? И убедитесь, что они никогда не выберут нонконформизм или абстракционизм, но исключительно реализм - Шишкина, Репина, Сурикова. Для них это настоящее искусство. А работы шестидесятников далеки от реальности, нонконформизм - это совсем другое искусство, там форма несет содержание, и разбирается в этом тот, кто, отталкиваясь от классики, пошел дальше в своем восприятии, расширив его границы. Картины нонконформистов интересно разгадывать, словно ребусы, в них много недосказанности. Можно сказать, что отчасти тоталитарная система родила это направление, и поэтому советский нонконформизм - сугубо наше направление. Шестидесятники не думали о протесте, совершенно не собирались идти против системы, они просто работали, ломали линию, ломали традицию. Если хорошо изучить их работы, то они сломали всю советскую поэтику социалистического реализма.

- Ваш сын тоже ведь художник?

- Мой сын Кирилл в 17 лет поступил на постановочный факультет студии МХАТ, пошел по стопам Владимира Немухина, его называли "младшеньким шестидесятником", в 18 лет стал участником первой выставки русских художников в Беверли Хилз, которую я проводила в Америке. В экспозиции были представлены и шестидесятники, и семидесятники, и пресловутый Фурманный переулок, и молодые художники. Америка знакомилась с другим русским искусством.

Как раз после таких выставок шестидесятники и стали модны, на них начался настоящий бум.

- Если американцы так приветствовали в свое время нонконформизм, то почему они сейчас не скупают наши работы сотнями, ведь в России всегда можно найти что-то стоящее?

- Где ж их взять?! Все в коллекциях. Признание - великая вещь! Успех.

Американцы полюбили нонконформизм, так как он был замешан на условности и политике, поэтому художники-нонконформисты, ставшие известными на Западе, - "политического происхождения", что, кстати, не мешало им самим по себе быть талантливыми и неординарными. К слову сказать, в свое время картины Зверева можно было купить за бутылку водки, а сейчас к ним просто не подступиться.

Вообще американцы любят видеть картины и фотографии на стенах в своих квартирах и офисах, у них большая потребность в организации пространства. У нас тоже, наконец-то, становится модным украшать интерьеры картинами, репродукциями, графикой.

- Художественные галереи сейчас в моде и в России…

- Галерея - это место, где стремятся выставиться многие художники. Но наши галереи не могут работать, как западные, потому что там ежемесячно платят художникам зарплаты, и они не имеют право никому другому отдавать свои картины. Эксклюзив. Это как "Колламбия Пикчерс", к примеру, заключает договор с артистами, и они больше ни у кого не снимаются. У нас, конечно, такой подход нереален, но мы тоже всему учимся. Прежде чем есть свежеиспеченный хлеб, нужно вырастить первые колоски, и все связано с экономикой и со стабильностью в обществе. Сложно.

- А случалось ли, что талантливый художник оставался незамеченным и наоборот тот, в ком сомневались, взял и "выстрелил"?

- Иногда талантливый художник и много работает, и пишет одно полотно лучше другого, но… он никому не интересен и никогда не станет популярным. В живописи тоже существует мода. Скажем, Модильяни, Пиросмани, Ван Гог при жизни были нищими и никому не нужными, а потом прошло время, изменилась жизнь, восприятие, и работы этих мастеров объявили произведениями искусства, на них возникла мода. Лично я чисто интуитивно предчувствую, что с тем или иным художником будет в дальнейшем, и практически никогда не ошибаюсь. Выставляю его работы в своей галерее, и с этого для него начинается продвижение.

Это, знаете, как у Георгия Николаевича Данелия, если он кого-то снял в своем фильме, после этого артист становится востребованным. А в кинематографе ведь как? Если тебя заметили, то предложения посыпались без остановки, это то, о чем мечтает каждый актер.

- Среди галеристов большая конкуренция?

- Их, конечно, расплодилось в последнее время немало, но это трудное занятие. Случайные люди из профессии уходят, не выдерживают.

