2015 — Москва За Калужской заставой

Максим 21 декабря 2015

Известный и всеми любимый режиссер Светлана Дружинина 16 декабря отметила юбилей - 80 лет. Светлана Сергеевна, несмотря на всего лишь "еще одну круглую дату", в следующем году запускает новый фильм о гардемаринах, в котором сюжет будет построен вокруг событий русско-турецкой войны 1787-1792 годов и истории Кинбурнской баталии Александра Суворова.

Первый фильм исторической трилогии Дружининой "Гардемарины, вперед!" вышел на экраны в 1988 году. За ним последовали продолжения "Виват, гардемарины" (1991) и "Гардемарины III" (1992). Новая картина - "Гардемарины-1787" - сейчас находится на предподготовительном этапе, но так как она по своему бюджету превышает три предыдущих, то в помощь режиссеру запущен сбор денег на краудфандинговой площадке.

- Светлана Сергеевна, ваш проект сегодня как нельзя актуален, вас подтолкнули к замыслу недавние политические события?

- Хочу заранее предупредить, чтобы не возникло подозрения по поводу того, что: а не заказная ли эта работа и не поддалась ли Дружининаискушению быстренько сляпать очередное "кинцо"? Так вот, эта работа началась в 1992 году, именно тогда мы закончили фильм "Гардемарины III". Развалился Советский Союз, отечественное кино ушло в дальние края, и я пришла на телевидение с предложением: "Давайте подумаем над этой темой". Тогда был жив Ролан Быков, наш общий друг, он создал Фонд поддержки детского и юношеского кино и предложил войти в него. И мы решили создать свою маленькую продюсерскую компанию, которая называлась "Сигитариус" - в переводе это означает "Стрелец". Я сама по знаку зодиака Стрелец, и вот под этим знаком наша компания делала первые продюсерские шаги. Теперь знаю не только, как снимать кино, но и как его продвигать, и когда в мой кулачок попадает денежка, я ее крепко держу и четко знаю, куда и сколько нужно потратить. Может, поэтому нам за эти годы удалось снять десять больших полнометражных исторических кинофильмов на тему "Тайны дворцовых переворотов". Но тогда, когда я приступила к продолжению гардемаринов, денег не было, и все замыслы канули в Лету. Я нашла литературные источники, обратилась к книге Александра Суворова "Наука побеждать". Есть еще прекрасная серия книг "Жизнь замечательных людей". Я черпала в них силы, и вообще, как мне кажется,живу в XVIII веке. Но, повторюсь, именно тогда зародился этот проект, и никто не знал, что он будет жив и станет с годами еще более актуальным.

- Почему именно сражение 1787 года?

- Никто тогда не знал, что будет с Крымом. Все было хорошо, но вы никуда не уйдете от истории, описанной в наших исторических учебниках, она касалась именно Крыма.

Екатерина Вторая в те годы отчаянно пыталась воплотить в жизнь замыслы Петра. Все, что она делала, делала во благо России и своего народа. Если мы говорим о Екатерине, то всех почему-то интересуют ее фавориты. Как она взошла на трон, от кого родила, и больше ничего. А эта женщина была действительно великая. Ее привезли издалека, и она влюбилась в народ, в эту землю, увеличила и приумножила богатства русской земли - присоединила Крым. Крым сознательно был записан в пункты расширения российских границ в силу своего уникального геополитического положения. Русско-турецкая война, если вы знаете, закончилась победой России. В картине мы покажем, как отвоевывалась территория, тут же строились деревянные часовни, население принимало православную веру. Происходило мирное миссионерское превращение земель в российскую территорию. И вот без предупреждения 14 октября 1787 года произошло вероломное нападение турецких войск. В Великий праздник, в день Покрова Пресвятой Богородицы. Турки знали, что все русские люди в этот день молятся, потом празднуют, веселятся и никто не думает о войне. Турки не первый раз вонзают нам нож в спину. Просто мы об этом забываем.

А почему меня заинтересовала эта история? Потому что это был первый бой, большое сражение, в котором приняли участие гардемарины, и после этого их стали называть морской пехотой. В эти дни справляется святой праздник -поминание гардемаринов.

- У вас запланирован дополнительный кастинг?

- Недавно я была на одном приеме и увидела, как все хотят поучаствовать фильме, но, к сожалению, все места давно заняты. В фильме по-прежнему участвует "старая актерская гвардия": Дмитрий Харатьян, Александр Домогаров, Михаил Мамаев, Михаил Боярский, Ольга Машная. Но есть новые роли, над которыми я тщательным образом работаю, выстраиваю фрагменты и потом встаю на колени перед уникальными актерами. И когда мы сочиняли роль для посла России в Италии, мы видели, что это будет только актерВсеволод Шиловский.

- Каким будет визуальное решение нового проекта?

- Мы не подстраиваемся ни под кого специально, но строим стилистическое решение фильма уже на сегодняшнем уровне, так, чтобы понравилось и нашим ностальгирующим зрителям, и чтобы с удовольствием смотрела молодежная аудитория. Хочу сказать несколько слов об операторе. Анатолий Мукасей - последний государственный лауреат СССР за потрясающий фильм "Чучело". Все знают, что Анатолий Мукасей снимает самые лучшие в нашем отечественном кинематографе портреты, никогда за всю свою жизнь он не снял картину со знаком минус, поэтому-то они так долго живут.

- За финансированием вам пришлось обратиться к краудфандинговой системе, это работает?

- Не буду загадывать, мне кажется, фильм получится хороший, но для меня главное, чтобы его полюбил народ. Картина дорогая, будет много спецэффектов, компьютерной графики, и поэтому, не скрою, жду помощи от народа, ведь "Гардемарины" смотрят поколениями. Я действительно первый раз занимаюсь таким сбором средств и не знаю, насколько соответствуем этой площадке, но понимаю, что это возможность дать людям быть сопричастным к картине. Сейчас мы запустили народный сбор для предподготовительного периода, каждый вклад будет вознагражден.

Иногда ко мне приходят такие письма, что невозможноне заплакать. Однажды мне прислали письмо: "Пожалуйста, возьмите мои деньги. У меня под подушкой лежит пять тысяч рублей. Я инвалид, прикованный на всю жизнь к постели, но ваши фильмы помогали мне жить. Я знаю каждое слово наизусть". Конечно, я не имею права брать эти деньги, за такие теплые словая сама сделаю этому человеку подарок. И мне многие пишут, рассказывая, как на моих фильмах выросли их дети, а теперь они смотрят мое кино вместе с внуками.

- Для фильма исторические костюмы создает талантливый кутюрье Игорь Дадиани. Почему вы остановили свой выбор именно на нем?

- У меня, наверное, как и у каждого человека бывали такие периоды в жизни, когда я стою перед пропастью и не знаю, что будет завтра. Перед запуском картины мы лишились художника, никого не осуждаю, время было безденежное.

И как-то в перерывах между съемками я попала в жюри на показ коллекции Игоря Дадиани. После показа я подошла к нему выразить свое восхищение. Сказала, что так все красиво, как жаль, что вы не со мной. Игорь мне ответил: "Почему не с вами? Давайте поговорим…" Так к нам в команду пришел уникальный кутюрье, удивительный человек. Он живет в Чебоксарах, но могу сказать, что наши местные кутюрье его побаиваются, я часто хожу на премьеры в нарядах от него, и многие моментально узнают руку мастера. Когда мы снимали сцену в Грановитой палате, на актерах были его костюмы. Собрались все сотрудники музея и, увидев костюмы мастера, сказали: "Какое это чудо!".

- Насколько ваше кино имеет реальную историческую основу?

- Если посмотреть все мои картины, то можно увидеть, что там вымышленные персонажи, но историческая хронология достоверная. По-разному можно трактовать патриотизм. Я патриот, нонекричащий. Когда меня приглашают на телевидение на разные программы, я отказываюсь. Девизом фильма станет фраза: "Жизнь - Родине, честь - никому!" и будет рассказано о людях,которые боролись за свою страну и жертвовали жизнью. Конечно, Алеша Корсаков, Паша Горин - герои вымышленные, но почти треть фильма соответствует реальной информации.

В 2017 году будет праздноваться 230 лет победы в этом сражении. Я обратилась к администрации Севастополя, мне обещали помочь. Меня это заставляет с двойной ответственностью относиться к тому, что делаю, и я не имею права "наврать".

- Предыдущие три фильма были выдающимися в музыкальном плане…

- Не могу отказаться от музыкальных тем, которые звучали раньше, даже сейчас иногда слышу позывные в телефонах из моего фильма. И, конечно,сохраню все мелодии, но они будут звучать в новой аранжировке. Сейчас многие известные певцы и музыканты предлагают свои версии, все рассматриваю. Это очень музыкальная картина, инесмотря на то что последняя часть "Гардемаринов" жесткая, музыка будет звучать обязательно.

- В интернете идут споры по поводу предполагаемых актеров - Димы Билана, Татьяны Навки, Анны Семенович, Никиты Преснякова…

- Когда работаю над картиной, точно знаю, кого вижу. И обязательно ищу мощных людей. Как-то была в жюри одного конкурса, и для меня открылся прекрасный голос Димы Билана. Одновременно с Еленой Образцовой мы отметили, какой он красивый и интересный человек, какой потрясающий актер. Он совершенно не тот прыгунок, каким представлялся раньше, Дима получил актерское образование, вышел на серьезный личностный уровень. В Татьяне Навке есть заряд энергии, она пробуется на одну из ролей. Конечно, Татьяна сомневается. Но я говорю ей: "Не сомневайся, мы будем вместе выстраивать роль". Анна Семенович невероятно яркая актриса и такая нужна в фильме. Никита Пресняков вообще любимец современных девчонок, а как я уже сказала,рассчитываю на молодое поколение. Если бы они не годились, я бы их не пригласила.

