29 августа 2018

Российский актер кино и театра Иван Рудаков известен по ролям в сериалах: "Манекенщица", "Не отрекаются, любя", "Мата Хари" и полнометражным фильмам: "Попса", "Ванечка" и другим. После сериала "Цыганочка с выходом" к Ивану пришла огромная популярность.

В прошлом году вместе с Алексеем Поповым (Попович), тренером Московской федерации армейского рукопашного боя, создал шоу "Мой бой". В рамках проекта прошел подготовку с нуля, вышел на профессиональный ковер на Кубке Москвы и выиграл бой…

- Иван, зрителям очень понравилась ваша игра в сериале "Цыганочка с выходом", в интернете можно найти много положительных отзывов. А в вас есть цыганская кровь?

- Увы, ни капли. Есть русская, польская, даже немного французская, но к цыганскому этносу я не имею отношения. Просто очень хорошо получилось вжиться в роль. Настолько убедительно, что теперь цыгане считают меня своим. Они полюбили меня в роли Шандора, появилось много поклонников из цыганской среды. Начали заваливать письмами, приглашать в гости.

- А как вам удалось так перевоплотиться?

- У моего героя есть сцены, в которых он танцует. А так как я люблю все делать досконально, то обратился к руководителю цыганской студии с просьбой научить меня танцевать народные танцы. Дальше - больше, он повез меня в настоящий цыганский табор, под Калугу, и познакомил с местными цыганами. Там живут и оседлые, и кочевые представители народа. Кочевые приходят и уходят, а те, кто живет постоянно, их принимают. Я как "кочевой цыган" прожил там целых две недели. Цыгане замечательные люди, но у них совершенно другая психология, другое мировосприятие, и это, конечно, сразу понять невозможно. Надо окунуться в атмосферу, пожить, пообщаться, поэтому получилось много узнать о цыганском укладе, цыганских традициях. Старые цыганки научили меня гадать по руке и рассказали очень много интересного про разные приметы, поверья. И хоть я сам в приметы и гадания не верю, но понял, что для большинства людей очень важно верить во что-то хорошее, в какое-то доброе и позитивное предсказание.

- Может, какая-нибудь цыганка вам наворожила успех после сериала?

- Не скрою, что сериал оказался переломным в моей карьере и после него посыпались разные предложения. Меня приглашали в театр "Ромэн", звали в разные интересные проекты. Действительно, именно после этого сериала работы прибавилось.

- Получается, мистика играет не последнюю роль в вашей жизни?

- Мистика играет важную роль в жизни каждого творческого человека, ведь мы работаем с тонкими материями. Воплощать слова в действие - это уже мистика. Когда мы берем что-то сложно осязаемое, воплощаем в жизнь на экране, а потом уже дальше оно живет своей жизнью, разве это не волшебно? Это все влияет на нашу судьбу, на судьбу других людей. Поэтому очень важно, в каких ролях играешь, чтобы потом эта мистика не перекинулась в жизнь и не сыграла роковую роль. Я стараюсь относиться к этому осторожно, несмотря на то что сейчас работаю над мистическим проектом - пока не могу о нем рассказывать..

- Помимо творческих проектов у вас ведь есть еще и спортивный…

- В прошлом году я организовал большое спортивное мероприятие - "Мой бой". А началось все с того, что после премьеры спектакля я попал в больницу. Врачи поставили неутешительный диагноз и запретили все физические нагрузки. Я не утверждаю, что до этого был сильно спортивным человеком, но к постоянным нагрузкам настолько привык, что мне это казалось нормой жизни. Съемки в кино, работа над театральными проектами, репетиции и гастроли моей музыкальной группы "RU-DA". И тут вдруг получить полный запрет от врачей на какое-либо движение… У меня прямо депрессия началась. Подумал: "Какой странный конец жизни. Я с этим не согласен"... В один момент выбросил все таблетки в окно и… побежал. Сначала мне стало очень плохо, думал, сейчас упаду, не выдержу. Но постепенно втянулся в бег, занялся легкими физическими упражнениями, затем фитнесом, атлетикой. Через год толкал штангу девяносто килограммов и пробегал каждый день по десять километров. Когда приехал в больницу, врачи собрали консилиум, они были в шоке, от моего диагноза не осталось и следа. После этого я прошел шестимесячный курс тренировок по системе армейского рукопашного боя. Это современная система универсального боя, которая основана на реальном поединке, она учит защищаться и в то же время, отражая нападение, давать отпор любому противнику. Так и родился спортивный проект "Мой бой".