Я всегда работаю с прицелом на будущее. Несмотря на то, что в России жизнь нелегкая, шаг за шагом внедряем в сознание общества мысль: чтобы ни случилось в мире - искусство вечно.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 1 июля 2015

Заслуженный артист РФ Александр Олешко в последние годы не сходит с наших экранов, радуя зрителей новыми ролями, оригинальными образами, талантливыми театральными находками. Несмотря на то что у него много работы, бесконечные репетиции, съемки, гастроли, перелеты, преподавание в мастерской Детской академии «Останкино», Александр вот уже четвертый год подряд возглавляет международный конкурс - фестиваль «Цветик - Семицветик», который приобщает юные таланты к лучшим образцам культуры и искусств народов России и мира.

- Александр, не секрет, что детских фестивалей в России очень много, и каждый год появляются все новые и новые. В чем уникальность вашего?

- Уникальность его состоит в том, что за время пребывания на фестивале у детей есть возможность не только раскрыть свое дарование, но и пообщаться друг с другом и подружиться. Когда фестиваль заканчивается, они расстаются со слезами на глазах, пишут письма, созваниваются, приезжают в гости.Это объединяющая идея - через общение познакомить детей со своей страной для того, чтобы они узнали, какие есть города, обычаи, как люди живут в разных уголках мира. Это действительно здорово, что талантливые люди объединились и придумали настоящий детский праздник под таким красивым названием: «Цветик - Семицветик», где каждый может выбрать себе свой лепесточек. Фестиваль в «Орленке» носит обучающий, образовательный характер, абсолютно все дети во всей России его потенциальные участники, он ни для кого не закрыт. У нас подобралось фантастическое жюри - блестящие специалисты, сплоченные одной идеей, работающие совершенно бескорыстно. Конкурс проходит уже четвертый раз, количество детей все увеличивается, география расширяется от Калининграда до Владивостока. У нас самые разнообразные номинации, мы всех награждаем и поощряем. В прошлый раз я подписал тысячу пятьсот дипломов, без подарка никто не остался. Рад, что и взрослые люди находят возможность, приезжают и тратят время на детей.

- А почему выбран именно лагерь «Орленок»?

- Очень важно в таком месте, как «Орленок», проводить фестивали такого уровня, потому что потом это движение распространяется на всю Россию. В советское время говорили, что есть два брата - «Артек» и «Орленок» - мне, к сожалению, в детстве не удалось побывать в знаменитых лагерях, но сейчас понимаю, что это и впрямь счастье для детей, они попадают в настоящую сказку.

«Орленок» уникальное место, там есть сцена, которой более сорока лет, в свое время она «видела» удивительных людей - Юрия Никулина, Юрия Гагарина и многих других. Сейчас на этой сцене ребята поют, танцуют, участвуют в мастер-классах, погода в «Орленке» всегда хорошая, и после репетиций все бегут загорать и купаться в море. Сама атмосфера «Орленка» пропитана замечательной детской энергетикой, один музыкальный театр«Домисолька», чего стоит - это какой-то конвейер бесконечно чистой энергии.

- Вы выступали вместе с театром «Домисолька»?

- И вместе,и отдельно. В этом году в рамках фестиваля я презентовал два диска для детей - свои любимые песни, на которых воспитывалось мое поколение. Альбомы назывались «Настройте настроение» и «Ангел хранитель». А осенью состоится отдельная презентация, которая называется «Негасимый цвет». Отмечу, что я не продаю диски, вырученные деньги уходят в фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой и в фонд Дианы Гурцкой- в помощь тем детям, которые знают, что такое настоящий внутренний свет. Хочу сказать отдельное спасибо Диане Гурцкой, она помогает не только детям, но и вполне здоровым взрослым людям, например, для меня она сделала очень много, помогла в непростых жизненных ситуациях, в ней столько силы и доброты, что многим людям не мешало бы у нее поучиться.

- Вы сказали о детях, которые знают, что такое настоящий внутренний свет. Можете пояснить?

