11 октября 2017

Евгений ЮЖИНУ тенора из Санкт-Петербурга Евгения Южина немало поклонников. Любой, кто хотя бы раз побывал на сольном концерте певца, непременно захочет услышать его еще раз. Причина очевидна: каждый концерт Южина - это всегда удивительное единение артиста с залом.

- Евгений, вы приближаетесь к возрасту Христа с солидным творческим багажом - 15 музыкальных альбомов и 10 лет активных гастролей. Откуда такая плодовитость?

- … От желания искать (Смеется). Да и к возрасту Христа хочется как можно больше сказать зрителю. Благо классическая музыка позволяет это сделать. Посредством оперы, русского романса, камерной музыки я могу делиться со слушателями своими сокровенными мыслями, переживаниями.

- Ваша точка зрения на искусство из какой среды произрастает?

- Из семьи в первую очередь. Моя мама - педагог. Она водила меня в оперный и драматический театры. Затем была музыкальная школа, которую я окончил по классу аккордеона. Правда, гораздо интереснее было придумывать и петь свои мелодии. Но тем не менее я пришел к опере.

- Сегодня много молодых людей, для которых классическая музыка является таким же ориентиром?

- Знаете, для меня было большим удивлением, когда после концерта за автографом стали подходить молодые люди 18-20 лет. Отзывы от молодежи регулярно появляются на официальном сайте. Пишут о том, что представляли себе романс скучным и унылым жанром. Но, побывав на концерте, изменили мнение.

- Выпускникам консерваторий, молодым оперным певцам сегодня реально собирать полные залы?

- Сложный вопрос. Конечно, ребятам придется пройти через жернова серьезного отбора, хотя большинство из них уже на этапе обучения выбрали свой путь, есть и такие, кто еще до выпуска имеет международные контракты. В мире элитарная оперная музыка очень востребована.

- Да, но возможности для раскрутки артиста минимальны. Той же оперы практически нет на телеэкране. На что рассчитывать тем, кто решил посвятить себя классической музыке?

- Для того, чтобы заявить о себе, существует масса конкурсов, в том числе и на телевидении. Благодаря этому появляются новые имена. Более того - растет и количество конкурсантов, и их уровень. Бывает, конечно, что вокалисты идут просто "за славой", надеясь заработать денег. Но есть и такие, кого влечет именно искусство - их как-то по глазам видно. Думаю, будущее за ними. Хотя это непростой путь. Классическое искусство требует невероятной работоспособности и трудолюбия. Вокалист должен забыть о своем дипломе. Он должен постоянно совершенствовать свое мастерство.

Что касается телеэфиров. Да, электронные масс-медиа не очень балуют почитателей классической музыки (разве что телеканал "Культура"), но если говорить о западных примерах, то там существует огромное количество телеканалов, посвященных исключительно классической музыке. В нашей стране до отдельного канала еще не доросли, к сожалению.

- Боюсь, не дорастем. У нас и романсы-то телевизионщики не особо жалуют, считают его умирающим жанром…

- На самом деле это, конечно, не так. Романс - исконно русский песенный жанр. Это потрясающе красивые мелодии и великолепные стихи. Это микроистории, в которых отображены целые судьбы. Люди получают от них огромное удовольствие. Романс - это русская душа, наше национальное достояние. Как для Франции - шансон, а для Италии - неаполитанские песни.

- Как донести это до подрастающего поколения, которое выбирает не романс, а рэп? И если судить по количеству просмотров так называемых рэп-баттлов в YouTube, романсу до них неимоверно далеко. Хотя и там, и там про любовь…

- Ничего не имею против хип-хопа, рэпа, R'n'B и других ритмических жанров. Несмотря на то что рэп, по сути, читка даже не стихов, а текстов, это - актуальный жанр. Сто лет назад таковым был и романс. Его пели за столом, исполняли под окнами, записывали на граммофон, тексты писали на романтических открытках. Сейчас эту нишу занял рэп.

- Что вы готовы предложить для того, чтобы актуализировать жанр романса?

- В первую очередь осовременить его звучание, искать новое прочтение драматической линии романса. При этом не нужно смешивать романс с каким-либо жанром. Например, джазом или с поп-музыкой. Это уже такой фьюжн. Хотя бывают и вполне удачные эксперименты.

- Одним из главных музыкальных событий лета в музыкальной среде стал рэп-баттл между Оксимироном и Гнойным. Скажите, а возможен ли баттл между исполнителями классической музыки?

- Между исполнителями классики баттлы давно проводятся в Санкт-Петербурге. Есть люди, которые занимаются их организацией, создают призовые фонды, устраивают их трансляцию в интернете. Были романсовые баттлы, среди пианистов. Такие мероприятия проходят и в Москве. И это тоже способствует популяризации классической музыки.

- А вы могли бы принять участие в подобном романсовом баттле? И кого бы хотели видеть соперником?

- Насколько я понимаю, в подобных баттлах соперников выбирает публика и жюри. Что касается моего участия в подобном проекте, то мне кажется, в среде исполнителей классической музыки нет "накала", необходимого для такого состязания. У нас другая философия отношений внутри, другая музыка. Она задевает более высокие струны души. По сути "баттлы" между исполнителями классической музыки - это сборные концерты с большим количеством участников. Именно зритель выбирает того, кто ему по душе.

- У вас есть любимые залы?

- Может быть, по акустике и есть какие-то предпочтения. Но главное - это встреча со зрителем, а где она состоится - в Москве или в концертном зале в сибирской глубинке, - не имеет значения. Вот сейчас я готовлюсь к концерту в столичном Центральном доме ученых и честно скажу, жду этого события с волнением - там собирается замечательная публика.

- Чем отличается ваша манера исполнения романса?

- Об этом лучше спросить у зрителей или критиков, но, по-моему, мне удается привнести в романс оперные краски. Они дают возможность сделать более глубокой драматургию музыкальной истории, не разрушая живую эмоциональность произведений, их душевность.

- Получается, ваш соперник на сцене - вы сами?

- Абсолютно верно (Смеется)!

Беседу вела Наталия ЗАВЬЯЛОВА

Фото из личного архива Евгения ЮЖИНА

5 октября 2017

Народный артист СССР Юрий Соломин - поистине всенародный кумир. Подлинная звезда экрана и сцены, режиссер, театральный педагог. Уже почти 30 лет руководит легендарным Малым театром. Недавно состоялась премьера документального фильма, посвященного мастеру, который называется "Его Величество Актер"…


- Юрий Мефодьевич, кому принадлежала идея снять этот фильм? Вы как режиссер вмешивались в съемки?

- Идея принадлежала моему ученику Денису Бродскому. Он признался мне, что помимо театрального вуза окончил еще и режиссерские курсы и очень хочет снять документальный фильм о Малом театре. Я дал согласие. Фильм снимался целый год. Он запечатлел ремонт в Малом театре, наши репетиции и разного рода трудности, ведь у нас не было сцены, а план театр должен был давать, так как мы не имели права не выполнить все свои обязательства. Я не вмешивался в съемки и полностью доверился своему ученику. На мой взгляд, получилось интересно.

- Пока не функционировала основная сцена, Малый театр много гастролировал. В фильм вошли кадры о выступлениях в Чите, откуда вы родом. Какие впечатления оставила поездка на родину?

- Я сорок лет не был в Чите и, конечно, для меня эта поездка стала незабываемой. Там необыкновенный народ, простой и душевный, не такой, как в центре… Принимали наш театр везде хорошо, но мне показалось, в Чите теплее, чем где-либо.

К сожалению, родных в городе не осталось, родители давно умерли. Конечно же, я не мог не посетить их могилы. Режиссер с оператором сняли, как я искал отцовскую могилу, у нас там кругом тайга, сопки - найти на кладбище старые могилы тяжело. Это очень дорогие кадры для моего сердца. Чита - старый купеческий город, и, к счастью, многие старинные здания сохранены как памятники архитектуры. В фильме даже показана старая деревянная почта, с которой у меня связаны особые воспоминания.

В 1949 году я получил аттестат зрелости и шел по Чите, раздумывая, как поступить. Проходя мимо этой почты, я посмотрел на свой аттестат, понимая, что хвастаться особо нечем, но все-таки рискнул. Даже не стал заходить домой, а, положив аттестат в конверт, написал на нем: "Москва. Театральное училище имени Щепкина. Улица Неглинная, дом 6". Этот адрес я запомнил благодаря фильму "Малый театр и его мастера". Фильм мне сильно запал в душу, я мечтал работать в театре. Прямо скажу, я не был отличником, но хорошо знал историю, литературу, географию, тогда были прекрасные учебники, даже до сих пор многое из них помню и цитирую. И вдруг мне пришел вызов из театра. Мы поехали с отцом в Москву - поступать в театральный.