- А правда, что вы будете некоторых героев воскрешать?

Да, правда. Но я не только режиссер-постановщик, но еще и женщина. А женщина без тайны - это не женщина…

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 9 декабря 2015

Анастасия ГАЧЕВАНа Юго-Западе Москвы в библиотеке № 180 вот уже двадцать лет работает музей, посвященный удивительному человеку и мыслителю, который, по словам его современников, поистине "опередил свое время". Николай Федорович Федоров, философ общего дела, "московский Сократ", был фигурой поистине легендарной. Собеседник Льва Толстого и Владимира Соловьева, человек, идеями которого восхищался Достоевский и положил их в основу своего последнего романа "Братья Карамазовы". А еще - мыслитель, вбросивший в духовную почву России зерна космической мечты, ведь именно под его руководством отец космонавтики Константин Циолковский проходил свои "университеты самообразования" в Румянцевской библиотеке Москвы.

Музей Н.Ф. Федорова создан усилиями представителей одной семьи: известного литературоведа и философа Светланы Семеновой и ее дочери, доктора филологических наукАнастасии Гачевой, с которой и встретился наш корреспондент.

- Ваш музей Федорова - единственный в мире...

- Думаю, это только первая ласточка. Федоров - уникальный мыслитель, родоначальник философии космизма. Его идеи отражают и глубинные "склонности"русской души (сердечное боление за мир, чаяние всечеловеческого братства), и планетарные устремления. Он видит в человеке существо, ответственное не только за Землю, но и за все мироздание, за "все ныне бездушные, холодно и как бы печально на нас смотрящие звездные миры", напоминает нам, землянам, о наших универсальных задачах: о регуляции природы, освоении космоса и даже победе над смертью. Думаю, в III тысячелетии музеи Федорова появятся и в других точках планеты. Ведь интерес к его трудам растет: в Германии и Сербии, Польше и Украине, Японии и США переводятся труды философа, выходят книги и статьи о нем. А Международные научные чтения памяти Н.Ф. Федорова, которые мы регулярно проводим вместе с Российской государственной библиотекой, собирают ученых из разных уголков земного шара.

- А что есть уже сегодня в других местах? Я знаю, еще в 2003 году в Российской государственной библиотеке, ставшей наследницей знаменитой Румянцевки, где Федоров проработал двадцать пять лет, была открыта мемориальная доска…

- Да, и в Доме Пашкова, в бывшей Каталожной, куда для бесед с Федоровым приходили Лев Толстой и Владимир Соловьев, поэт Афанасий Фет и художник Василий Верещагин, висит его портрет работы художника Л.О. Пастернака. Памятные доски философу-библиотекарю открыты в Рязанской областной универсальной научной библиотеке, в Шацке, где он учился, в Липецке, где работал учителем… В 2009 году в год 180-летия со дня рождения Федорова в Боровске, рядом с Центральной библиотекой, установили первый памятник мыслителю. И местные жители теперь называют Боровск "городом русского космизма". Ведь там с разрывом в двадцать лет преподавали и Федоров, и Циолковский, памятник которому также стоит в центре Боровска.

- Как возник ваш музей?

- Это был один из первых музеев, которые с начала 1990-х годов начали создаваться в московских библиотеках. Его коллекция собиралась при активной поддержке ученых и деятелей культуры, многие из которых передали (и продолжают передавать) сюда книги, рукописи, картины, фотографии. У нас хорошая подборка книг по философии космизма: труды Федорова, Циолковского, Вернадского, Чижевского, по русской и зарубежной философии - и антикварные, и современные издания. Кстати, мы работаем не только как музей, но и как библиотека: наши книжные фонды открыты для всех, ими можно пользоваться в читальном зале.

- Расскажите немного о вашей деятельности.

- Она многопланова. Экскурсии, выставки, лекции, семинары, творческие встречи, книжные презентации… В музее работает философский семинар, литературно-философская студия "Алетейя". Большой популярностью пользуется открытый лекторий "Пространство и время в истории и культуре XX века", созданный нашей молодой сотрудницей Анной Горской. Каждый год мы проводим месячник космонавтики, а в этом году участвовали в проведении Российской космической недели, открыв в нашей библиотеке акцию "Собираем космическую библиотеку" (акция продолжается, и все желающие могут подарить библиотеке книги о космосе, астрономии, космонавтике, литературу по научной фантастике). Много мероприятий проходит на культурных площадках Москвы и других городов. Мы выезжаем с открытыми и - подчеркиваю - бесплатными лекциями в библиотеки, школы, вузы. Для всех желающих проводим экскурсии "Московский Сократ" с посещением мест жизни и деятельности Федорова в Москве. Недавно в Музее космонавтики открыли выставку "Колыбель человечества: философия космизма". Она рассказывает о том, как мечта о будущем человечестве, которое преобразит Землю и заселит пространства Вселенной, вдохновляла писателей, поэтов, художников: Брюсова и Маяковского, Хлебникова и Заболоцкого, Пришвина и Платонова, Чекрыгина и Филонова, питала инженерный поиск пионеров космической эры. 26 ноября на ярмарке интеллектуальной литературы Non/fiction, где у московских библиотек была своя площадка, организовали открытую лекцию о Федорове и презентацию наших программ и изданий. А в декабре будем участвовать в выставке "От мечты до старта" в Манеже - ееорганизует Фонд имени летчика-космонавта А.А. Сереброва.

- Несколько слов о вдохновителе музеяСветлане Семеновой… Кем она была?

- Филологом милостью Божией, создавшим серию работ о метафизике русской литературы. Исследователем, трудами которого было возвращено и актуализировано для современности наследие Н.Ф. Федорова. Ярким и глубоким философом, о чем свидетельствуют все ее книги и особенно последняя - "Тропами сердечной мысли". Мой отец, философ и культуролог Георгий Гачев, восхищался ею и любил повторять: "Когда я женился на молодой филологине, думал получить себе секретаря, а получил Сократа".

- Ваш отец также участвовал в жизни музея?

- Да, папа регулярно приходил на наш философский семинар, выступал в дискуссиях, дважды делал доклады. Сейчас, когда его уже нет в живых, мы периодически обращаемся к его трудам и наследию, и прежде всего к авторской серии "Национальные образы мира". Он подчеркивал, что каждый народ обладает своей уникальной ментальностью и культурой, которую нужно учиться ценить, любить, понимать. У каждого народа в симфонии человечества - своя музыкальная партия. И в музее-библиотеке мы периодически проводим для русских и иностранных студентов лекции "Ментальности народов мира: версия Георгия Гачева", открываем наши двери для выставок и творческих встреч представителей разных национальных культур. В этом году в рамках акции "Библионочь" провели выставку "Жизнь с Мыслью: дневники Георгия Гачева", на которых представили материалы семейного архива. Папа подобно Пришвину и Розанову видел в дневнике универсальный жанр, который помогает человеку сопрячь Мысль и Жизнь…

- Каковы ваши ближайшие планы и каким вы видите будущее музея?

- В 2016 году у нас запланирована большая просветительная и творческая программа к 55-летию полета Ю.А. Гагарина. Совместно с библиотеками Рязани, Сасова, Липецка, Истры расширим карту наших философских экскурсий, выставок, встреч. Начнем работу над двумя энциклопедиями: "Н.Ф. Федоров" и "Философия космизма", привлекая к этому проекту российских и зарубежных ученых. И очень надеемся, что появится возможность и средства создать в нашем музее профессиональную экспозицию.

- Каким должен быть современный музей?

- Отвечу словами Федорова: "Музей не собрание вещей, а собор лиц". Музей - это наша общая память. Память о людях и судьбах, о живых и ушедших. Память, к которой причастны мы все и в творчестве которой должны по мере сил соучаствовать. В мае в музее Федорова стартовала программа "Всякий человек носит в себе музей…" Это серия встреч с москвичами, носителями и хранителями памяти о "некалендарном XX веке". В ней могут принять участие все желающие.

- В 2014 году вы стали библиотекарем года. Как оцениваете состояние наших библиотек и что такое библиотека сегодня?

- Российские библиотеки - центры просвещения и наследия, и это мощный интеллектуальный, духовный, культурный ресурс для страны. Все больше библиотек открывают у себя виртуальные читальные залы, предоставляют доступ к мировым базам данных. Так что цифровая эра не убивает библиотеки - напротив, расширяет их возможности. А еще библиотечное пространство - это пространство встречи и диалога: читателей и писателей, ученых и неученых, всех, для кого человек, по словам Достоевского, - "не простое земное животное".

- Осталось спросить о состоянии образования и культуры… И уж, как водится в этой связи, кто виноват и что делать?