- Я много раз в своей жизни встречал абсолютно здоровых взрослых людей, которые бесконечно ноют, что жить плохо. Нужно в таких ситуациях обратить свое внимание на незрячих детей, которые в чем-то видят гораздо больше,они мудрее нас.Поэтому наша задача научить всех ребят видеть внутренний душевный свет, научить их сердцем отзываться на хорошие дела и уметь радоваться жизни, несмотря на трудности и проблемы. Поэтому мы объединились и придумали такой фестиваль. А после того, как дети пообщаются друг с другом и зарядятся позитивом, они дарят его всем вокруг.

- Благодаря участию в фестивале у талантливых девочек и мальчиков появляется шанс быть замеченными?

- Безусловно. Когда яркие, талантливые дети участвуют в концертах и мюзиклах, они пробивают себе дорогу, их замечают специалисты, представители телевидения, жюри, которые в дальнейшем никого не оставляют без внимания. Вообще неталантливых детей нет, просто не у всех есть возможность проявить себя, а фестиваль как раз такую возможность и дает. Его особенность в том, что участвовать в нем могут дети из любой социальной группы. Сегодня ведь у многих финансовые возможности ограничены, время сейчас сложное, но радостно от того, что конкурс позволяет решить многие проблемы, существующие в администрациях разных городов. Когда детские коллективы возвращаются к себе, то руководство города понимает: если на фестивале заметили и наградили призами, значит, дети талантливы и нужно им помогать. Таким образом, решаются многие социальные вопросы.

- Вы участвуете в детских шоу-программах, часто проводите детские мероприятия, снимаетесь в детском кино. Какими вам кажутся современные дети?

- Они иные, чем мы. Растет новое поколение, которое скроено совершенно по-другому. Кто-то их называет индиго, кто-то дает еще какое-то определение, не суть важно. Но современные дети умнее, тоньше, музыкальнее. Они намного проницательнее, чем были мы в свое время. Мне кажется, нужно по-настоящему уважать их мир, уже сформированную планету, нужно им протянуть руку помощи. Детям нужно реально уделять много внимания, а не делать вид, что мы о них заботимся. Они все понимают, все замечают, все чувствуют.

Утро в «Орленке» начиналось с линейки и с того, что юные участники фестиваля пели Гимн России, и меня поразило, что они пели от всей души, искренне, проникновенно и не напоказ. Потом они серьезно и ответственно посещали все мастер-классы, творческие занятия, репетиции. А вечером мы собирались и пекли возле костра картошку. Если бы меня спросили, когда я в последний раз ел печеную картошку, я бы и не вспомнил, казалось бы, мелочь, но увез с собой частичку радости.

- А вы чему лично учили детей?

- Мне хотелось тоже показать им пример в чем-то хорошем, позитивном. У меня есть одно любимое занятие: с детства люблю сажать деревья. Первое посадил в своем родном Кишиневе, между прочим, оно растет через три дерева от того, которое в свое время посадил Леонид Ильич Брежнев. Обидно, правда, что нет таблички, на которой указано: это дерево посадил Александр Олешко.

И вот два года назад в «Орленке», во время фестиваля,возле библиотеки опять-таки посадил дерево и так скромно сказал: «Хорошо бы если бы была табличка». На следующий день мне говорят: «Вы не могли бы подойти к библиотеке и сфотографироваться рядом со своим деревом». Я говорю: «С удовольствием».

Прихожу, а рядом с моим деревом лежит огромный красивейший камень, на нем цветной мозаикой выложена надпись: «Дерево поддержки от Саши Олешко». Я не просил такой камень, но рад, что он есть. Поэтому хотелось бы учредить еще одну замечательную традицию и передать ее детям: все, кто приезжает на фестиваль, пусть привозят свои саженцы из самых разных городов и стран. Сделаем большую аллею, чтобы каждый знал, что он был в «Орленке» и посадил там дерево. Так со временем появится уникальный ботанический сад из саженцев, привезенных со всей России. Ребята вырастут, вернуться в «Орленок» и с гордостью покажут своим детям деревья, посаженные много лет назад.

Беседу вела

Анжела Якубовская