- Даже как-то сложно поверить, что вы все успеваете. Как вам это удается?

- Я кайфую, когда что-то делаю, меня больше пугает, когда нет нагрузки. Если честно, перестал тратить время на всякую ерунду типа тусовок и так далее, поэтому освободилась куча времени. Сейчас меня интересует только творческая реализация. Иногда берешься за очередное дело и думаешь, хватит ли сил и времени. А потом, когда все получается, думаешь, как бы ты жил без этого? И, как ни странно, на все хватает энергии. Я не могу сидеть на месте, мне нужно быть постоянно в движении. Сейчас снимаюсь сразу в двух больших сериалах: "Цыпленок жареный" и "СССР". Это исторические картины в интересных декорациях. Они скоро выйдут на экран, и зритель сможет оценить мою работу. Как режиссер поставил антрепризный спектакль по пьесе Эдварда Олби "Что случилось в зоопарке". Работаю над музыкальным проектом "RU-DA". Меня не утомляет такой объем нагрузки, а только радует.

- У вас скоро серьезный юбилей - 40 лет. Для мужчины это важная дата, меняется мировоззрение, убеждения, цели. Многие даже говорят, что наступает кризис возраста…

- 40 - нормальная цифра, и я не вздрагиваю, когда ее произносят. Как-то давно общался с одним человеком, ему стукнуло 40, а мне было 30, и я все допытывался, что он чувствует, есть ли у него кризис? А теперь, когда меня спрашивают о моих ощущениях… Так вот, я совершенно не чувствую себя на 40 лет. У меня растет дочь, есть любимая работа, я знаю, чего хочу в этой жизни, дорожу настоящей дружбой, искренним человеческим общением. Еще больше, чем в юные годы, люблю и уважаю своих родителей. Я человек, который долго не хранит обиды и старается все плохое, негативное отпустить. С возрастом вообще стал мудрецом, научился лишний раз промолчать, что называется, пришла зрелость ума и спокойная оценка происходящего. И, что самое главное, я стал четко видеть свои цели и понимать, как их достигнуть. Одно дело мечтать, а другое правильно и быстро реализовать задуманное.

- Значит, читатели могут получить от вас совет, как достигнуть своей цели?

- Не бойтесь выйти из "зоны комфорта", сделать ошибку, обжечься. Получите как можно больше знаний, опыта, освойте разные профессии. И тогда у вас все получится.

Иван Рудаков - коренной москвич, родился в октябре 1978 года в актерской семье. Окончив школу, с первой же попытки поступил во ВГИК, был зачислен на курс талантливого артиста и преподавателя Всеволода Шиловского, открывшего, кстати, не один десяток молодых талантов.

Помимо кинематографа, Ивана всегда интересовала музыка (в студенческие годы Рудаков даже сформировал андеграундную рок-группу "Seven"), она, впрочем, и сегодня остается одним из его самых сильных увлечений.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Фото из личного архива Ивана РУДАКОВА

22 августа 2018

Говорят, что опера - самый элитарный вид современного искусства, оценить и понять который может только избранная публика. "Это совсем не так, - утверждает наш сегодняшний герой художественный руководитель столичного театра "Геликон-опера" Дмитрий Бертман. - К нам на спектакли ходят совершенно разные люди - студенты, пенсионеры, бизнесмены, спортсмены, работники культуры, фермеры и многие-многие другие. И всем им у нас интересно".

- Так в чем же секрет вашей работы с аудиторией?

- Все очень просто. Наша публика понимает, что музыкальный театр сегодня - это самое передовое, что есть в искусстве, именно в опере сейчас происходят самые большие театральные события. Не зря же лучшие драматические режиссеры стремятся именно сюда. Вот сейчас Кама Гинкас выпускает постановку в музыкальном театре имени Станиславского, в Большом театре это делали Валерий Фокин, Роберт Стуруа, Сергей Женовач, да и Римас Туминас поставил недавно два музыкальных спектакля. Они поняли, что опера обладает максимальным спектром театральных возможностей, а значит, и драматургии. В драматическом театре не может быть такой массовой сцены, как в опере, например, да? Это другие условия постановочной части, другие декорации, другие возможности машинерии. Добавьте сюда и то, что опера является наиболее народным, я бы сказал, поп-искусством…

- …народным?