- Поступили легко?

- Я прошел два тура. А потом случилась большая неприятность: у отца украли все документы и деньги. К счастью, его в Чите все знали, поэтому, встретив знакомых читинцев, он благодаря им в Министерстве путей сообщения получил билеты на обратную дорогу.

Я ни о чем не подозреваю, сдаю третий тур и вижу отца. Он стоит такой мрачный, расстроенный. "Не на что жить и нужно ехать обратно". Я остолбенел. Потом он мне сказал такую фразу: "Пойди к Вере Пашенной и спроси ее напрямую, берет она тебя или не берет?" Самое интересное, я пошел. Пришел в приемную, попросил секретаря Адель Яковлевну подозвать ко мне Веру Николаевну. Шло совещание по поводу тура, и она вызвала Пашенную. Вышла Вера Николаевна. Я ей и рассказал о своей беде. Потом спросил: "Если вы меня берете, то берите, а если не берете, то я поехал". Она долго на меня смотрела, хотя сейчас понимаю, это были секунды, а тогда показалось - вечность (теперь мне самому приходится так смотреть на своих студентов), и говорит: "Оставайся". Ну я и остался в этом театре навсегда.

- Сегодня в вашем институте такой же большой конкурс, как и раньше?

- Конкурс был и остался очень большой. Я как-то ехал в машине и услышал по радио, что в театральный институт сегодня конкурс сто человек на место. Я хохотал, потому что это очень смешная цифра. Сколько себя помню, а преподаю уже более тридцати лет, поступают каждый год не менее пяти тысяч человек. А набирается на курс всего двадцать пять студентов, вот и считайте. Но после всех жестких отсевов остаются самые лучшие.

- У вас ведь когда-то был курс имени Веры Пашенной?

- Веру Николаевну вспоминаю каждый день - она была великая актриса и великий человек, я ей обязан всем на свете, благодарен за то, что она передала мне из рук руки актерскую профессию. Мы выпустились в 1957 году, и наш курс стал у нее последним, следующих она уже, к сожалению, уже не успела довести.

Однажды Ольга Николаевна - это моя жена, с которой мы вместе учились у Веры Николаевны и с которой по сей день преподаем в институте, сказала мне: "Давай назовем наш четвертый курс, который мы ведем, именем Веры Николаевны Пашенной". Это единственный курс, который носил имя замечательной русской актрисы. Вообще в Малом театре во время моего студенчества были актеры необыкновенного таланта. По кино я знал Ильинского, Любезнова, Жарова, Бабочкина. Но когда увидел их вживую в театре, для меня это стало настоящим потрясением. Это все уникальные люди, у которых мы учились и перенимали профессию.

- Юрий Мефодьевич, а как вы пришли в режиссуру? Почувствовали свое призвание и начали этому учиться?

- Нет, я никогда не учился на режиссера, но судьба распорядилась так, чтобы режиссура и педагогика стали моим вторым призванием. В 1979 году отдыхал в Болгарии и подружился с болгарскими актерами. Это были известные старые актеры, очень хорошо относившиеся к русской драматургии. Они пригласили к себе в театр, и вот один из них, Стефан Димитров, директор театра, сказал, что коллектив решил попросить меня поставить "Лес" Островского. Кстати, это моя любимая пьеса. Я удивился и ответил, что никогда не занимался режиссурой. Спросил, почему они так решили? И тогда директор театра показал мне журнал, в котором была статья о фильме "Дерсу Узала", где я сыграл главную роль. Его снимал японский режиссер Акира Куросава, который получил за него премию "Оскар". Так вот в статье Куросава на вопрос: "Как вы относитесь к актеру Соломину?" ответил: "Мне кажется, у Соломина большие способности, и он может стать режиссером". Болгарские актеры настояли, чтобы я поставил у них спектакль. Министерство культуры поначалу меня не хотело отпускать, да и я сам так нервничал, что не спал ночами. Но спектакль поставил, и он получился. С этого началась моя режиссерская карьера.

Мне кажется, у каждого человека, наверное, случаются такие судьбоносные встречи. Я абсолютно уверен, сверху идет какое-то назначение, в котором определяется ваш путь, и если у вас что-то не получается, если вас куда-то не приняли, не взяли - не убивайтесь. Если вам очень хочется, и вы видите свою цель, добивайтесь ее шаг за шагом. И я вам гарантирую, обязательно все получится.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

27 сентября 2017

Анатолий Сокол-Садоха

Заслуженный артист России Анатолий Сокол-Садоха - представитель легендарной династии иллюзионистов в третьем поколении. Сегодня его шоу, в котором прослеживаются современные тенденции и одновременно сохраняются исконные традиции отечественного цирка, - одно из самых дорогих и востребованных среди программ Российской государственной цирковой компании.


С каждым годом проект Анатолия Сокола становится все более масштабным и уникальным, выпускаются новые трюки, в том числе "смертельно опасные" - к примеру, сын иллюзиониста Алексей Сокол (в шоу он исполняет роль Наследника Графа Сокола), закованный в цепи, погружается в огромный сосуд с водой и, к удивлению зрителей, за считанные секунды с легкостью освобождается от железных оков. Как тут не вспомнить легендарного Гарри Гудини!

"Левитация на трех фонтанах" и другие магические эффекты поражают публику и заставляют навсегда влюбиться в этих талантливых чародеев!


- Анатолий Олегович, ваша программа поражает своей высокой технологичностью и, если так можно выразиться, инновационным решением. А как вы думаете, если бы ваш отец и дед увидели столь смелые трюки, то чтобы они сказали?

- Мне кажется, мои предки были бы довольны тем, что увидели бы сегодня на сцене. В 1953 году мой дед, Анатолий Григорьевич Сокол, по своему сценарию подготовил оригинальный иллюзионный аттракцион "Чудеса без чудес", в котором впервые исполнялись трюки, построенные на применении телемеханики, токов высокой частоты, ультразвука, электромагнитов и радиотехники. Зритель видел, как повисали в воздухе трость и пальто артиста, взлетало в воздух блюдо с фруктами, на холодной сковородке жарилась яичница, ножи и вилки принимали на столе вертикальное положение. Хорошо продуманные и исполненные трюки демонстрировали зрителю настоящее волшебство, исполняемое с помощью новейших технологий. Вообще творческая деятельность моих предков внесла огромный вклад в развитие иллюзионного жанра. Но тем не менее мой дед не раз говорил с сожалением: "Трюки создаются годами, а разрушаются в считанные минуты". Поэтому, как ни жаль, от старых вариантов приходится отказываться. Время диктует свои правила игры и требует принципиально новых решений. И если бы в цирке все оставалось без изменений, без новизны, он перестал бы существовать как искусство. Но при постоянном обновлении трюков я, конечно, свято храню все, что создали мои предшественники.

- Вы сами придумываете новые номера и готовите реквизит?

- Идей и придумок достаточно, наверное, жизни не хватит, чтобы все воплотить в реальность. Реквизит, конечно, готовят уникальные мастера, в нашем коллективе много профессионалов, которые разбираются в технике. Но, если честно, я сам люблю работать с болгаркой, мне нравится что-то паять, ремонтировать. Мне кажется, это наследственное, отец и дед были мастерами на все руки.

- А можно ли узнать подробнее о вашем совершенно потрясающем водном трюке? И есть ли что-то подобное в мире?

- Мне кажется, в таком масштабе и в "подобной подаче" ни у кого пока аналогичных трюков нет. Свой номер мы разрабатывали два года, около года ждали, когда за границей изготовят реквизит. Потом еще долго и тщательно дорабатывали, чтобы все было идеально. Вы правильно заметили, трюк очень сложный, только воды для его исполнения требуется пятьдесят тонн - она подается мощными насосами. И когда, например, цирк едет на гастроли, то, чтобы погрузить нашу технику, реквизит и костюмы, требуется несколько фур. Три дня занимает монтаж установки, столько же, чтобы все обратно демонтировать. К сожалению, открыть тайну я вам не смогу, иначе секрет уже не будет секретом. Скажу, что желающих быть посвященным в технологию фокуса предостаточно, но это невозможно. Когда у нас происходит репетиция, мы просим не только удалиться посторонних, но и требуем выключить камеры, следим, чтобы не было "утечки". Репетиции проходят в обстановке строжайшей секретности. В общем, приходите на представление и наслаждайтесь иллюзией. (Смеется).

- В этом номере участвует ваш старший сын Алексей, который работает просто великолепно. Вы уговаривали сына продолжить цирковую династию или это было его осознанное решение?