- Главная проблема не в финансировании: среди деятелей культуры и образования много энтузиастов, которые работают и готовы работать за небольшую зарплату. Проблема в другом - в ценностных ориентирах современного мира, в том, что философы называют аксиологией. Кого мы растим? Человека-творца, любящего мир и людей, стремящегося отдавать, а не брать? Или "квалифицированного потребителя", активного и эффективного участника торгово-промышленного оборота? К сожалению, человек-потребитель пока продолжает теснить человека-творца. Это напрямую отражается на состоянии образования: пресловутые "стандарты", сокращение часов на базовые предметы гуманитарного цикла - русский язык, литературу, историю, формирующие у человека систему ценностей, целостный образ мира. Сказывается и на культурной политике. От библиотек все настойчивее требуют зарабатывания денег, расширения платных услуг. А это разрушает сам образ библиотеки - как общедоступной площадки развития, самообразования, творчества, обращенной к каждому человеку, вне зависимости от его платежеспособности. Библиотечная жизнь не должна быть демонстрацией очередного "купи-продай". Объединяя своих читателей и друзей в общем культурном делании, библиотека учит бескорыстию, волонтерству. Учит, как говорил Федоров, "жить не для себя и не для других, а со всеми и для всех". В этом ее нравственная и социальная миссия.

Беседу вел

Андрей ФЕОКТИСТОВ

Фото Виктора АНТОНОВА

Максим 24 ноября 2015

Алексей Козлов - выдающийся российский джазмен, саксофонист, создатель отечественного джаз-рока и основатель коллектива "Арсенал", композитор, писатель. Много гастролировал за рубежом. Активно выступает и сегодня. Король российского саксофона, которому в октябре исполнилось 80, рассказал нашему корреспонденту о музыке, Москве и о себе. Утаив, что такое джаз.

- Глядючи на вас, поверить невозможно, что вы родились еще в довоенной столице. Ее так мало осталось сегодня. Вам жаль Москву вашей юности?

- Мне жаль, что Москва постепенно утратила некоторые свои качества, присущие городу в первые послевоенные годы. И прежде всего радушие коренных москвичей, особый московский говор, специфику взаимоотношений, терпимость к людям всех национальностей... При Хрущеве появились новые микрорайоны, которые заселяли лимитчики из разных концов страны. Они постепенно стали раздражать москвичей своей напористостью, непривычным выговором, а порой и отсутствием элементарной культуры. Еще позднее появилось понятие "понаехавшие". Эта категория гастарбайтеров с Украины, из Молдавии и некоторых азиатских республик настроила против себя даже уже бывших лимитчиков, ставших москвичами не так давно. О коренных москвичах я уж и не говорю. Тем более что их становилось все меньше и меньше. И постепенно они просто растворились в огромной массе приезжих и... как-то потерялись. Появилась новая Москва, которая приобрела совсем иной облик, сочетающий в себе все качества современной столицы, города будущего, но все же сохранившего свой исторический патриархальный имидж. Я издавна любил бывать на ВДНХ. И очень порадовался, как быстро удалось восстановить прежний облик этого замечательного места, с заброшеннымикогда-то павильонами, загаженного ларьками и палатками.

- Насколько я знаю, джаз в вашей жизни присутствовал с детских лет?

- Сперва это были довоенные пластинки с музыкой джаз-оркестров Утесова, Цфасмана, Варламова. Были и пластинки с записями музыкантов, сбежавших в 1939 году от преследований гитлеровцев в Минск и во Львов, - оркестры Эдди Рознера и львовского "Теа-джаза". Но в 1946 году джаз вообще был запрещен в СССР и поэтому достать записи такой музыки стало невозможно. Ну а начиная с 1956-го, я стал слушать по приемнику передачи "Music USA" с Уиллисом Коновером, сделавшись знатоком современных тогда стилей - бибоп, хардбоп или кул, а позже - фри-джаз. Так продолжалось до начала 70-х, когда я узнал, что появилась музыка стиля джаз-рок-фьюжн. И одновременно с этим пришли прогрессив-рок и рок-опера "Jesus Crist Superstar". Вот тогда я и созрел для идеи создать в России нечто свое, не подражая никому, а используя все, что было накоплено к тому времени в мировой музыкальной культуре, включая джаз и рок-музыку. Так появился в ноябре 1973 года ансамбль "Арсенал".

- Откуда такое название?

- Во-первых, само это слово обозначает не просто склад оружия, но и большой выбор средств. А, во-вторых, я уже тогда был болельщиком лондонского футбольного клуба "Арсенал".

- Вы представили наш джаз-рок в США на сцене знаменитого Карнеги-холла в Нью-Йорке. А что вы сами увидели там, с кем встретились?

- Я приехал в Америку в 1995-м как гастролер - вместе с "Арсеналом" и Тамарой Гвердцители, обнаружил, что на концерты советских артистов ходят главным образом наши эмигранты, уехавшие из СССР довольно давно и тоскующие по своему советскому прошлому. Американцам же наш джаз и поп-музыка никогда не были интересными. Они интересовались нашим балетом, виртуозами классики и в меньшей степени цирком. И еще я с удивлением обнаружил, что в большинстве американских городов, за исключением Нью-Йорка, Чикаго, Бостона или Нового Орлеана, практически нет никакой джазовой жизни. Нет джаз-клубов, не проходит джазовых концертов, по радио и телевидению не транслируется традиционный джаз. Только кантри, диско-поп, в лучшем случае - smoоth-jazz. Грубо говоря, я с сожалением понял, что Америка перестала быть джазовой страной. Особенно ярким впечатлением для меня были встречи с моими старыми друзьями. Дело в том, что когда они еще при советской власти эмигрировали, то при проводах у меня было чувство, схожее с тем, когда хоронишь кого-то. То есть - прощаешься навсегда. Разница лишь в том, что ты понимаешь, что человек будет жить, но в каком-то недоступном мире. Ведь я никогда не думал никуда эмигрировать. А в советские времена всех эмигрантов считали предателями и обратно не пускали. Так что встретиться вновь не представлялось возможным. Я даже написал тогда пьесу "Последний взгляд", посвятив ее моменту прощания с отъезжавшими в Израиль, в Германию или США. И вот после первого же концерта ко мне стали подходить мои старые друзья и знакомые. Я ощутил нечто схожее с тем, как если бы я попал на тот свет и встретил там давно умерших людей. Странное было чувство.

- Вы - "человек-оркестр", что называется. А бывает ли у вас свободное время, и, если да, как вы его проводите? Есть ли хобби?

- Так называемого свободного времени у меня, конечно же, нет, потому что я все время чем-то занят. То сочиняю и оркеструю новые пьесы, то сижу за компъютером, скачивая материалы из интернета, работая над новыми проектами, то проверяю и совершенствую свой сайт, то выступаю на концертах и на лекциях, то просто читаю. Ни на какое хобби времени, да и желания не остается. А отдых - это переключение с одного вида деятельности на другой. Просто ничего не делать, сидя где-нибудь в доме отдыха, - для меня тоска зеленая. Так что от дачи я уже давным-давно отказался.

- Вы ни слова не сказали о вашем клубе...

- Он не мой. То есть "Клуб Алексея Козлова" мне не принадлежит. Я отнюдь не богатый человек, чтобы позволить себе такую роскошь. Но несколько лет назад продюсерско-издательский фонд обратился ко мне с предложением присвоить мое имя музыкальному клубу в одном из помещений Олимпийского спорткомплекса. Я согласился. И вот так в Москве появился клуб, направленный на пропаганду лучших отечественных коллективов самых разных направлений. В двух залах клуба установлена высококачественная звуковая и световая аппаратура, а также смонтированы видеокамеры, позволяющие смотреть онлайн (не выходя из дома) все, что там происходит.

- Что в ваших планах?

- Готовлюсь к проведению новой серии абонементных концертов-лекций в Государственном концертном зале им. Чайковского. Тема - "История музыкальной культуры ХХ века". Ну а потом надеюсь издать весь этот материал на видеодисках.

- Возраст чувствуете?

- Пока нет.

- Но что-то изменилось с годами в вашей жизни?

- Конечно! Очень многое. Я перестал быть "штатником" и диссидентом, как это было в советские времена. Окончательно почувствовал свою неразрывную связь с Россией, с ее уникальной историей, с ее великим культурным наследием. То есть стал настоящим российским патриотом, причем без всякого ложного пафоса. Более того, я пересмотрел свое отношение ко многому, что было достигнуто Советским Союзом и утрачено в эпоху Горбачева и Ельцина. Да, я вижу все недостатки в нашей теперешней жизни, но не брюзжу, а надеюсь, что мы преодолеем все трудности последнего периода, и я сам сделаю все, что в моих силах, чтобы хоть как-то помочь стране в этом процессе.

- Если бы молодость знала, если бы старость могла...

- Ко мне это не имеет никакого отношения.

- Тогда последний вопрос. Ваши слова: "Джаз - это расплавленная архитектура" стали уже едва ли не афоризмом. Так что же такое джаз?

- Знаете, однажды - еще до войны - одна дама подошла к американскому джазмену-пианисту Фэтсу Уоллеру и задала этот вопрос. На что получила в ответ: "Мадам, если вы до сих пор не знаете, что такое джаз, то и объяснять бесполезно".

- С днем рождения, Алексей Семенович! С юбилеем!

Беседу вел Александр КАЗАНЦЕВ

Максим 17 ноября 2015

Всероссийский благотворительный проект "Поколение Маугли", художественным руководителем которого является актер Константин Хабенский, и Благотворительный фонд Константина Хабенского объединили задачи развития творческих способностей ребят из разных регионов страны и сбора средств на лечение тяжелобольных детей. Спектакль гастролировал по регионам России, затем премьера состоялась в Кремле. И вот мюзикл снова уезжает на гастроли, потому что его с нетерпением ждут в каждом городе ребята - и участники, и зрители.

- Константин, давно вы начали работать над спектаклем? Сколько раз он уже "выходил на публику"?