- Да-да, я не оговорился. Во-первых, ответьте мне, кто в основном главные персонажи классических опер? Не помните? А это на самом деле куртизанки и цари. То есть, по сути, герои современных глянцевых журналов. А во-вторых, опера своим существованием всегда популяризировала искусство, в частности, литературу. Кто бы знал пьесу Виктора Гюго "Король забавляется", если бы не "Риголетто" Джузеппе Верди? Кто бы знал "Даму с камелиями" Александра Дюма, если бы не "Травиата"? Именно за счет такой популяризации опера была необыкновенно востребована в XIX - XX веках, актуальна в XXI веке и обязательно будет интересна в будущем.

- Как вы считаете, будет ли способствовать успеху оперы недавно введенная в столице система театральных грантов?

- Гранты для успешных театров - это гениальная идея городского правительства, но о результатах пока говорить рано, должно пройти время, хотя бы года два. В любом случае сделано главное - теперь художественные руководители и режиссеры не будут бегать за потенциальными спонсорами в поисках внебюджетных средств на ту или иную новую постановку, а начнут заниматься своим непосредственным делом. Поставил хороший спектакль - получил от города дополнительное финансирование. При этом важно помнить о том, что данные деньги можно потратить так, чтобы потом получить еще один грант и продолжать творчески развиваться.

- Не окажет ли дополнительное финансирование медвежью услугу? Вдруг, получив грант, руководство театров разленится, не будет вертеться юлой, как вы рассказываете, перестанет эффективно тратить средства?

- Знаете, театры и так мало получают, так что деньги в любом случае останутся в театральном цеху, а это уже хорошо. А что касается лени… У нас и без грантов есть театры, которые давно не делают нового репертуара, используют старые декорации... Это путь в никуда, такие труппы скорее всего просто исчезнут из театральной истории Москвы.

- А вообще, нужна ли театрам государственная поддержка? Разве не может искусство развиваться самостоятельно?

- Я абсолютно уверен, что искусство не может существовать только ради искусства, оно должно все-таки работать для людей. Нам в Москве везет - и прежнее городское руководство внимательно относилось к нашей работе, и Сергей Собянин делает много. Судите сами: только за последние несколько лет новое здание получили мы ("Геликон-опера". - Прим. авт..), "Табакерка", театр Градского, завершаются работы по реконструкции "Современника"… Мэр не только сам контролирует эти работы, у него и команда потрясающая. Говоря театральными терминами, Сергей Семенович подобрал потрясающую труппу, где есть и герои, и мудрецы, и романтики. Работать с ними огромное удовольствие.


Дмитрий Бертман: "Мы не привязываемся к какому-то одному сегменту публики. И чем больше мы охватим веером разных людей, тем лучше, тем гарантированнее успех. Когда в "Геликон-оперу" приезжают иностранные коллеги, то они все замечают, что у нас на спектаклях большое количество молодежи. Считаю, что это огромное наше завоевание".

Кстати, на днях в "Геликон-опере" прошла встреча директоров московских образовательных учреждений с художественными руководителями московских театров. Речь шла о реализации проекта "Театр в школе", в рамках которого московские школьники начнут регулярно посещать спектакли, а актеры со своей стороны примут участие в создании школьных театральных студий и кружков. Инициативу поддержали такие театральные деятели, как Владимир Машков, Юрий Грымов, Ирина Апексимова, Евгений Писарев, Дмитрий Сибирцев, Иосиф Райхельгауз, Тереза Дурова и другие.

8 августа 2018

Художник Жанна Саморукова - автор удивительно поэтичных, настроенческих пейзажей, которые покоряют с первого взгляда. О своей любви к русской природе и профессиональных пристрастиях она охотно рассказала корреспонденту нашей газеты.

- Жанна, у вас много картин на самые разные темы, но в приоритете для вас все-таки цветы. Почему?

- В детстве родители каждое лето отправляли меня на каникулы к родственникам в Рязанскую и Брянскую области, и именно там я впитала всю неповторимую красоту русской природы. Деревенский быт, ранние рассветы над пшеничными полями, стелющийся туман над журчащей полноводной рекой… Бабушка и крестная были истинно верующими людьми, учили меня любить и беречь природу, не относиться к ней потребительски. Деревенские люди встают рано, много работают. Бабушка поднимала меня на рассвете, и я помогала ей по хозяйству. А заодно вдыхала запах утренних трав, слушала, как поют птицы, любовалась утренней росой - отсюда такая страсть и любовь к деревенским и полевым пейзажам. И когда я их пишу, то пытаюсь показать красоту Божиего мира и надеюсь, что от моих картин люди будут подпитываться только положительными эмоциями.

- Где вы учились? Кто был вашим наставником?