- Я никого не заставлял и не уговаривал. И меня никто не заставлял. Так получилось, что уже с пяти лет я работал в номере своих родителей. И для меня было очень важно, что сын сам решил пойти по стопам своих предков. Немногие цирковые артисты могут похвастаться тем, что продолжили свою династию. К сожалению, династии часто прерываются, цирковая жизнь не всем под силу. Мой дед и отец при жизни мне часто говорили: "Не отрекайся от рода". Я и не думал отрекаться, сделал все, чтобы продолжить наше семейное дело. Вот и сыновья Алексей и Елисей идут по моим стопам. Конечно, цирковая жизнь, как я уже сказал, не простая, приходится много гастролировать, без конца менять города. Я сам сменил бессчетное количество школ, старшему сыну пришлось в каждом новом городе заново знакомиться с новым школьным коллективом, он, кажется, сменил пятьдесят школ. Плюс заграничные гастроли, постоянная смена привычного уклада жизни. Но это все дело привычки.

- На ваших российских представлениях всегда огромное количество иностранных зрителей, и они неизменно в восторге. Представляю, что делается на гастролях.

- Зрители приходят не только на мою программу. Советский цирк всегда был лучшим в мире и славился своими блистательными артистами. А Московский цирк на Цветном бульваре - один из старейших цирков мира. Он открылся сто с лишним лет назад, если быть точным, в 1880 году. Это самый настоящий классический цирк, в котором сохранился дух старинных традиций, заложенных много лет назад. Тут есть и новые номера, и традиционные программы, подготовленные "с поправкой на современность". Но на каждом представлении, где бы мы ни были, будь то в России или за границей, как и много лет назад, артисты непременно передают зрителям частицу своей души. Поэтому у нас всегда аншлаги, всегда очереди в кассу. На представлениях много иностранных зрителей, много молодежи, а самое главное, много детей. Смею надеяться, что, когда эти дети вырастут, то они, в свою очередь, обязательно приведут в наш цирк своих детей. И будущее поколение тоже останется под впечатлением от происходящего на цирковой арене.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Фото Виктора АНТОНОВА

21 сентября 2017

Лора РЕЗНИКОВА

Актриса Лора Резникова перепробовала разные профессии. Она была репортером, телеведущей, комментатором, сценаристом. Аргентинские танцы стали настоящей страстью Лоры, она танцевала и писала об этом книги. Но самой главной мечтой девушки оставалось все-таки актерство. Несмотря на то что у нее уже были образование и профессия, она оставила журналистику и писательство и поступила в ГИТИС. Не жалея времени и сил, Лора шла к своей заветной цели. И мечта сбылась!

Сегодня на счету у Лоры Резниковой уже более 10 работ в кинематографе. Лучшими фильмами с ее участием считаются "Прокурорская проверка", "Граница времени", "Курортный роман". Актриса хорошо справляется с ролями разных жанровых категорий: это и лирические, и драматические героини, и персонажи из сказочных или фантастических историй.

В киноленте "Пятая стража" Лариса Резникова сыграла экзотическую героиню - вампиршу, которая родилась еще в Средневековье. В фильме Лора продемонстрировала танцевальные способности: номер с элементами акробатики на шесте был исполнен на высоком профессиональном уровне.

- Лора, в одном интервью вы сказали, что актерскую судьбу вам напророчила гадалка, сказав, что пошли не своим путем, став журналисткой.

- Гадалка не пророчила мне актерскую судьбу, она сказала, что, выбрав журналистику, я ошиблась дверью. И что мое призвание лежит не в области правды - то есть информации, которая составляет суть журналистики, а в области вымысла, иллюзий. Вот я так и поняла это пророчество - актерская игра и написание сценариев для меня стали тем самым вымыслом.

- У вас были сомнения? Что вам подсказало правильность выбранного пути?

- А у кого нет сомнений? Только у глупых и примитивных существ. Сомнения - это демоны каждого хоть сколько-нибудь интеллигентного человека. Важно правильно бороться со своими демонами. Не дать им съесть себя окончательно, но и не закрывать на них глаза совсем. То есть надо использовать сомнения как топливо для работы над собой.

- А какая среда вам больше нравится: актерская или журналистская? Где чувствуете себя комфортнее? Спрашиваю потому, что есть устойчивое мнение, что многие актеры - поверхностные люди. Мало читают, мало знают, в основном зациклены на себе, любимых… Или вы с этим не согласны?

- Если честно, то мне милее всего среда эзотериков. Мне посчастливилось познакомиться с замечательными тарологами, гадалками, магами… Это удивительные, мудрые и очень веселые люди, общение с ними окрыляет и наполняет! Что касается актеров, то, конечно, среди них попадаются глупые люди, как и в любой другой сфере. Но, думаю, такое мнение о некоторых актерах сложилось не потому, что они на самом деле глупы, а потому, что им удобнее таковыми казаться. А как иначе психологически выдержать, когда месяцами, (а бывает, и годами!) актеры иногда сидят без работы или, что еще хуже, соглашаются на работу в таких проектах, за которые потом стыдно. Мне посчастливилось работать с умными актерами. Кирилл Козаков, с которым я снималась в сериале "Пятая стража", - умнейший, мудрый и интеллигентнейший человек! Михаил Горевой, с которым работала на первых сериях сериала "Свидетели", - умный, тонкий, добрый и чуткий. Даниил Воробьев - умен и безумен одновременно!

- А среди голливудских звезд у вас есть кумиры?

- Обожаю Анетт Бенинг, Мэрил Стрип, Изабель Юппер - они по-разному, каждая по-своему, но очень ярко проявляет в актерской игре женскую сущность. Из мужчин - Роберт Де Ниро, Джек Николсон не оставляют меня равнодушной. И на сегодня, конечно, яркая звезда Леонардо Ди Каприо, просто поразительно, как из некогда милого смазливого актера, одного из тысячи ему подобных, он вырос в неподражаемого, яркого, невероятно глубокого артиста.

- Вы уже много лет увлекаетесь аргентинским танго, с чем это связано?

- Как и большинство простых смертных, я пришла в танго за яркими эмоциями. Казалось, нет на свете танца, который бы сильнее передавал страсть, обостренные чувства. Была очень удивлена, обнаружив, что все не так просто и однозначно. Танго оказалось не "танцем страсти с розочкой в зубах", а сложным искусством, в котором куда больше философии, рефлексии… В этом танце выползают все твои демоны, которых ты боялся и прятал в глубине души. Танго - это социальный и довольно взрослый танец. Социальный - в том смысле, что на вечеринках, где танцуют танго, нельзя танцевать с одним и тем же партнером больше четырех раз подряд, женщина должна уметь вставать в пару с любым другим партнером, это навык не только танцевальный, но и психологический. Взрослый – в смысле, чтобы танцевать танго, нужна некая зрелость личности, свой багаж эмоциональных переживаний, иначе тебе будет просто "не про что танцевать".

- Вы даже написали об этом книгу, а где почерпнули материал?


- Когда я писала, у меня не было задачи охватить какую-то аудиторию, я не задумывалась, для кого эта книга. Писала для себя, потому что не могла не писать - такие яркие впечатления были от изучения этого танца, столько фантазий на эту тему возникало. И чтобы описать события книги, которые происходили в Аргентине, я специально летала в Буэнос-Айрес. И просто влюбилась в этот великолепный город!

Кстати, осенью отправляюсь на очень интересное танцевальное мероприятие, это будут практически "танцы на выживание", планирую делать подробные репортажи, вести хронику этих весьма любопытных событий на страничках своих социальных сетей.

- Вы очень разносторонняя личность. Вот, например, сказали, что вам нравится в среде эзотериков - может быть, оттого, что вы сами потомственный экстрасенс? А применяете ли вы свои знания из этой области в съемочном процессе, актерской работе, в написании сценариев?

- Я и близко никакой не экстрасенс, никогда об этом не говорила. У меня нет никаких особых экстрасенсорных способностей, просто есть некие знания и навыки в области эзотерики, вот и все. Это не секрет, мой прадед был яркой личностью - экстрасенсом и гипнотизером, об этом многие знают. Он мог легко загипнотизировать человека, был настоящим волшебником. Возможно, именно через него мне перешла любовь и интерес ко всему мистическому. Но знания и навыки из области эзотерики, поверьте, мало помогают в актерской работе. Это как стрельба по воробьям из пушки. Мудрость эзотерических знаний, в том числе, и в том, чтобы не бежать от реальности и пытаться все решить при помощи волшебной палочки или философского камня, а чтобы с высоты этих знаний рационально и логично принимать то, что с тобой происходит.