- Сегодня сыграно более 30 спектаклей, а это для любого репертуара много. Работа над проектом началасьгод назад, и уже летом 2014-го состоялась премьера. В постановке задействовано огромное количество людей, онас большим успехом прошла в разных городах. Обновленная версия была показана в Кремле. То есть наш спектакль - как живой организм - постоянно развивается и обновляется. Он невероятно красивый, добрый и, что отрадно, охватывает огромную аудиторию - "Поколение Маугли" уже посмотрели восемь миллионов человек! Также в рамках проекта по всей России проходят различные мероприятия. То есть одновременно речь идет и о творчестве, и о спасении детей.

- Как отбираете исполнителей?

-Для взрослых актеров существуют кастинги и, кстати, не все его проходят. Я сам считаю, что приглашать нужно только самых лучших актеров. Многие благородно соглашаются. Так, у нас играли Тимур Родригес, Диана Арбенина, Екатерина Гусева, Алексей Кортнев, Гоша Куценко, Юрий Гальцев. Аюные участники доказывают свое право на работу талантом и упорством. И я вижу, какие у нихчистые и открытые помыслы. Дети играют во имя жизни других детей. Каждый раз, когда заканчиваем спектакль, мы объявляем со сцены: "Сегодня мы играли для Саши, а завтра будем играть для Маши!" И ребята смотрят на экран и понимают:они выступают не только для своего удовольствия, и не только для того, чтобы ими гордились родители. Вы не представляете, с какой отдачей работают на сцене маленькие артисты. И еще я вижу детей, которые выздоравливают, и мне кажется, что это прекрасная практика, что все не зря и не впустую.

- А что делает в вашем мюзикле известный футболист Александр Кержаков?

- Это его дебют, он принял участие в роли Каа. Александр играет человека, который пытается собрать большую команду звезд баскетболистов и, конечно, проходит через всевозможные испытания, преодолевает разные препятствия.Вообще мюзикл "Поколение Маугли" - это история по мотивам Киплинга, перенесенная в большой город, в мегаполис. Главные герои - Балу, Шерхан, Багира - взрослые люди, которые в душе остаются детьми.

Кстати, есть у нас еще и виртуальная часть проекта, портал постоянно организует мастер-классы известных фотографов и художников, другие мероприятия, и все, кто желает к немуприобщиться, ставят лайки, делают перепосты,за это начисляются баллы, а все заработанные таким образом средства идут на лечение больных детей.

- Если не секрет, сколько денег уже собрано благодаря проекту?

- В конце прошлогогода было собрано 250 тысяч рублей. Помимо того люди просто перечисляют средства в наш фонд, ведь все знают, лечение сегодня стоит дорого, цены за последнее время выросли практически в два раза, да и лекарства подорожали.

- Вы сказали, что сейчас практически все дети сидят в интернете, а как выотноситесь к социальным сетям? У вас есть личная страница?

- Наш Благотворительный фонд присутствует во всех социальных сетях, и люди, попавшие в сложные жизненные ситуации, обращаются в фонд именно через сети.

Моя личная страничка также присутствует во всех социальных сетях, но она "молчит", она сделана специально для того, чтобы люди, думающие и понимающие, не обращали внимания на многочисленные клоны – страницы, "говорящие" от моего имени. Я, конечно, возмущен этим, но ничего не могу поделать. Весь мир сейчас охваченсоциальными сетями, все люди сидят на этих площадках, особенно дети, конечно, проводят там много времени, но мне кажется,ничего в этом страшного нет, просто их нужно правильно направить.

- Ваш спектакль удостоился уже многих призов и наград, для детей это мощный стимул, да и ваша актерская карьера служит им отличным примером. Надо полагать, юные артисты после завершения проекта захотят пойти по вашим стопам?

- Да, недавно проект был отмечен премией Станиславского, а весной нам вручили специальную награду в Лондоне. Наш проект - не какая-то самодеятельность, это серьезный профессиональный мюзикл, в нем участвуют почти сто человек. Дети готовы репетировать каждый день, они работают с полной отдачей. Но наверняка не все они станут артистами, не всем это и нужно - гораздо важнее, что уже с детства ребята пройдут курс благотворительности, и я думаю, что они все без исключения станут порядочными и хорошими людьми. Потому что наш проект - не только обучение творчеству, но и обучение состраданию.

- На одной изпресс-конференций кто-сказал: "Нужно остановить музыкальную жизнь на год и вылечить всех детей!". Вы как-то можете их прокомментировать?

- Я считаю, что жизнь останавливать не надо, это бесполезное занятие. Поэтому нужно жить так, как ты себе это представляешь, собирая вокруг себя единомышленников, создавая вместе с ними свои "островки". Мне кажется, что к нашему проекту присоединяется все больше и больше людей, потому что мы не поучаем, а предлагаем выбор,творим, фантазируем, все время что-то делаем. Так что каждый раз 31 декабря, подводя итоги прожитому году, мы можем сказать себе и своим друзьям: налицо не только карьерные успехи - мы смоглиещеи помочь людям.

- Какими словами или действиями можно сегодня побудить человека заниматься благотворительностью?

- Побудить можнотолько личным примером, ничего другого предложить не могу. Когда мы от имени фонда обращаемся к людям за помощью, они присматриваются к нам и отмечают, что мы говорим правду. К сожалению, благотворительность сейчас требует все больше и больше публичности и привлечения общественности. Простые люди хотят участвовать, но напуганы событиями прошлых лет, когда благотворительные фонды очень плохо себя зарекомендовали, многих это оттолкнуло. Нам приходится по крупицам завоевывать доверие, а оно не рождается на пустом месте. Ведь благотворительность- не мода, и если кто-то хочет участвовать в этом как в модном течение, он быстро "выскакивает". На самом деле благотворительность -единственная территория, где никто не долженреализовывать свои амбиции и преследовать какие-либо цели, кроме одной: бескорыстной помощи человеку, который в ней нуждается. Это достаточно тяжелая работа, отнимающая много душевных сил.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Максим 10 ноября 2015

Накануне Дня полиции - своего профессионального праздника - писатель и автор детективов Александра Маринина, по образованию юрист и подполковник милиции в отставке, получила особенный подарок: в ее честь в Сиреневом саду московского парка культуры и отдыха "Сокольники" был высажен сиреневый куст из питомника селекционера Евгения Алеманова. Специально для своей любимицы он скрестил шесть сортов сирени. Куст, посаженный Александрой Марининой (в этом году она отмечает 20-летие творческой деятельности), стал первым в писательской аллее "Сокольников".

Александра Маринина (настоящее имя Алексеева Марина Анатольевна) - писательница, автор огромного количества детективов, юрист, подполковник милиции в отставке. По ее книгам снято немало фильмов и сериалов. Замужем. Живет в Москве.

- Престижная музыкальная школа Римского-Корсакова в Ленинграде - Петербурге, английские школы на брегах Невы и потом в Москве и... милиция.

- Милиция была потом. Прежде я стала юристом, чему английский язык и музыка вовсе не мешают. Я хотела быть ученым, это было главное, я им и стала. Никаких других мечтаний у меня и не было.

-В свое время вы переехали из Ленинграда в Москву. Обычно это переживается тяжело. Выросшие на невских берегах навсегда влюбляются в этот город...

- Я была еще очень мала, чтобы иметь какие-то особенные чувства к Ленинграду. Мне было 12-13 лет. Но, разумеется, приходилось достаточно непросто, потому что в Ленинграде остались все мои друзья, а теперь вот предстоял первый опыт смены школы, то есть входа в полностью новый коллектив. Разумеется, я боялась и, конечно, тосковала по своим подругам. В то время не было интернета, люди переписывались с помощью обычной почты. Так и я со своими подругами еще какое-то время переписывалась. Но не могу все-таки сказать, что я грустила и тосковала именно по самому городу, по Ленинграду, потому что маленькая еще была,и все душевные силы ушли на адаптацию к новым условиям - новое жилье, новый город, которого я не знала, новая школа, новые учителя. Все другое. Но, конечно, прежде чем я почувствовала себя более или менее уверенно, прежде чем исчезла тоска, прошло достаточно много времени.

- Ну а когда возвращаетесь в Санкт-Петербург, какие-то чувства возникают?

- Хочется скорее оттуда уехать. Мне некомфортно.

- Потому что стали москвичкой?

- Нет, не поэтому. Не потому, что я стала москвичкой, а потому что возраст. Я стала очень привязана к месту. Мне комфортно только у себя дома. Оказавшись в любом месте вне своей квартиры, я хочу скорее попасть домой. Не важно, в Москве, Петербурге или где-то за границей.

- Марина Анатольевна, вы всю жизнь исследуете преступность, много написали трудов на эту тему... То, что человек становится преступником, обусловлено генами или играет роль совокупность множества факторов? И можно ли как-то предотвратить потенциальную возможность каждого человека стать преступником?

- О, это очень сложный вопрос, на эту тему написано гигантское количество литературы, но по сей день специалисты не пришли к единому мнению.

- Почему?

- Потому что на самом деле причин этого явления не знает никто. Даже если ребенка полностью изолировать, не выпускать на улицу и не давать ему общаться с людьми, если у него плохая наследственность, если он к тому же еще и все время смотрит по телевизору всякие ужасы, совершит ли он преступление? Да, скорее всего совершит - при помощи компьютера. Он придумает, как это сделать. Но, опять-таки, необязательно, может и не совершить.

- А ведь раньше и не было-то никаких компьютеров.

- А преступность все равно была.. И все равно будет.

- Уровень преступности сегодня растет или снижается?