- Начинала я в простой изостудии, затем училась в краснопресненской художественной школе. Далее Московская школа художественных ремесел и параллельно мастер-классы в "Строгановке". После этого Заочный народный университет искусств. Моим самым любимым педагогом был Николай Иванович Касаткин, он, как никто другой, умел разглядеть в человеке талант и направить его в нужное русло. Именно он дал мне сильный толчок для становления как художника.

- Ваши профессиональные пристрастия?

- Мне очень нравится манера мастеров голландской школы, а еще нравится, как работал Айвазовский. В цветовой живописи мой кумир - известный художник Иван Лубенников. Так что, по большому счету, у меня много любимых учителей, которые повлияли на мое мировоззрение. И вообще я продолжаю учиться по сей день, беру уроки у своих коллег во время известных на всю Москву субботних мастер-классов.

- А что это за субботние мастер-классы?

- Каждую субботу известные профессиональные художники собираются в группу и ходят на зарисовки по храмам и монастырям. К ним могут присоединиться все желающие, все, кто хочет научиться рисовать. Группа уже побывала в Красносельском храме, в Даниловском, Донском, Новодевичьем монастырях.

- Насколько сложно найти интересный пейзаж?

- Лично мне совершенно не сложно. Меня вдохновляет буквально все, и не важно, идет ли дождь, пасмурно, или светит яркое солнце. Например, на закате потрясающе смотрятся лилии и ирисы, такой оттенок у цветов, который бывает только в определенное время, и самому его придумать невозможно. На рассвете же совершенно особенное освещение, а потому надо встать в четыре утра и "схватить" его - быстро, пока не взошло солнце... Лето ни с чем не сравнимо: жасмин, колокольчики, полевые ромашки, потом садовые пионы, розы, георгины, флоксы, петуньи… А какие в августе поля цветущих подсолнечников! Я готова целый день стоять в поле с мольбертом и "бросать" это буйство красок на холст. Осенью же поля застилают прозрачные туманы, пейзажи получаются грустные, таинственные, и в этом тоже есть своя прелесть.

- Где можно увидеть ваши картины?

- Зимой в Москве у меня прошла большая выставка, она называлась "Цветы России", оттуда много полотен "уехало" за границу. Сейчас у меня проходят одновременно шесть выставок в московских библиотеках, в том числе в Коломенском. Я живу в этом районе и за многие годы написала цикл картин под названием "Москва-река". Это причалы, теплоходы, лодки, река в разное время года. Недавно, кстати, позвонили из Музея воды и предложили устроить выставку. Весной участвовала в художественном конкурсе "Покровский собор", который проводил отель "Балчуг Кемпински", и заняла первое место, картины долгое время были выставлены там. Осенью планирую еще одну большую выставку в Москве, но боюсь пока об этом рассказывать…

- Тем, кто никогда в руках не держал кисточку, посоветуете однажды "открыть" в себе художника?

- Конечно. Живопись поднимает настроение, отвлекает от мрачных мыслей. Искусство помогает увидеть красоту мира и постичь его таинства, иногда даже подсказывает ответы на многие сложные и, казалось бы, неразрешимые вопросы. Если вижу в человеке способности, непременно советую обратиться к живописи, подсказываю, где найти хорошие и недорогие мастер-классы, в какой технике начинать работать. И не важно, сколько вам лет, есть много примеров, когда люди становились художниками в очень зрелом возрасте. Ведь в жизни всегда так: если дано, оно непременно придет…

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

1 августа 2018

Гость редакции - известный танцовщик народный артист СССР Вячеслав Гордеев. 2018-й в России объявлен Годом балета, и потому вдвойне приятно встретиться с человеком, который вот уже много лет вносит огромный вклад в дело сохранения и развития прославленных традиций российского танцевального искусства. И к тому же с юбиляром: в августе Вячеславу Михайловичу исполняется 70 лет.

  • Вячеслав Михайлович, профессионалы, пишущие на темы серьезного искусства, зачастую "засушивают" их. Соответственно, отбивая у читателей интерес к предмету обсуждения. Как с этим быть?
  • Ну вообще-то не всегда. Тут, видимо, все зависит от интеллекта. Давайте не сбрасывать со счетов понятие "умный человек". Мне везло именно на таких авторов. Среди них, например, знаменитый балетный критик "Нью-Йорк Таймс" Анна Киссельгоф - она очень тонко чувствует все, что "говорит" балетмейстер, именно поэтому, надо полагать, к ее мнению при­слушиваются специалисты в области хореографии всего мира.