- Есть ли какие-то особые знаки, которые надо научиться читать? Знаки, которые облегчают жизнь, подсказывают правильные действия?

- Когда на моем пути в жизни встречаются препятствия, я следую правилам трех ступеней: если испытания за испытанием становятся все труднее и неприятнее, это значит, судьба оберегает - лучше оставить этот путь… А мелкие недоразумения, которые становятся все легче, это препятствия, которые нужно преодолеть.

- Действительно, хорошая подсказка, наверное, к интуиции стоит прислушиваться. А может ли интуиция обманывать?

- Мне кажется, в последнее время понятие "интуиция" слишком сильно переоценено. Люди воспринимают за голос интуиции все что угодно - свои страхи, лень, стремление выдавать желаемое за действительное… Конечно, бывают очень яркие и острые голоса интуиции, и, как правило, человек в такие моменты сам чувствует, что надо прислушаться к подсказке, но… В остальных случаях не стоит заморачиваться, надо просто жить, любить, творить прекрасное, и будет вам счастье.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

13 сентября 2017

Юрий САЛЬНИКОВ

В мае 2013 года Президент РФ Владимир Путин встретился с российскими исследователями, ведущими поиск экипажа Героя Советского Союза Сигизмунда Леваневского, пропавшего 13 августа 1937 года во время трансполярного перелета. "Леваневского надо обязательно найти!" - подчеркнул Владимир Владимирович. Режиссер-кинодокументалист Юрий Сальников абсолютно согласен с президентом и делает все возможное, чтобы историческая правда восторжествовала.

- Юрий Петрович, Сигизмунд Леваневский стал вторым летчиком-полярником, удостоившимся звания Героя Советского Союза за спасение команды "Челюскина". Совсем недавно исполнилось 80 лет со дня исчезновения экипажа Леваневского, совершавшего трансполярный перелет…

- После спасения челюскинцев Сигизмунд Леваневский первым выдвинул идею перелета из СССР в США через Северный полюс. Ее одобрил Сталин. Но в 1935 году самому Леваневскому и его экипажу - штурману Левченко и второму пилоту Байдукову - этот перелет совершить не удалось из-за отказа двигателя у Новой Земли. Два года спустя первые межконтинентальные беспосадочные перелеты осуществили Чкалов и Громов. Тогда Леваневский добился разрешения на трансполярный перелет из Москвы в Нью-Йорк через Фэрбенкс (Аляска). Памятуя неудачу с туполевским АНТом, Леваневский выбрал на этот раз экспериментальный военный самолет, созданный в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. Его передали из военного ведомства в управление полярной авиации под номером "Н-209". 12 августа 1937 года при взлете задымил крайний мотор, но командир экипажа понимал: второго возвращения ему не простят. А 13 августа, через 52 минуты после прохождения Северного полюса, радист Галковский отправил аварийную радиограмму: "Отказал крайний правый, сплошная облачность, обледенение, высота 4600 м, предполагаем совершить посадку…" И связь оборвалась. Целый год продолжался начатый на следующий же день международный поиск, но безрезультатно. Единственным достижением явилось создание Всемирной службы погоды…

- Сегодня вы являетесь руководителем международной российско-американско-канадской поисковой группы. Есть ли шанс найти хоть какой-нибудь след столько лет спустя?

- На пресс-конференции, посвященной этой трагической странице в истории освоения Арктики, генерал-лейтенант Николай Гаврилов напомнил, что следы дореволюционной экспедиции Георгия Седова к Полюсу обнаружили 98 лет спустя. Сегодня есть спутниковые системы поиска, кроме того, в американском архиве и архиве МИД РФ я нашел документы о том, как эскимосы видели большой летательный аппарат, он упал около островов Спай и Тэтис, на границе США и Канады. А на встрече с жителями поселка Барроу (Аляска), недалеко от предполагаемого места катастрофы, я записал любопытный рассказ местной жительницы: ее мама говорила ей, что 13 августа 1937 года на берегу острова Тэтис они, дети, обнаружили большое масляное пятно и захотели поджечь, но оно не горело. Скорее всего, это было авиационное масло. И глубоководные приборы давно показывали наличие на дне у островов какой-то аномалии. Наша задача - подтвердить или опровергнуть "аляскинскую версию" гибели экипажа "Н-209": Леваневского, Кастанаева, Левченко, Побежимова, Галковского, Годовикова и, если потребуется, двигаться в поисках дальше, чтобы, наконец, разгадать, пусть и 80 лет спустя, тайну гибели первых героев трансполярных воздушных трасс.

- Юрий Петрович, у вас два диплома о высшем образовании. Дань моде?

- Мода здесь, конечно, ни при чем. Еще в родном Омске решил, что буду поступать в один из лучших университетов страны - Уральский. Но когда окончил филологический факультет, Советский Союз стал активно покорять космос: все мы с волнением ждали новостей про запуск первого спутника в 1957 году, про путешествия на орбиту "четвероногих космонавтов" - "космическим собакам" я позднее посвятил фильм "Тропа во Вселенную": не все из них вернулись на Землю живыми… И наконец - первый полет человека! Фантастика становилась явью, я понял, что хотел бы запечатлеть историю покорения космоса. В 1970-м окончил режиссерский факультет ВГИКа, моей дипломной работой стал документальный фильм "Гагарин".


- Вы были знакомы с первым космонавтом планеты?

- Лично не был, удавалось снимать Юрия Гагарина на различных мероприятиях, с Хрущевым на трибуне Мавзолея. Фильм заканчивал уже после его трагической гибели. Очень помогли друзья Юрия Алексеевича по отряду космонавтов - Герман Титов, Алексей Леонов, конструктор, академик Борис Черток. Супруга Гагарина Валентина Ивановна согласилась на интервью для фильма - это было большой удачей: она никому не давала и не дает интервью. Второй фильм "Вспоминая Гагарина" я снял в 2009 году, к 75-летию Юрия Алексеевича. За эти годы я очень сдружился с космонавтами из Звездного городка, с летчиками-испытателями. Каждый год мы вместе бываем под Киржачом, на месте гибели Гагарина, а космическая тема стала для меня одной из главных.

- Это нашло отражение на экране?

- Да, безусловно. Появилась дилогия "Сергей Королев - Вернер фон Браун: дуэль титанов" - о том, как легендарному советскому конструктору, несмотря на все жизненные испытания, удалось выиграть "космическую дуэль" с талантливым немецким инженером, работавшим на американцев. Правда, третий фильм - "Лунная гонка" - получился не таким оптимистичным: СССР первым выполнил снимки обратной стороны Луны, но ступили на нее первыми американские астронавты.

- Кроме авиации и космонавтики многие свои фильмы вы посвятили тем, кто осваивал Север…

- Мой первый документальный фильм после окончания ВГИКа так и назывался - "Человек идет на Север". С тех пор Север уже не отпускал меня. С известным бардом и сценаристом Юрием Визбором мы прошли по маршруту легендарной экспедиции парохода "Челюскин". В 1934 году его команда хотела за одну навигацию одолеть весь Северный Морской путь от Мурманска до Берингова пролива! Мы с Визбором успели снять многих еще здравствовавших тогда челюскинцев и четверых из семи первых Героев Советского Союза летчиков-полярников. Наш фильм "Челюскинская эпопея" показали 13 февраля 1974 года, когда сорок лет назад пароход "Челюскин" был раздавлен льдами в Чукотском море и 104 человека прожили на дрейфующем льду два месяца, пока их не вывезли на материк советские летчики.

- И вот теперь история экипажа Леваневского…

- Очень надеюсь на успешное окончание проекта. Это действительно важно во всех смыслах, в том числе и для воспитания новых поколений, которые должны знать подлинную историю Отечества, его героев. Более подробнее о проекте все заинтересовавшиеся могут узнать, заглянув на сайт http://www.historicaircraftsearch.com.

Беседу вела Анна ЧЕРНОДУБРОВСКАЯ

Юрий Петрович Сальников - режиссер и сценарист документального кино, родился в 1935 году в Сибири. Окончил Уральский университет и ВГИК (первая мастерская режиссуры документального кино Романа Кармена). Работал на Центральном телевидении, четверть века преподавал во ВГИКе. Автор книг о полярном летчике Сигизмунде Леваневском и ледовом походе "Челюскина" (совместно с американцем Роном Дэвисом, издана в США). Член Союза кинематографистов России, действительный член Русского географического общества.