- Растет. Но тут надо сказать и о том, что уголовное законодательство меняется. Скажем, при советской власти была знаменитая 209 статья уголовного кодекса, по которой уголовной ответственности подлежали лица неработающие, то есть тунеядцы.Была статья за гомосексуализм, по которой тоже отлично люди сидели, и эти преступления попадали в статистику. Сейчас же появилось очень много экономических преступлений - таких, которых не было и не могло просто быть раньше. Например, уклонение от уплаты налогов. Раньше-то все налоги платили автоматически. Уклониться можно было только в одном случае - если ты занимался частной практикой или какой-то надомной работой, получал деньги наличными и вот с них не платил. Но это были единицы. А теперь это статья, по которой массу людей привлекают к уголовной ответственности.

- Ну а убийства?

- Убийства всегда были, и статьи по ним сформулированы точно так же, как и прежде. Правда, сейчася этой статистикой не владею, мне это неинтересно.Хотя, когда занималась наукой, эту статистику знала наизусть по годам. Но с тех пор прошло уже 25 лет..

- Психология преступника за кордоном та же, что и у нас?

- Психология абсолютно одинаковая, разницы никакой.

- Вы - провозвестник детективного жанра постсоветской эпохи...

- Ну не так уж... Может быть, одна из женщин, которые стали писать и издаваться в этом жанре. А так мужчины очень активно писали.

- Пишут и сегодня. Кто вам нравится?

- Я не отвечаю на этот вопрос никогда.

- А из западных авторов? Или это тоже секрет?

- Это не секрет. Ю Несбё, Иэн Рэнкин, Камилла Лэкберг, Элизабет Джордж... Очень многих авторов люблю. Джона Гришэма очень люблю, хотя это не детективы, это немного другое, юридическая такая проза.

- Детектив - серьезный жанр?

- Безусловно. Вы вот попробуйте взять и написать 300 страниц… Или давайте так: Аркадий Аверченко -серьезный жанр? Нет? А вы попробуйте,напишите, как Аверченко. Так что серьезность произведения измеряется работой над ним и трудозатратами.

- Сейчас вы готовитесь писать сагу, ездили в Ульяновск, изучали документы о Ленине и Керенском. Грядет что-то фундаментальное?

- Почему обязательно фундаментальное?.. Это произведение будет таким же, как и остальные. К тому же у меня есть уже две саги. Может быть, новая будетне такая большая. Хотя планирую тамохватитьдостаточно большой временной промежуток, больше, чем в двух предыдущих. Половина книги уже написана.

- Многие ваши произведения экранизированы, по ним сняты телесериалы, например, знаменитая "Каменская"...

- Ой, не могу больше про "Каменскую" - надоело!

- Ну а вообще вас интересует то, что происходит на телевидении в детективном жанре?

- Я, честно говоря, не знаю, что происходит на телевидении. Четыре года не включаю телевизор. Принципиально. Смотрю только фильмы, записанные на флэшку или диск.

- Сегодня вы посадили дерево...

- Да, впервые в своей жизни. У меня нет дачи, нет сада...

- Цветы сирени - ваши любимые?

- Я люблю лилии. Белые лилии на зеленом стебле.

Беседовала Анна СЕНЬКОВА

Максим 5 ноября 2015

Анна Кипер, профессор института моды в Нью-Йорке и талантливый дизайнер, стала популярна и всемирно известна после того, как написала потрясающие книги, которые признаны лучшими учебниками в фэшн-индустрии. Практически каждый специалист, причастный к миру моды, мечтает иметь в своей библиотеке эти уникальные творческие пособия. Дизайнер также много лет создает образы для голливудских актрис и, разумеется, преподает, стимулируя будущих творцов моды креативно и нестандартно мыслить.

- Анна, как пришла идея взяться за перо?

- Я уже много лет погружена в мир фэшн-индустрии и столько об этом знаю, что с удовольствием делюсь своим опытом со всеми, кому это интересно. Я приехала из Москвы в Нью-Йорк, когда мне было двадцать, в 1988 году. В Москве в середине 80-х начала изучать моделирование, конструирование и технологию изготовления женской одежды, но для себя, к сожалению, не увидела перспективы в России того времени. Решила, что в Нью-Йорке у меня будет больше возможностей воплотить свои мечты в реальность. Захотелось рискнуть и отправиться в далекую и незнакомую страну.

- В США вы сразу стали работать по профессии?

- Конечно, нет. Приехав в Америку, вскоре поняла, что мне нужно учиться дальше. У меня была художественная и техническая подготовка, но английского, особенно профессионального английского, оказалось на тот момент недостаточно. В максимально сжатые сроки изучив язык, я поступила в институтт ехнологий фэшн, который успешно окончила и где преподаю вот уже шестнадцать лет. Я с детства очень любила рисовать и шить, мечтала сама создавать коллекции. После окончания института в Нью-Йоркекакое-то время работала в должности технического дизайнера и конструктора. Все-таки сказалась прекрасная московская подготовка, у меня была неплохая техническая база.

В России нам хорошо преподавали основы моделирования и конструирования, которые позволяли профессионально разбираться в лекалах. Я видела модель в полном объеме и сразу понимала, какие нужны элементы, какие детали, из какой ткани лучше шить, какая подойдет отделка, как ткань себя будет вести в процессе носки. Вскоре научилась разбираться, на какой фабрике лучше всего сошьют ту или иную модель, чтобы правильно поместить заказ на продукцию. Я присутствовала на всех примерках и давала советы по всем техническим сторонам, но мне это не очень нравилось, хотелось проявлять больше фантазии, самой создавать эскизы и воплощать их в жизнь. В какой-то моментначала паниковать, так как с каждым годом моя заветная мечта отдалялась от меня все дальше и дальше. Однажды решила взять свое портфолио и посетить одну из сезонных лекций о веяниях современной моды Давида Вулфа, современного гуру моды. После лекции подошла к Давиду, попросила посмотреть мои эскизы. Он быстро окинул их взглядом, и буквально на следующий день мне позвонили и предложили новую работу в специальном агентстве, которое занималось предсказанием тенденций моды и исследованием мировых трендов в одежде, аксессуарах и косметике.

Я Давиду Вулфу очень благодарна. Мы, кстати, до сих пор с ним общаемся, он для моей второй книги написал большую статью об истории и создании трендов.

- Бюро по предсказанию моды… Звучит как-то сказочно и нереально, а из чего состояли ваши будни?

- Мы предсказывали, какие направления выйдут на рынок, модные силуэты, популярные цвета, из какого материала будет создаваться одежда в ближайшем будущем. В таком бюро обычно работают очень опытные, творческие люди, они хорошо осведомлены о том, что происходит в мире. Значительная часть индустрии моды шла за нашей нью-йорскойлабораторией. Бюро консультировалось с различными мировыми компаниями в различных областях и рынках, собирало подробные сведения и создавало единую квинтэссенцию в фэшн-индустрии. Это был самый потрясающий опыт в моей жизни, работа в агентстве дала мне уникальные навыки, пригодившиеся в дальнейшем и в педагогической деятельности, и в работе над концептуальными коллекциями, и в написании книг.

- Ваши книги во всем мире считают учебниками. Почему?

- Я делюсь различными профессиональными секретами, например, с помощью каких материалов можно выполнить эскиз, раскрываю приемы и методы изображения модной одежды с точки зрения дизайнера, даю рекомендации по построению энергичных композиций, созданию эффекта движения и общей атмосферы при изображении фигуры. Книга "Фэшн-иллюстрация", котораясейчас свободно продается на русском языке, не была написана как типичный учебник, а скорее преследовала идею творчески вдохновить читателя. Главная ее цель - подчеркнуть возможности рисунка, дать профессиональные советы и раскрыть мелкие секреты, связанные с мастерством иллюстрации одежды. Мне кажется, таким интуитивным способом можно повлиять на развитие способностей будущего модельера быстрее, чем сухим, закрепощающим фантазию учебником.В своей второй книге - "Фэшн-портфолио" - я описываю не только существующие ткани и силуэты, но и все, что повлияло на фэшн в целом, даю рекомендации, как концептуально мыслить, показываю, как появляются новые тренды.

- Как преподаватель ипрофессиональный предсказатель моды, каким вы видите ее дальнейшее развитие?

- Сейчас основная тенденция моды заключается в том, что люди больше не следуют четким и беспрекословным указаниям дизайнеров, как во времена Кристиана Диора. Сегодня, как мне кажется,моду каждый создает сам для себя. Люди во-первых устали от огромного потока беспрерывной информации и постоянных перемен.В Америке очень многие все чаще покупают старинную одежду, которая продается на разных рынках и в магазинчиках, и комбинируют ее с тем, что сшили сами, или с тем, что осталось от прошлых сезонов, разбавляя наряд оригинальными украшениями. Потребителей волнует их собственный индивидуальный стиль, они не хотят быть рабами тренда. Очень серьезноесовременное направление в Америке - индивидуализм: ты один такой, ты уникален.

Покупатели больше стали ценить себя, свой внутренний мир, они отказываются от штампов, от всяческого копирования, от навязывания образов - в этом они видят свое личное самовыражение.

В России очень ценят мнение окружающих (вспомним пословицу "По одежке встречают"), в Америке и Европе ты сам решаешь, что тебе носить, в чем тебе комфортно, какая одежда наиболее полно представляет тебя как свободно мыслящую личность.

- Но тем не менее к вам на лекции о моде стремятся попасть студенты со всего мира. Кто ваши ученики?