Избранная фильмография:

"Челюскинская эпопея" (1974)

"Рукопожатие через полюс" (1976)

"Рейс сквозь память" (1986)

"Байконур: хроника трагедии" (2000)

"Сергей Королев - Вернер фон Браун: дуэль титанов" (2007)

"Вспоминая Гагарина" (2009)

"Леваневский. Последний полет" (2012)

6 сентября 2017

Александра ХУДЯКОВА

До 10 сентября в галерее "Нагорная" еще можно побывать на выставке "Кукольные истории", знакомящей с миром удивительных созданий, рожденных фантазией и мастерством ведущих российских художников-кукольников. В числе самых завораживающих работ - произведения, созданные Александрой Худяковой.

- Саша, с чего началась ваша, как сейчас говорят, предпрофессиональная подготовка?

- У меня в детстве было очень много кукол. Родственники часто говорили родителям: что же вы делаете с ребенком? Балуете. Это плохо кончится… Вот результат (улыбается). Куклы мне дарили разные, я всех их любила, но хотелось что-то другое, и я лепила из пластилина целые миры… У нас дома была ажурная зингеровская станина, на которой стоял телевизор. Когда родители смотрели какую-то передачу, я возилась под этой станиной, воображая ее замком, населенным необычными существами. Там проходили балы, разгорались страсти, плелись интриги…

Мама часто говорила: "Куклы - прекрасная тема", и однажды она привела меня в мастерскую к своей знакомой художнице Елене Языковой. Она первая начала собирать "странных людей", которые делали куклы, и организовывать выставки. Я сразу же влюбилась в ее работы. Но мне тогда казалось, что живопись - это серьезнее, и поступила в Строгановское. А куклы делала для подарков своим друзьям.

- Что же поменяло ваше мировоззрение?

- Как-то раз на третьем курсе я принесла одну из своих работ в институт, чтобы показать подружке. Декан нашего факультета Ксения Андреевна Кондратьева увидела ее и сказала, что будет у меня руководителем диплома. Представляете, наш строгий декан вообще не брала дипломников, и вдруг я попадаю к ней, самому мощному и самому строгому преподавателю. Несмотря на то что в присутствии этой великой женщины я всегда испытывала чувство страха, у меня вдруг выросли крылья. Но когда она сказала, что мне нужно переходить на фарфор, я поняла: счастье было так близко, но выпорхнуло. Фарфор в те годы - проблема неразрешимая. Однако судьба была на моей стороне. По дороге домой я неожиданно встретила выпускника нашего вуза скульптора Андрея Зевакина. Оказалось, у него недалеко от моего дома находится фарфоровая мастерская… Много замечательных людей принимало участие в моей творческой судьбе, и я им очень благодарна. Профессию мне дала Ксения Андреевна, а все, что было до этого, просто игры.

- Как рождается образ? В какие минуты это происходит?

- Кто ж его знает? Анна Ахматова говорила: "Когда бы вы знали, из какого сора растут стихи…" Тут то же самое: увидишь какой-нибудь кусок кружева, смотришь на него и вдруг начинаешь придумывать, фантазировать. Или услышишь музыку, от которой мурашки по затылку пошли, а на глаза слезы навернулись, и возникает ощущение, которое кукольник может выразить в человеческом обличии. Очень редко художники обращаются к конкретным персонажам. Но каждый раз, когда они к ним обращаются, есть какое-то внутреннее состояние, которое вдруг раз - и указало на этот персонаж. Например, Юдифь… Не потому, что хотелось создать историческую личность, а просто вдруг что-то мелькнуло в душе, как какая-то аллюзия с чем-то. А бывает, создал образ и спрашиваешь: "Ты кто?". Но приходит в гости какой-нибудь друг и говорит: "Да это ж вот…" И точно…

- А свой образ никогда не пытались воспроизвести?

- Я не люблю портретных игр, поэтому специально себя никогда не лепила. Но мне кажется, что мои работы так или иначе на меня чем-то похожи. Так многие говорят. Хотя я не всегда это вижу. Кукла - часть меня, эмоции все мои.

- Под действием поэзии рождалась какая-то идея?

- Конечно, мой любимый поэт Марина Цветаева, я также обожаю Анну Ахматову, Мандельштама, Волошина. Даже сделала куклу "Черубина де Габриак". Это одна из самых необычных и трагических женщин Серебряного века, ставшая легендой благодаря безобидному розыгрышу Максимилиана Волошина.

- Как вы одеваете своих "светских дам"?

- Я использую разные ткани, но с ними много работаю, видоизменяю: тру, кипячу, старю…

- Саша, а что можете сказать о коллекционерах кукол? Не доиграли в детстве?

- Вопрос взаимоотношения с игрушками, которые являются символом отображения человека, очень многое говорит о личности. Практически все они - люди высокоинтеллектуальные. Собирая кукол, коллекционер очень часто собирает частицу своего внутреннего мира, своего я. Я видела одну интересную коллекцию, в которой были пластмассовые пупсы и невероятные по цене и художественному качеству фарфоровые куклы. Все "жили" вместе и взаимодействовали. И я поняла, что этой женщине пластмассовая "пупсятина" так же дорога, как художественный продукт. Для нее очень важно собрать свой внутренний мир. У этой "железной леди" семья, бизнес, высокий круг общения, но есть и свой внутренний мир, в который она никого не пускает. Кстати, некоторые мужчины тоже собирают кукол. Все они бруталы, добившиеся в жизни очень многого и совершенно не стесняющиеся быть сентиментальными.

- Ваш первый зритель, помощник и критик?

- Мой главный советчик - дочь, студентка Строгановки. Самый строгий критик - мой отец. Долгое время он вообще несерьезно относился к моему увлечению. А самый первый зритель и соавтор - кошка Фрося. Все операции со мной производит. Она внимательно смотрит, как я заливаю фарфор. А когда обрабатываю его и фарфоровые "ошметки" кладу на тарелку, то Фрося ложится в нее и принимает различные позы. Любит в фарфоре поваляться.

В создании авторской художественной куклы Александра Худякова достигла совершенства. Она и скульптор, и визажист, и кутюрье. Своих героинь автор одевает в великолепные костюмы, украшает роскошными аксессуарами. Создавая потрясающие образы, Александра постоянно экспериментирует, воплощая новые идеи и техники. Благодаря наличию "суставов" ее куклы подвижны.

У Александры Худяковой двое детей, сын и дочь, в настоящее время они учатся в Московской государственной художественно-промышленной академии имени С.Г. Строганова.

Сама Александра тоже родилась и выросла в творческой семье. Ее отец, Константин Худяков, - заслуженный художник России признанный лидер в российском искусстве высоких технологий. Старшему поколению он известен как один из 20 московских живописцев, выставлявшихся в застойные времена на Малой Грузинской и даривших зрителям глоток свободы. Мама, Марина Леонидовна Худякова, - не только художник, но и прекрасный музыкант.

Беседу вела Татьяна КАЛМЫКОВА

Фото Виктора АНТОНОВА


30 августа 2017

Седьмого августа исполнилось 70 лет с тех пор, как Тур Хейердал с соратниками впервые в современной истории благополучно совершил путешествие по океану на плоту. Недавно Россию посетил норвежский исследователь Торгейр Хиграфф - лидер экспедиции Кон-Тики 2, собравший две интернациональные команды, которые, преодолев свыше 3000 морских миль, так же, как и Тур Хейердал, пересекли Тихий океан на двух плотах из бальсовых деревьев. Торгейр Хиграфф согласился рассказать нашим читателям о своем уникальном плавании.

- Тур Хейердал хотел своим путешествием доказать, что в древности люди, живущие в разных частях света, могли общаться друг с другом. А что подвигло на организацию этой экспедиции вас?

- Меня всегда привлекал Тихий океан. Это удивительное и прекрасное место. Я мечтал переплыть его, как это сделал Тур Хейердал. К тому же меня интересовала Полинезия. Хотелось доказать, что в древности жители Южной Америки не пассивно дрейфовали в океане, а плавали на плотах, которыми управляли, используя течения и ветер. В 2005 году мне удалось осуществить свою мечту. Тогда наша команда на плоту Тангароа переплыла Тихий океан.

Первоначально Кон-Тики 2 планировалось просто как повторение маршрута Тура Хейердала до острова Пасхи. Но в итоге мы на плотах, названных Тупак Юпанки и Раити Тане, сделали гораздо больше. Нам удалось не только доплыть до самой восточной точки Полинезии - острова Пасхи, но и совершить обратный путь.

- Вы доказали, что для пересечения океана не нужен сверхсовременный лайнер. Но насколько вероятно, что древние люди делали плоты, аналогичные вашему?

- При подготовке морской экспедиции мы использовали знания и опыт, накопленные археологами. Применяли только натуральные материалы, поэтому вполне вероятно, что на таких плотах, как наш, люди плавали пять тысяч лет назад.