- Кроме американцев у меня учатся студенты из Индии, России, Китая, Кореи, Индонезии, из многих уголков Европы и Латинской Америки. Я учу двум вещам - как иллюстрировать фэшн и как создавать современный фэшн-дизайн. У меня накопилось много материала, конечно, было бы здорово приехать в Москву и поделиться своим опытом. Заметила, что студенты из России немного другие, чем были мы в молодости, они необыкновенно старательные, находчивые, у них прекрасные манеры, они открыты всему новому, прогрессивно и смело смотрят на современный мир. Меня это радует, мне такие люди нравятся.

- Как складывается ваш рабочий график?

- Я преподаю, работаю в индустрии, пишу книги, у меня семья, двое детей, езжу по другим университетам с лекциями, меня даже приглашали в Китай. Жизнь, конечно, напряженная. Встаю очень рано, у менябезумное расписание, но я не планирую сбавлять ритм, потому что такая динамичная жизнь мне нравится.

В 2007-м я привозила в Москву на выставку, которая проходила на ВДНХ, работы моих студентов и общалась с российскими мэтрами - Зайцевым и Юдашкиным, это интеллигентные и талантливые люди, мечтаю с ними пообщаться еще, рада, что работы моих студентов им понравились. Особенно меня впечатлили необыкновенные, просто фантастические эскизы Вячеслава Зайцева.

У него свое, особенное, индивидуальное видение, мне кажется, что его работы должны выставляться в музеях и изучаться современными дизайнерами, потому что этот художник повлиял на всю российскую культуру моды и сформировал целую плеяду мастеров. Но в России, к сожалению, есть одна проблема - нет целостного концептуального видения в дизайне.

- Что вы под этим подразумеваете?

- Это сложно объяснить в двух словах. Например, российские дизайнеры любят возвращаться к своим корням и брать длятворчества русский народный костюм. В последние годы это очень популярно. Но мастера почему-то берут буквальный образ и полностью переносят его в современность, не адаптируя, не проводя через свое внутреннее видение. Они часто интегрируют отдельные элементы народной одежды в современные модели без каких-либо изменений, и это не работает, потому что вещи начинают напоминать театральные костюмы, в обычной жизни это выглядит несовременно.

Я учу молодых модельеров мыслить совсем по-другому, менее стереотипно, более абстрактно.

- В Америке талантливому человеку тяжело пробиться?

- Не буду напрасно обнадеживать, конечно, непросто. Соревноваться с китайцами, индусами, корейцами невероятно тяжело, вы даже не представляете, насколько они трудоспособны и настойчивы. Но здесь есть огромное "но". У русских художников и дизайнеров есть невероятная глубина, которая сформирована благодаря классической литературе: Достоевский, Толстой, Чехов, Набоков. Мощнейшая многовековая культура дала русским людям сильный толчок к полету фантазии и воображению.

Кстати, мои дети родились в Америке, но прекрасно говорят на русском языке, и я пытаюсь им привить искреннюю любовь к русской литературе. В русских студентах замечаю вдохновение и нестандартность мышления, если хотите, какую-то "сумасшедшинку" в хорошем смысле слова и, конечно, всячески стараюсь укрепить и развить эти тенденции. Мне кажется, что сочетание европейской культуры и азиатских традиций дало русским людям огромный потенциал, такое смешение двух культур порождает уникальное мышление - азиатский подход к деталям и свободу видения в перспективе. Типично азиатское мышление - это дословное видение, "что вижу, то и пою". У европейцев искусство более абстрактное, свободное, но комбинация двух вещей дает уникальный синтез. Так что у русских мастеров есть огромные преимущества и шансы.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 28 октября 2015

Заслуженный артист России Михаил Трухин

Заслуженный артист России Михаил Трухин стал широко известен благодаря роли старшего лейтенанта Волкова в сериале "Улицы разбитых фонарей". 28 октября известный актер празднует свой день рождения, ну а накануне он ответил на вопросы нашего корреспондента.

- Михаил, многие актеры любят в свой день рождения устраивать творческий вечер, на который соберутся друзья и поклонники. У вас есть такие планы?

- Творческого вечера точно не будет, даже не задумываюсь о нем, рано. Пока хватает спектаклей, и я очень доволен ролями в Московском Художественном театре. Никогда не отмечаю день рождения и не планирую ничего специально, но мой дом открыт для друзей и близких людей. Мы накрываем стол, и все, кто хочет приехать и поздравить меня, собираются, чтобы отметить.

- Вы уже давно переехали в Москву, не скучаете по Питеру?

- Когда я перебрался в столицу, думал, что приехал на короткое время, на один спектакль, как приглашенный артист - сыграть в МХТ Гамлета. Москва, честно скажу, поначалу меня раздражала - шумная, суетливая… Питер поспокойнее, это не провинция, это другой мир. Но прошло уже десять лет, я привык к Москве, влюбился в нее и без этого грохота уже как-то и неуютно. Этот город дал мне очень много.

- В Москве вы дебютировали на сцене Малого художественного театра в роли Гамлета, многие актеры всю жизнь мечтают об этом…

- Никогда не мечтал о Гамлете, не было у меня таких "снов". Никогда не думал, что такое предложение "прилетит" ко мне, но тем не менее "прилетело", и мы играли этот спектакль восемь лет. Я неоднократно слышал фразу: "Артист, который сыграл Гамлета, потом сможет сыграть все". Ну такое литературное клише… Во первых, это очень тяжело. (Смеется.) История, которую задумал режиссер Юрий Бутусов, вся была основана на рефлексии, и решение спектакля было наполнено смыслами, связанными с нашими личными актерскими биографиями - Миши Пореченкова, Кости Хабенского, история дружбы, история предательства, история любви.

- А не было желания попробовать себя в режиссуре?

- Пробовал заниматься режиссурой, и если вспомнить институтские годы, то это "Самоубийца" Эрдмана, вполне себе и неплохо. Были еще какие-то попытки, но я пока еще не наигрался в актерство.

- Вы замечательно играете в спектакле "Кто боится Вирджинии Вульф", премьера которого недавно прошла Театре на Таганке. А что все-таки привлекло вас в этой роли и как работалось с Еленой Яковлевой?

- Мне всегда нравилась пьеса Эдварда Олби, она недаром признана одной из выдающихся пьес XX столетия, и я не мог отказать себе в

удовольствии поработать в такой компании - Лена блестящий партнер и очень хороший человек.

- Вы работаете буквально на разрыв аорты, зачем так выкладываетесь?

- А можно иначе? Если не потеть, то какой смысл этим заниматься? В эту профессию идут не ради денег, это не бизнес. Если же кто-то думает о заработке, выходя на сцену, то, на мой взгляд, он сильно заблуждается. Для меня актерство, вернее театральное актерство, - не работа, а мироощущение, "познавание".

- Получается, что вы просыпаетесь с мыслями о театре?

- Нет, слава Богу, просыпаюсь я с мыслями о семье, о своих детях.

- Многие актеры каются, что в свое время не уделяли достаточно времени и внимания своим детям, это не ваша история?

- Недостаток времени - это, конечно, огромный минус, что есть, то есть… Но в свое оправдание скажу, что делаю для своих детей все, что могу, и им не стоит на меня обижаться. К тому же это может плохо кончиться… (Смеется.)

- Вы хотели, чтобы ваши дети стали актерами и пошли по вашим стопам?

- Может, и не хотел, но они меня не спрашивали. Старший сын Егор, которому в этом году исполнилось 18 лет, уже учится на втором курсе в колледже у Олега Павловича Табакова. Я его не отговаривал, но и не приукрашивал профессию, он все сам видел в детстве.

- Наверное, видел самую хорошую сторону профессии плюс глянцевые таблоиды, в которых актеры - успешные и уверенные в себе люди. Нельзя не

согласиться, что популярность - самая привлекательная сторона вашей профессии.

- Не согласен. Таблоиды могут утверждать все, что угодно, но если ты полностью уверен в своем таланте, успехе, популярности, значит ты полный идиот. Хотя, мне кажется, такого на самом деле не бывает, поскольку как бы человек не был внешне уверен в себе, различные рефлексии все равно ему будут присущи. Природа актерства по сути женская - изменчивая, мягкая, какая уж тут может быть уверенность… Это же не математика или физика. В нашем деле ты никогда до конца не можешь ни в чем быть уверен, слишком уж тут все эфемерно.

- На спектакли с вашим участием зритель всегда идет с удовольствием…

- Я стараюсь не думать об этом, нужно просто работать с такими людьми, с такими режиссерами, которые могут своим именем гарантировать, что зритель придет в театр. Перед тем, как согласиться на то или иное предложение, стоит поинтересоваться, что режиссер уже сделал, что это вообще за компания, в которую ты планируешь влиться?.. В моем случае это, как правило, люди, о которых я много слышал, видел их спектакли. По мне - чувствующий режиссер и опять же сомневающийся. Как, например, Володя Панков. Если бы мы не нашли общих точек соприкосновения, меня бы на этой сцене не было.

- А насколько вы сами готовы идти на компромисс?

- На все 100 процентов. В муках, спорах что-то рождается. Опасаюсь людей, которые говорят: "Я знаю, как!" Если слышу такие слова, всегда ставлю троеточие, поскольку не может такого быть, чтобы человек все знал.

Когда режиссер безапелляционно заявляет подобное, я лично не слишком ему доверяю. Вполне возможно, что продюсеры сегодня любят работать с режиссерами, которые сразу видят четкую картинку и готовое решение, мне же проще найти общий язык с человеком, который задумывается и рефлексирует, мне вообще нравятся люди сомневающиеся.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 23 октября 2015

Петр Кулешов - не только ведущий программы-долгожительницы "Своя игра", но еще и мастер рассказывать веселые байки. Героем самых уморительных из них является он сам. Что мы вам сейчас и докажем…

- Петр, поделитесь, пожалуйста, самым светлым воспоминанием о своем детстве.