- Что больше всего поразило вас в этом путешествии?

- Когда двенадцать лет назад я совершил свое первое путешествие на плоту, мне приходилось приманивать акул, используя кровь животных и свет. В этот раз я поступал так же, но акулы не приплыли. Зато на протяжении всего пути нам приходилось очищать плот от микропластика. Конечно, в первую очередь от больших объектов.

Похоже, океан превратился в большую помойку. Поэтому в отличие от Тура Хейердала мы встречали мало морских обитателей. Еще раз повторю: нас окружал пластик. За прошедшие годы океанская фауна явно изменилась в худшую сторону. На мой взгляд, необходимо, чтобы люди обратили внимание на эту проблему. По существу мы приближаемся к экологической катастрофе.

- Во время путешествия вы проводили много исследований, в чем они заключались?

- Мы исследовали микропластик в Мировом океане как на поверхности воды, так и на большой глубине. Для этого применяли метод Надсона, а также проводили изучение океана при помощи аппарата CTD (это зонд, позволяющий измерять все основные характеристики воды. - Прим. авт.). Его мы использовали для глубоководных исследований. Все работы проводили вручную. Этим мы хотели доказать, что и сейчас можно, используя только ручные средства, которые давно известны ученым, проводить исследования на современном уровне, не загрязняя природу.

- Насколько велика в наши дни реальная опасность химического заражения морских животных?

- Мы находили микропластик в желудках 9 из 10 морских птиц. Похоже, он стал частью пищевой цепи. Большое количество микропластика опускается вниз и вступает во взаимодействие с другими элементами. Таким образом происходит загрязнение и водной поверхности, и дна океана. Это значит, что в перспективе мы сможем обнаружить микропластик в морепродуктах, употребляемых в пищу. Мы сами себя заражаем. Я хотел бы, чтобы люди поняли: необходимо прекратить загрязнение океана, пока мы не прошли точку невозврата.

- В какой форме можно встретить микропластик в океане?

- Мы обнаруживали не только кусочки пластика, но и большие объекты, которые моряки выкидывали со своих кораблей, например ненужную леску для рыбалки. Она встречается в океане в промышленных масштабах, и никто ее не вылавливает. Кроме того, мелкие частицы пластика оседали на бревнах. Представляете, сколько должно быть микропластика в воде, чтобы он оседал на плоту?

- Какие еще проблемы вы отмечали за время путешествия?

- Морская болезнь была самой большой проблемой. Один из членов экипажа заболел ей, и российский врач Борис Романов, который участвовал в обоих этапах экспедиции, сумел помочь ему. В остальном жизнь на плоту была, как сказка. Мы проплыли от Южной Америки до острова Пасхи за 42 дня. Это замечательный результат. При такой скорости нас не смогли бы обогнать даже на парусной лодке!

- В путешествии участвовало два плота. Жизнь на них как-нибудь различалась?

- Очень сильно. Планировалось, что второй плот станет образцом безопасности. Поэтому врач находился именно там. Все члены экипажа были прикреплены канатом к плоту. Там, где плыл я, таких предосторожностей не было, и наша команда чем-то походила на бесшабашную компанию.

- Что стало самым тяжелым испытанием?

- Если посмотреть на карты наших маршрутов, то первый этап будет обозначен четкой линией, а второй… Иногда на обратном пути меня посещали мысли, что мы плывем куда-то не туда. Из-за шторма нам пришлось все уцелевшее оборудование занести в жилую часть помещения. Запасы пресной воды кончились. Мы собирали дождевую воду. Через 70 дней пути я связался со спасательной службой Чили и попросил о помощи. К тому времени плоты были сильно разрушены океаном. Но мы решили перед эвакуацией разобрать их. Это была самая тяжелая работа в моей жизни. Эта экспедиция подготавливалась два года, а всего один день ушел на то, чтобы разрушить плоты. Так что в это путешествие я пережил и исполнение своей мечты, и полный кошмар.

- Помимо незабываемых впечатлений и подтверждения теории межконтинентальных контактов древних народов, что дала вам эта экспедиция?

- Мы узнали много нового о море и о том пути, по которому прошли. Мы научились управлять плотом в океане. Кроме того, во время экспедиции мы по-настоящему поняли ценность пресной воды.

Беседу вела Екатерина РУДНИЦКАЯ

23 августа 2017

Юрий СТОЯНОВЗнаменитый комик написал про главное - свое и Ильи Олейникова - детище. Называется "Игра в "Городки". О новой книге и не только Юрий Николаевич рассказал нашему корреспонденту.

- Юрий Николаевич, с литературной премьерой! Вы довольны?

- Я не слишком гожусь для продвижения и маркетинга своего творчества. Издержки советского воспитания - стесняться всего, что сделал, ищи всегда плохое, ты делаешь, чтобы двигаться вперед, неловко хвалить себя, комплименты противопоказаны, как сахар диабетику, и так далее и тому подобное. Я в книге хотел поделиться не муками, не количеством пота, беды, горя, гадов, которые мешали жить и работать, интриг, разводов, предательств. Нет, я хотел поделиться главным. Ничто так не ценят артисты, как те редкие минуты, когда удается вызвать смех. Мои коллеги бы поняли, о чем я сейчас говорю. И эта книга - смешная и грустная. Была предыдущая книга "До встречи в "Городке". Она состояла из двух половинок - с одной стороны, была моя книга, а с другой - Илюши Олейникова. Это была действительно история до встречи в "Городке", потому что мы встречались посередине книги. И мои иллюстрации соединялись с его иллюстрациями.

- Кем был для вас Илья Олейников?

- Вы знаете, очень многих смущало, как я называл моего Илюшу Олейникова. Что же за слово такое нашли - партнер. А я говорил, что это партнерство намного выше простого определения "мой друг", "мы дружим". Мы делали нечто большее - у нас было общее дело. Внутри этого дела за 20 с чем-то лет нашего знакомства ни разу не был поднят вопрос о деньгах. Мы когда-то, уже в конце самом, поняли, что мы ни разу за всю жизнь не заговорили о деньгах, ни разу вообще.

Мы не были гениальными артистами, но мы были гениальной парой. Илья - онкологический больной, который работал до последнего дня своей жизни, снимая юмористическую передачу, смеша людей между сеансами химиотерапии.

Мы относились к этому всему как к хэндмейду, как старая-старая рамочка для фотографий, которая передается из поколения в поколение, потому что она сделана руками. Руками, а не станком. Когда-то академик Лихачев сказал, что болгары - гении миниатюры. Характеризуя нацию. Поскольку во мне 50 процентов болгарской крови, то я чуть-чуть, один процентик, на себя переношу. Не от слова "гений", а от слова "миниатюра".

- Актерство - нелегкий хлеб?

- Счастливый!

- Огромное число талантливых людей идут по вашим стопам. Есть ли у вас какие-то наставления?

- Обучение артиста - обучение человека. Научить артиста - технология несложная. Кто такая звезда? Звезда - это очень интересный человек. Есть артисты, которые никогда не станут звездами. И наборот. Наша профессия состоит в том, что, прежде чем что-либо играть, надо ответить себе на один вопрос. Как я, только я и никто, кроме меня, поступил бы в этих обстоятельствах, в этой роли, которую играю? Я бы призвал избравших актерскую стезю к максимальному познанию самого себя как человека. Потому что другого инструмента у артиста нет. И еще нужно научиться терпеть. Ни в коем случае не клянчить и не унижаться в этой и без того достаточно унизительной профессии. И понять, что профессионалом ты становишься тогда, когда начинаешь приносить деньги, заработанные этой профессией. Театр помогает жить, а кино выживать.

- Скажите, пожалуйста, а вот чувство юмора, которое вам присуще, - оно врожденное или развивается?

- Чувство юмора - это свойство ума. Юмор бывает разным - к сожалению и к счастью.

Я не являюсь представителем репризного, стебного такого юмора. Моя любимая фраза: "Жизнь - это трагедия, когда видишь ее крупным планом, и комедия, когда смотришь на нее издали". Вот это отношение я исповедую. Когда человек упал, поскользнувшись на корке банана, а ты смотришь на это издалека - это очень смешно. А когда ты тот человек, который поскользнулся и упал, это очень больно. Поэтому, когда ты играешь, это нужно соединить.

- Вы сами смотрите какие-то юмористические передачи на нашем телевидении? И если да, как вы их оцениваете?