- В те времена было всего три программы радио. Одна из них - "Театр у микрофона". Сказавшись больным (для этого приходилось проявлять утонченный артистизм) я слушал ее как загипнотизированный. Это было так чудесно! Сейчас есть аудиокниги, но это уже не то. Тогда ведь на радио записывались дивные артисты. К примеру, великая актриса Евгения Козырева, у которой я впоследствии учился (в ГИТИСе. - Прим. авт.).

- Полагаю, негативные воспоминания тоже имеются?

- Как же без них? Я умел рисовать и набил себе руку в том, что изображал пролетария, который грозил кулаком буржую. Это все называлось школьной стенгазетой. Однажды к нам в класс пришли какие-то люди, как потом выяснилось, из милиции и обратили внимание на меня и на моего одноклассника, веселого осетинского парня. В 6-м классе ему в дневнике учителя писали: "Граждане родители, побрейте своего сына!" Парень выглядел крайне взрослым, впрочем, как и я. (Когда сдавал одежду в

химчистку, приемщица мне говорила: "Передайте вашей супруге, чтобы впредь она отпарывала пуговицы!") И вот этого чудесного парня, который выглядел лет на двадцать пять, и меня взяли в кружок "Юный дзержинец". Знаете, чем мы там занимались? Нас посылали в винные магазины. Когда продавщицы нам, здоровым лбам, спиртное продавали, тут же появлялись хитрые милиционеры и хватали их за руку. Я продержался в кружке "Юный дзержинец" месяца два, а потом попросился обратно - рисовать стенгазету.

- Знаю, что вы учились еще и в консерватории. Как это вышло?

- Мои музыкально образованные родственники по линии папы во главе с бабушкой не могли понять, почему человек, у которого есть голос, им не пользуется? И стали внушать мне, что если поступлю в консерваторию, то увижу "небо в алмазах". По социалистическим, конечно, меркам. В результате я снова стал студентом. Готовился… целую ночь! Но поступил. Как умел исполнил арию Зарастро из "Волшебной флейты" (Бас. - Прим. авт.) и по-моему "Эх, ухнем!" Впрочем консерваторию я так и не окончил.

- Вы были плохим студентом, и вас выгнали?

- Я сам ушел. Но учился и впрямь кое-как. Допустим, мне задавали такой-то романс к завтрашнему дню. Ноты я читать не умел, поэтому шел в магазин "Мелодия", покупал там пластинку Шаляпина и слушал, как тот поет. Есть такие слова: "Когда-то жил седой король, он стар уж был и дряхл, но молод был душой. Красавица младая была его женой". Почему-то Шаляпин исполнял эту песню так зловеще, как будто ее героиня была не молодой красавицей, а ведьмой. Я пел точно так же! Не понимал, дурак, что нужно предлагать свою интерпретацию. На педагогов мое исполнение производило неизгладимое впечатление! (Смеется.)

- Вы говорите, что не знали нот. Разве в музыкальной школе этому не учат?

- Мама отвела меня в художественную школу. В музыкальной не учился никогда, я самоучка. В раннем детстве бабушка пыталась научить играть на пианино, но я отлынивал. А когда мне было лет одиннадцать-двенадцать и настала пора чем-то удивлять девочек, я подошел к ней и попросил сыграть что-нибудь попроще. Бабушка показала фокстрот "Джон Грэй", повторила его три раза, и я с рук научился его воспроизводить.

Когда поступил в консерваторию, сразу сообразил, если покажу, что умею играть на инструменте, меня заставят это делать на экзаменах. Кстати, если помните, в те времена еще было Политбюро. И каждый человек в стране знал, что его список начинается с Брежнева, а заканчивается фамилиями: Тихонов, Капитонов, Долгих. Так вот у Долгих была дочь, очаровательная женщина, мать шестерых детей, преподавательница общего фортепиано. Когда я приходил к ней на занятия, добросовестно делал вид, что впервые вижу инструмент и "Чижика-пыжика" сыграть не могу. Но случилось так, что как-то вечером она вошла в аудиторию, где я играл джазовую импровизацию, демонстрируя яростную беглость правой руки. Она сказала: "Кулешов, какой вы подонок!" - и вышла вон.

- Знаю, вы отговаривали собственную дочь идти по вашим стопам и становиться телеведущей. Почему?

- В моей трудовой книжке есть запись, которой нет больше ни у кого: "Ведущий программы "Своя игра"". Но я считаю, что профессии "телеведущий" просто не существует. Некоторое время назад появилась мода создавать телевизионные институты. Несколько раз мне звонили и предлагали учить студентов. Каждый раз я задавал один и тот же вопрос: "Что у выпускника будет написано в дипломе?" - "Телеведущий". - "Нет такой профессии! До свидания!"

У Ивана Урганта и Владимира Познера абсолютно разные профессии. У Дмитрия Киселева и Михаила Леонтьева тоже. Общность только одна: всех

этих людей показывают при помощи одного и того же технического изобретения Владимира Зворыкина (русско-американский инженер, отец телевидения. - Прим. авт.). Кстати, телевизионная популярность мало что значит. Узнаваемость персонажа из "Дома-2" и Владимира Познера, поверьте мне, будет не в пользу второго.

- У вас есть дивное увлечение, вы коллекционируете парфюм. Как оно появилось?

- Давно одна моя сотрудница спросила: "Петя, а вы не гей случайно? От вас так духами всегда пахнет!" Это сейчас мужским парфюмом вряд ли можно кого-то удивить. Тогда он вот такие ассоциации вызывал! (Смеется.)

Что же до увлечения… Однажды, когда "Своя игра" шла уже года три, ко мне в офис приехали корреспонденты из "Комсомольской правды". Они и говорят мне: "У вас должно быть какое-нибудь хобби". А у меня никогда не было увлечения. Я не вышиваю крестиком, не ловлю рыбу и т.д. Тогда журналисты и предложили: "Давайте хобби вам сейчас придумаем!" В офисе у меня стоял сейф. Я открываю его, а там восемь флаконов духов, которые принес на работу. К тому моменту дома у меня их было штук сто. Корреспонденты все это хозяйство сфотографировали и сделали меня заложником истории о том, что я коллекционирую парфюм. Хотя я на самом деле разбираюсь в запахах и знаю места в Москве, где можно купить духи, которых больше не найти нигде.

Наталья ЮЖИНА

Easy IT 14 октября 2015

Михаил Богдасаров предан актерской профессии, но с некоторых пор успешно заявляет о себе и как режиссер. О том, что стало причиной такой метаморфозы, о своих режиссерских принципах он рассказал нашей газете.

- Михаил, вы много лет играли в "Табакерке", потом ушли. Почему?

- Если честно, жалею, что ушел из этого театра, и если бы была возможность, как у Макса Фриша в пьесе "Биография", переиграть с какого-то момента, я, может быть, с этого момента и переиграл бы свою жизнь. Олег Павлович замечательный. Но он не мой учитель. К сожалению. Мне казалось, что Олег Павлович не очень меня жалует. Ну такой юношеский максимализм или что-то вроде этого. Пришел к нему и спросил: "Олег Павлович, что меня ждет?". Он ответил: "Ну что тебя ждет, приклеим тебя к бороде, и все". И добавил: "Ты же мастер эпизода, вышел, блеснул и ушел". Это меня обидело. Я думал, что для "Гамлета" создан, безумие страстей, как поется в песне. Повернулся и ушел, и, в общем жалею об этом, конечно, потому что дальше, по сути, мыкался. Поиграл и в мюзиклах, в театре-кабаре "Летучая мышь" - это был такой мюзикловый ликбез, абсолютно не мой. Но тем не менее все пошло в творческую копилку, как-то все потом пригодилось…

- Наверное, пригодилось и для режиссерской профессии. А почему рванули в режиссуру, вам надоела актерская профессия?

- Нет, ну что вы, ни в коем случае, я не могу предать свою альма - матер, не могу предать свою профессию, своих педагогов - Владимира Наумовича Левертова и Людмилу Ивановну Касаткину, Сергея Николаевича Колосова, Евгению Николаевну Козыреву. Я остаюсь постоянно верен этой профессии. А что же меня такое подвигло на частичное изменение биографии, точнее на расширение сферы деятельности? Захотелось рассказывать историю не с точки зрения одного персонажа, а с точки зрения всех. В любом жанре. Когда учился на режиссерских курсах, Хотиненко мне сказал: "Ты комедиограф". Я с ним не согласен. Я не только комедиограф, но еще детективщик и мелодраматист, и хочу попробовать себя в разных жанрах. Во всех чувствую себя комфортно, спокойно.

- Вы суровый режиссер на площадке?

- По-разному. Мои театральные педагоги меня учили, что Бог - это текст. Бог - это то, что написал автор, он исполнил некий договор, и помимо того, что получил гонорар, вложил туда свое видение, свое желание рассказать некую историю. И раз он талантливо написал, я должен ему абсолютно доверять. Так что, нельзя сказать, что я очень строгий режиссер, но стараюсь работать с актерами, обращая внимание на эту "библию", на этот текст. Актеров люблю, понимаю, с чем они пришли. Иногда "не складывается" в голове у артиста, он не может что-то сыграть, но я всегда знаю, что ему подсказать в "предлагаемых обстоятельствах".