- Я смотрю и с удовольствием замечаю в них, что они в свое время с удовольствием смотрели программу "Городок". Лучшие из них. Как-то я пришел на ComedyClub, просто пришел в гости, попросили меня посидеть в зале. И вот эти два персонажа - Паша Воля и Гарик Харламов - типа гостей представляют. А там такое абсолютное выстебывание. И я так сидел, и уже какой-то холодок побежал по позвоночнику и где-то в копчик уперся в ожидании этого стеба. И когда они дошли до меня, с них слетело это ерничество, и два очень хороших мальчика сказали теплые и трепетные слова. И вот с того дня я люблю ComedyClub. Вообще мы же любим тех, кто любит нас. Я отношусь к ComedyClub отчасти как к изобретению нового вида транспорта. Это иной способ шутить. Это попытка изобрести способ шутить уже не в той стране, которая была. По-другому. В другой стране. Людей, которые пытаются ассоциировать себя со средним классом и выше. Безусловно, это такой свободный буржуазный юмор. Нравится он или не нравится - это новый этап в развитии этой истории.

Из телевизионных историй не очень люблю юморное ведение такое бесконечное. Такое вот, когда сидит челок и "мне пофиг, главное, что я пошутил". Пришел ко мне гость - да все равно, сегодня Де Ниро, завтра Стоянов, мне главное - пошутить. Очень симпатичная есть программа "Однажды в России"…

- Как появилось название "Городок"?

- Это слово абсолютно нешлягерное, антителевизионное название, непродюсерское. Просто я занят был в это время в пьесе Торнтона Уайлдера "Наш городок" и очень любил этот роман. "Городок" - это такое некое место. Кроме того "Городок" - это внутренний стеб. Эта передача создавалась внутри огромного мегаполиса - антитеза какая-то, противостояние. Жизнь внутри маленького городка, население которого составляют два человека.

Всего лишь два...

Беседу вела Анна САБЕЛЬФЕЛЬД

Отдельно на плашке

Народный артист России Юрий Стоянов - автор сотен образов и исполнитель множества ролей в популярной телепрограмме "Городок", созданной вместе с Ильей Олейниковым. Родился под Одессой ровно 60 лет назад. Живет в Санкт-Петербурге. Трижды женат. Имеет четырех детей и двух падчериц.

16 августа 2017

Бари АЛИБАСОВ- Бари Каримович, недавно вы отпраздновали серьезный юбилей. Какие впечатления от праздника?

- Мне исполнилось семьдесят лет, и я нисколько не печалюсь по этому поводу. От праздника в восторге - такого блаженства и наслаждения от общения со своими друзьями и коллегами у меня не было никогда. Концерт, тайно подготовленный в качестве сюрприза сотрудниками медиа-холдинга Михаила Гуцериева вместе с группой "НА-НА", превзошел все мои ожидания.

- Чем были удивлены - размахом, количеством гостей, программой?

- Меня очень трудно удивить. Я практически все видел, начиная от грандиозных шоу в Лас-Вегасе и заканчивая выступлением легендарной группы "Kiss". Меня удивила атмосфера и среда во время праздника. Доброжелательность и любовь, царившая в глазах каждого, кто пришел. В один голос гости говорили: "Мы привыкли к тому, что когда собирается тусовка из шоу-бизнеса, то сразу возникают какие-то группки, кланы, на этом празднике шоу-бизнес был одной семьей. Гости мигрировали между столами, делились новостями, вспоминали молодость. Очень понравился новый клип "НА-НА" под названием "Zinaida", он был необыкновенный. Новый стиль и образ группы. Обычно мы стараемся эпатировать, а тут получился романтичный и стильный образ группы и главной героини.

- После вечеринки с политиками и артистами вы еще побывали на событии, которое устроили ваши преданные поклонницы. А что было там?

- Если честно, это удивило меня не меньше, ведь собрались поклонницы из самых разных концов: из Якутии, Белоруссии, Сибири, с Алтая, Урала и, конечно, из Москвы и Подмосковья. На свежем воздухе накрыли столы, напекли домашних пирогов. Столько было выдумки у наших девушек! В пруду ловили рыбу, играли, показывали фокусы, веселились. Такой подарок - от души - не имеет цены.

- Постоянные события, работа без остановки, как выдержать такую нагрузку?

- Бешеная нагрузка дает мощный заряд энергии. Как только человек погружается в старческую атмосферу, сразу исчезают силы. Тянет валяться на диване, читать и ничего не делать. Но бурлящая среда заставляет ощущать себя молодым, вырастают крылья и хочется летать выше небоскребов.

- Кстати, по поводу небоскребов: у группы недавно прошли гастроли в Америке. Как прошла поездка? Как вас приняли?

- Гастроли прошли блистательно. Мы выступали в Майами, Нью-Йорке, Чикаго. Удивило, что на концерты приходили по большей части молодые зрительницы, которые не знают группу "НА-НА", для них это продукт чужой музыкальной индустрии. Они - дети эмигрантов 80-х, едва говорящие по-русски, потому что родились в США, учились в американских школах. Однако не успели мы уехать, как девочки в Нью-Йорке создали фан-клуб, и у "НА-НА" уже появились свои поклонницы в Чикаго и Нью-Йорке.

- А сколько лет вы не были в Америке? И что, на ваш взгляд, изменилось с тех пор?

- Последний раз мы были в Америке 15 лет назад, и, конечно, у меня возникла ностальгия по тому времени. В те времена у нас был большой тур, начиная с Канады и заканчивая Мексикой. Напоследок дали концерт в кафе "Хард-Рок", это была очень престижная площадка в Нью-Йорке.

Что, на мой взгляд, изменилось? По-моему, американцы никогда не меняются, они по-прежнему доброжелательны, свободны, открыты, предпочитают жить своей собственной, насыщенной жизнью.

В давние времена, когда мы приехали в Лос-Анджелес надолго, я купил в магазине огромную кипу газет на русском языке. Наш американский продюсер, его зовут Лерри Клайн, увидев эту охапку, спросил меня: "А ты не пробовал жить своей жизнью? Может, она тебе покажется интересной?" Я выкинул все газеты в мусорку и с тех пор не читаю новостей. А ведь это типичная американская психология: заниматься собой и своей жизнью. Мы же пытаемся украсить свою жизнь чужими событиями. А потом удивляемся бедности своей биографии…

Американские дети оканчивают школу и сразу отделяются от семьи, становясь лично ответственными за свою судьбу. Едут учиться в университеты, вступают в спортивные клубы, тусуются в обществах по интересам… Конечно, они продолжают любить своих родителей, свой дом, семейные традиции, но тем не менее для них очень важно отделиться и жить своей жизнью. Поэтому они становятся более раскрепощенными, легкими на подъем. Они искренне и эмоционально реагируют на мир вокруг. Национальная черта американца - открытость и прямолинейность. И женщины, кстати, там очень независимы, навязать им что-то невозможно. Вот почему организаторы нашего короткого тура по США, увидев восхищение зрительниц, снова пригласили нас на более длительные гастроли в ближайшее время.

- Когда планируете гастроли?

- Будущей весной, но уже с посещением большего числа городов.

- Над чем вы сейчас работаете? Какие новые композиции записаны?

- Мы активно приступили к работе над новой, не совсем обычной программой, основанной на поэзии Михаила Гуцериева. В его стихах нередко отсутствует сюжет, но зато есть поток ярких, необычных образов. Мне эта поэзия напоминает психоделическую атмосферу 60-х, но его стихи идеально подходят для клубной музыки нашего времени.

Стихи Гуцериева напоминают мне мою молодость, когда подобная музыка служила духовной пищей кочующих хиппи. Эмоциональный "психоделический андеграунд" и образовал в те, теперь уже далекие, времена нереальную среду и атмосферу хиппи 60-х. Та музыка оказала огромное влияние на развитие последующих стилей в мировой музыкальной индустрии, создав настоящую революционную волну нового музыкального сознания.

- У вас за всю творческую карьеру уже столько написано песен, если все собрать, не хватит, наверное, и года, чтобы исполнить. Считаете, нужно по-прежнему создавать что-то новое?

- Конечно. Меняются среда, пространство, темп жизни и, соответственно, музыкальные инструменты и их звучание, восприятие звука. Так что нельзя стоять на месте.

- На вашем празднике гости говорили, что самое ценное качество Бари Алибасова - умение дружить. Это правда?

- Дружить всегда легко, если речь идет только об эмоциях, но настоящая дружба отнимает немало времени. Сейчас мы мыслим иначе, чем во времена СССР. В советское время даже в голову не пришло бы выражение "бизнес-структура", а сегодня все считают деньги и просчитывают каждое движение. Бизнес-структура есть, а искренней жизни нет. Очень трудно просто дружить как раньше. А в моей молодости можно было и мозгов не иметь, были бы чувства, поэтому дружба была другая, и я скучаю именно по той дружбе.

К тому же мое поколение привыкло жить ради работы. Поэтому мы не умеем отдыхать, не умеем отключаться от дел. В этом плане я неисправимый "совок", привык вкалывать как в Советском Союзе, пахать без устали. И страшно остановиться, ведь можешь не успеть.

Вот даже артисты "НА-НА" потребовали отпуск. Я этого слова из их уст не слышал лет двадцать. Но и они не выдержали нагрузок: "Бари, дай отдохнуть, мы устали!" А я им: "Работа и есть отдых!" Не понимают. Наше поколение привыкло к пахоте, эта наша среда обитания! Вытащи нас из нее, мы почувствуем себя рыбами на суше.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

9 августа 2017

Александр ЗацепинКомпозитор Александр Зацепин написал более 300 песен и сочинил музыку более чем к 120 фильмам и мультфильмам.

В их числе "Земля Санникова", "31 июня", "Женщина, которая поет", "Душа". Сегодня его песни известны всем и каждому, он сочинил музыку к комедиям Леонида Гайдая "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", "Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика", "Бриллиантовая рука", "Двенадцать стульев", "Иван Васильевич меняет профессию". Его песни стали хитами, пережившими свое время. Среди них - "Есть только миг", "Куда уходит детство", "Так же, как все" и многие другие.

Александр Сергеевич Зацепин - заслуженный деятель искусств РФ, член-корреспондент Национальной академии кинематографических искусств и наук (2002), член Союза композиторов России и Союза кинематографистов России.

- Александр Сергеевич, почему вы решили стать композитором? У вас было музыкальное детство?

- Если честно, я не помышлял о том, что стану композитором, и детство было самым обыкновенным, сам я не из музыкальной семьи. Родился в Новосибирске, в семье хирурга, в школе увлекался техникой, параллельно занимался музыкой, потому что мама настояла, но это все было не серьезно. Для развлечения играл на фортепиано на танцах в школе. Дома что-то сочинял и даже с друзьями организовал джаз-оркестр. Окончив школу, поступил в Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта - мне хотелось заниматься радиотехникой. Правда, в институте узнали, что я учился в музыкальной школе, и предложили играть в институтском музыкальном коллективе на саксофоне и тромбоне.

Когда попал в армию, там самостоятельно освоил игру на нескольких инструментах, кстати, очень неплохо играл на аккордеоне и в итоге попал в Новосибирский армейский ансамбль песни и пляски. Ну а после армии решил попробовать связать свою жизнь с музыкой и поступил в консерваторию в Алма-Ате (по классу фортепиано и композиции). Во время учебы писал музыку к спектаклям, подрабатывал музыкантом в ресторанах, даже играл в институте физкультуры на рояле во время занятий по художественной гимнастике. Но через два года ушел с фортепианного отделения, понимая, что пианистом мне не стать. Чтобы играть по-настоящему, надо ежедневно по шесть часов заниматься. А вот сочинять музыку - мне это далось как-то легко и сразу. И самое главное, доставляло большое удовольствие. Старался работать там, где нужно было больше сочинять, поэтому устроился на киностудию музыкальным оформителем. Подбирал и писал музыку для киножурналов, писал для радио. Но это был не тот уровень.

- И тогда вы решили поехать в Москву и стать знаменитым композитором?

- Не сразу конечно. После окончания консерватории меня оставили там же преподавать, но я не чувствовал себя полноценным педагогом: это совсем не моя профессия. Я всегда мечтал жить в Москве, но переехать в столицу тогда было делом нелегким. Первое время мне приходилось ночевать у друзей, ютиться по съемочным комнатам. Подрабатывал опять же в ресторанах. И искал любую возможность писать музыку для кино. Хотя тогда вовсю исполнялись мои симфонические поэмы на смотре композиторов в Москве, их хвалил сам Шостакович, но именно кино стало главным в моей жизни. В Москве какое-то время писал музыку к фильмам, снятым на киностудии Средней Азии, но на Мосфильме бывал все чаще и чаще. Увы, в музыкальном отделе кроме короткометражных фильмов мне ничего не доверяли. Но наконец повезло: предложили фильм, к которому я написал песню "Костер на снегу". Ее пела Майя Кристалинская, в то время известная певица. И на мое счастье песня стала популярной. Параллельно работал на Союзмультфильме и на студии документальных фильмов. Пока не вмешался Господин Случай. Я познакомился с режиссером Леонидом Гайдаем.

- Поделитесь, как работалось с мастером? Многие говорят, что у Леонида Иовича был очень сложный характер, это правда?

- Сказать, что у гениального Гайдая был очень непростой характер и сработаться с ним было нелегко, это ничего не сказать. На тот момент он как раз поссорился с композитором Никитой Богословским, который писал музыку к фильмам "Пес Барбос" и "Самогонщики". Богословский ушел, и у Гайдая образовалась пустота, срочно был нужен новый композитор. Большое спасибо Нине Гребешковой, его жене, которая замолвила за меня словечко. Гайдай пригласил меня в свой новый проект. Я сразу приступил к работе над музыкой к "Операции "Ы". Гайдай из тех режиссеров, которые не сковывают творчество, и композитору, то есть мне, он давал возможность выразиться. Я приносил ему по пять вариантов музыки к фильму, он отбирал то, что ему больше всего нравилось, и дальше мы дорабатывали материал. Когда Гайдай дал мне сценарий "Бриллиантовой руки", там были запланированы две песни: "Про зайцев" и "Вулкан страстей". И вдруг мой соавтор Леня Дербенев приносит стихи "Остров невезения". Мы записали песню и показали Леониду Иовичу. Он песню одобрил, но… отверг. Мол, в фильме нет места. Но я все-таки уговорил его попробовать, и мы с Андреем Мироновым записали песню. Он исполнил ее блестяще! Гайдай смягчился и оставил номер, но против песни выступило руководство. Тогда мы "запустили" на переговоры Андрея Миронова, и он своим обаянием спас ситуацию. Начальство "дало добро", "Остров невезения" остался в фильме, и, по-моему, смотрится и звучит там хорошо. Но если честно, осталось много разных песен, которые Леонид Иович не взял в свои фильмы, а потом меня же ругал за то, что я не настоял на своем. Как я мог спорить с режиссером? Тогда это было невозможно. Но вспоминая наше сотрудничество, я очень благодарен судьбе за то, что она позволила мне поработать с таким неординарным человеком. Также мне хочется сказать о своем постоянном соавторе Леониде Дербеневе, с которым мы написали более ста песен. Мы плодотворно сотрудничали с ним очень много лет, до самой его смерти.

- А почему вы не попробовали еще с кем-то поработать в тандеме?

- Когда не стало Лени, я пытался работать с прекрасной поэтессой Ларисой Рубальской, но мы не совпали по технологии. Она не могла написать стихи на музыку, а я не мог написать музыку на стихи - мне нужна тема, но музыка должна быть первична. Вот с Дербеневым мы совпадали идеально, это был очень удачный союз. Жизнью правит Его Величество Случай. Второго такого случая мне судьба не подкинула….

- Вы много писали для кино и театра, а есть ли разница между этой музыкой?

- Конечно, есть разница в том, пишется ли музыка для театра или для кино. Вот я иногда смотрю кино и понимаю, что музыка сама по себе, а фильм сам по себе, и все смотрится как -то не удачно, наверное, потому, что музыка "из подбора". Для фильма музыка пишется не просто "такая, как я хочу", она должна восприниматься органично, режиссер должен найти стилистику повествования и выстроить четкую линию. В этом плане с Гайдаем было очень удобно работать. Для каждого кадра он с художником рисовал раскадровки, писал к ним ремарки, и они были очень подробные. В кино - в отличие от театра - нужно учитывать каждый кадр.

- А как вы оцениваете современное состояние популярной музыки? Что вам сейчас больше всего нравится?

- По-моему сейчас музыка в упадке не только у нас, но и во всем мире. Такой, например, звезды, как Майкл Джексон, нет ни у кого близко. А такие талантливые исполнители, как Алла Пугачева или Йяк Йола, рождаются раз в сто лет. Я не могу говорить о том, кто мне больше всех нравится или не нравится. Для меня сегодня нет интересных исполнителей. Увы, этот вопрос останется без ответа.

- Александр Сергеевич, где в ближайшее время можно будет услышать ваши новые композиции?

- В конце октября состоится премьера мюзикла "Тайна третьей планеты". Там будет звучать моя музыка. Буду рад, если она понравится зрителю и доставит ему удовольствие.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