- Актерская братия, она сложная?

- Сложная, но мне повезло. Мне везло всегда. Скажем, например, Маша Аронова - по характеру не подарок. И мне говорили: "Ты это увидишь и поймешь". Но так как мы с Машей Ароновой вместе работали, как актеры, в нескольких проектах и в прекрасных отношениях, то сразу на площадке

нашли общий язык. Как актриса, как истинный, искренний человек, она очень настоящая. А вот с капризами совершенно малоизвестных актеров мне пришлось повозиться.

- О каких кинопроектах мечтаете? К чему больше лежит душа?

- Сейчас, как известно, у нас творения в основном продюсерские, поэтому то, о чем я мечтаю, убираю на какую-то дальнюю полочку и пытаюсь пробить, так сказать, адекватные сегодняшнему времени истории. Они должны быть малобюджетными, но увлекательными, завлекательными, очень интересными и привлекать зрительское внимание. На режиссерском курсе вместе со мной учились 25 человек. Из них снимают и работают режиссерами только Дима Дюжев, Елизавета Клейнот, я и еще кто-то. Многие из наших однокурсников тогда говорили: "Мы будем снимать большое кино, блокбастеры…" А мы им отвечали: "Друзья, у вас на это денег не будет. Вы будете снимать в лучшем случае арт-хаус, а в худшем - сериалы". Поэтому я и говорю, что отсутствие денег порождает изобретательность, приходится искать достойные варианты съемок за небольшие деньги.

- У вас есть кумиры среди режиссеров?

- Не хотел бы кого-то выделять, но когда-то очень любил Никиту Сергеевича Михалкова. Очень. Прямо поклонялся. Сейчас он превратился в шоумена, но его ранние картины, "Пять вечеров", например, восхищают. Они полны смысла, изобретательны. Потрясающие актерские истории. Сам Никита Сергеевич потрясающе играл. Вот такое кино я хочу снимать.

- Станислав Сергеевич Говорухин однажды сказал, что наши российские режиссеры для того, чтобы попасть на западные кинофестивали, в угоду западным кинокритикам снимают всякую чушь, лишь бы их только

как режиссеров пригласили на красную дорожку в Канны. Насколько вы готовы рассказать с экрана о нашей российской действительности - неприглядной, проблемной, сложной? Вы готовы это все обнажить, чтобы гордо пройтись по красной дорожке?

- Ну ничего себе, провокационный вопросик! В Канны, конечно, хочется, но я не буду снимать, ни порнуху, ни чернуху. Слава Богу, никто и не предлагает мне такое снимать, и я, пожалуй, на сто процентов не готов это делать. Но я понимаю значение слова "формат". И чтобы картина была понятна европейским зрителям, нужно уметь направлять сценарий в сторону зрительского интереса европейцев. К этому я готов. Но это должна быть абсолютно общечеловеческая история, про любовь например. И я не считаю, что это какой-то компромисс. Мы должны быть интересны и понятны зрителю Европы.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Easy IT 7 октября 2015

Леонтий Озерников - один из самых известных в мире художников-дизайнеров. В его творческом багаже - сотрудничество с крупнейшими музеями в разных странах мира. Творческая биографии Леонтия Озерникова насчитывает десятки экспозиций. Его проект "Часы и время" во Владимире вошел в список "100 выдающихся музеев мира". Ну а успех дизайн-мистерии "Музей Бессонницы" превзошел все ожидания и удостоился восторженных оценок как профессионалов, так и многочисленных зрителей.

- Леонтий, всю свою жизнь вы посвятили музейной деятельности, но многие говорят, что профессия музейщика становится сейчас невостребованной, что она устаревает.

- Она не устаревает и будет, наверное, вечной.. Но привлекать свежие идеи в музейную деятельность необходимо. Как это сделать? Надо учитывать язык каждой цивилизации. Ведь стили менялись. Люди меняли одежду, архитектуру, язык общения, а сейчас меняется сфера коммуникаций, и к этому надо относиться с открытой душой, в каждом явлении есть плюсы и минусы. Вот сталь - прекрасный материал, из него можно сделать плуг, а можно сделать гильотину. Можно в сетях проводить бездарно время, "подпитываться" примитивными и популистскими идеями чрезмерного потребительства. А можно получать импульсы познания. И сегодняшние экспозиции, мне кажется, должны быть нацелены именно на просвещение зрителя. Я лично сторонник того, чтобы не было типовых шкафов-витрин, не было бы функционально-мертвых необразных носителей вещей, экспонатов.

- Конечно, ведь молодежь сейчас привыкла к быстрой смене картинок, а в музее все неподвижно.

- Так вот чтобы не было неподвижных форм, нужно взять на вооружение современные идеи, близкие к современному театру, пластике, изобразительному искусству, использовать различные рельефы, фактуры, искать новую ремесленную составляющую предъявления образа. Чтобы был волшебный свет, который очень многое меняет, сейчас ведь возможности потрясающие. Свет оживляет экспозицию. Свет внутренний, свет диодный, программный, интерактивный. Вы подходите, с вами предмет начинает вступать в диалог, чтобы были задействованы звуковые, контентные, справочные программы, тачскриновые технологии, чтобы вы были одновременно и свободны, и причастны. Вы, к примеру, можете в зеркале увидеть себя стареющего или преобразиться в какой-нибудь исторический персонаж и сыграть его роль с помощью компьютерных технологий. То есть, будучи учеником, стать соучастником, а потом и учителем, и даже немного сотворцом. У музеев великолепные возможности, главное - сохранять уважение к ним. Музей - это позитив. Один из наших жутких грехов, порождающих злобу и убийство, как Каин и Авель, - это мое эго, чрезмерное эго. Я - центр мира, а все вокруг меня враги. Это что? Это война, это презрение к окружающим, а в результате мое несчастье, мое одиночество. Если я вижу, что вокруг меня чудесные братья, учителя, коллеги, любимые люди, я хочу прожить жизнь с любовью и с любовью умереть. С мечтой, с позитивом. Музей - один из таких институтов, который может подарить это состояние, как и прекрасные спектакли, книги.

- Вы много лет работаете над "Музеем Бессонницы", что послужило толчком к созданию этой мистерии?

- Толчком к столь необычному творчеству стала… моя бессонница. Когда я просыпаюсь посреди ночи, то начинаю искать смысл жизни, чувствую, как взрослею. Размышляю над тем, что есть эта прекрасная земная жизнь. Вспоминаю свое детство и замечательную юность. Школу я окончил в Севастополе, на берегу моря, папа был художником, мама - актрисой в местном театре. К родителям часто приходили гости, вся творческая интеллигенция города, и когда я засыпал, то слышал разговоры в соседней комнате на интересные, высокие темы, говорили всегда об искусстве. Признателен своим родителям за такое чудное детство, юность. Сейчас понимаю, время много значит для меня, поэтому на протяжении всей жизни ищу ответы на самые главные вопросы. В частности, решил выяснить, что оно такое, моя бессонница. И получил столько ответов! Нашел сотни потрясающих имен женского рода, которые перевоплощаются в нашу сущность, и вот ее, эту сущность, я попытался передать в скульптурах. Часы бессонного одиночества дают возможность ощутить реальность бесконечных осей мира. Как есть смоделированная в наших судьбах бездна неверия, ужаса и отчаяния, так есть и бездна счастья, смысла, поиска и обретения веры. Все мы находимся на "кровати" жизни и смерти, на "подушках" нашей бессонницы, где мы можем почувствовать этот ужас и увидеть этот свет.

- Вам интересен сам процесс поиска или конечный результат?

- Меня увлекает сам процесс, когда я что-то леплю, режу, крашу, полирую… Выполняю определенный ритуал и чувствую, что служу миру. Пытаюсь осознать частичку гармонии, созданной Богом. Ощущаю энергию Творца. В сущности, мое творчество - это поклонение миру.

- В ваших скульптурах больше загадок или ответов?

- Очень хороший вопрос. Конечно, больше загадок. Я не присваивал себе полномочий давать ответы. Для меня ответ есть – бесконечное, емкое молчание. В моей мастерской висит при входе огромная рыба - символ многозначного молчания. Ответ должен для себя сформулировать каждый человек. Для себя я сформулировал такой ответ: самая главная награда - быть живым. У меня даже орден такой есть. Этот орден называется "Быть живым", тикающие на сердце часы. Пусть это прозвучит нескромно, но у меня есть много наград за музейную деятельность, за участие в выставочных проектах, но тикающие на сердце часы - это самая главная награда.

- Музеям сейчас зачастую у нас в стране выживать непросто...

- Это актуальнейшая проблема. И нам надо, наверное, брать пример с тех европейских стран, где очень грамотно строится финансовая политика в отношении учреждений культуры. У нас в России тоже ведь раньше было развито меценатство.В любом случае надо что-то предпринимать, потому что огрубевший человек, к сожалению, очень быстро может превратиться в Шарикова. Что мы сегодня и наблюдаем, подчас даже не отдавая себе полностью отчета в масштабах проблемы. Когда человек любит только себя и плюет на все остальное, причем это явление приобретает массовый характер,вырисовывается страшная перспектива. Я надеюсь, с человечеством, с Божьей помощью, ничего ужасного не произойдет, но когда люди плюют на иконы, на предков, на Достоевского и Пушкина, простите, писают на музейный забор, апокалипсис может случиться раньше предсказанного срока. Не обязательно военный, он может быть и духовным. Поэтому долг каждого из нас- вносить посильный вклад в копилку музейного культа и почтения.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