И если уж мы заговорили об умных людях… У меня это понятие ассоциируется с профессором МГУ Ясеном Николаевичем Засурским. Человеком, который в любой сре­де может говорить на любую тему, причем со знанием дела. Тем не менее он никогда не пытался писать о балете. Хотя лично я к нему обращался с такой просьбой. "Не мой предмет", - говорит.

- А как вы познакомились с Засурским?

- Дело втом, что, еще работая в труппе Большого театра, вместе с единомышленниками я надумал издавать журнал "Советский балет". Полтора десятилетия его главным редактором была народная артистка СССР Раиса Стручкова. Так вот, чтобы не превратиться вскучного специалиста, "засушивающего", как вы говорили, эту тему, я и поступил на факультет журналистики МГУ. После окончания учебы пошел в аспирантуру. Моим любимым педагогом стал Ясен Николаевич Засурский.

  • Ваш коллектив называется "Русский балет", но в его репертуаре немало зарубежных постановок…
  • Здесь надо говорить о задачах труппы. И главная - сохранение классического наследия русского балета и создание новыхспектаклей на темы, созвучные нашему дню. Дело в том, что даже в наших ведущих театрах постановщики в погоне за суперсовременностью стали забывать замечательные традиции отечественного балета. Я имею в виду постановки таких мастеров, как М.Петипа, А.Горский, М.Фокин, Р.Захаров и многие дру­гие. Тех, кто определил безусловный успех русского балета, в том числе и за рубежом.

- Жизнь танцовщика, увы, коротка. И что же происходит, когда необходимо расстаться с профессией?

- Это очень грустно. Но лично для меня вопрос решился позитивно: мой уход в 1988 году из Большого театра, кстати, не по моей воле, - но это уже другая история - не стал для меня трагедией или уходом в никуда. Ведь у меня еще во время работы в ГАБТе было уже три десятка собственных постановок. По-видимому, о том, что тебе предстоит в дальнейшем, надо думать заранее.

- Вы часто летаете на самолете. Это правда, что, когда вы проходите обязательный предполетный досмотр, зуммеры аэропортовских интроскопов "голосят", обнаруживая в вашем теле металл?

- Почему только в моем? Полагаю, у любого ведущего солиста балета то же самое. Такая уж у нас травмоопасная профессия, выдержать нагрузки могут лишь приходящие на помощь железные суставы

- Вы - народный артист государства, которого уже нет. Дорожите ли вы этим званием, особенно на фоне разговоров о том, что в СССР все было плохо и гордиться нам нечем?

- Это порочная практика - бросать камень в прошлое. Во-первых, наше государство было великим, и наши достижения в науке, в освоении космоса, в балете неоспоримы. Глядя в то время из дня сегодняшнего, могу с уверенностью утверждать: пользуясь нынешней терминологией, это звание элитное. Его нельзя было, как некоторые думают, получить по блату.

Беседу вела

Ирина КОТЕНКО

25 июля 2018

Янина Мелехова - популярная актриса театра и кино, балетмейстер, педагог. С нашим корреспондентом она поделилась некоторыми секретами профессионального мастерства и рассказала о своем отношении к успеху…

- Янина, вы ведь не только играете в театре "Экспромт", но и работаете там хореографом. Насколько умение танцевать важно для актера?

- В нашей профессии тебя выбирают не только по актерским данным, но и по фигуре, движениям. Мало иметь красивое тело, его нужно уметь преподнести. Часто вижу актрис с формами куда более привлекательными, чем у меня, но далеко не все из них умеют пользоваться своими природными данными. Свободная походка от бедра, спинка прямо - это во многом идет от хореографии. Вообще женщина создана для красоты, и танец помогает ей раскрыть свою привлекательность. У меня мама - хореограф-балетмейстер, сестра тоже, так что мне хореографическая судьба была просто предначертана. Кстати, в свое время мне это очень помогло: в "Стилягах" нужно было танцевать, в фильме "Вирт: игра не по-детски" тоже была танцевально-акробатическая сцена. Цицерон сказал: "Ни один здравомыслящий человек не будет танцевать". Актер - это не здравомыслящий человек. Он здравочувствующий. Танец и актерская профессия неразделимы.

- А если вне экрана и сцены?..

- Если говорить о внутреннем состоянии, то в танце человек раскрывается. Я обожаю смотреть, как люди танцуют в клубах. А в парках? Это же просто сказка - столько бесплатных танцевальных площадок, куда можно прийти и отлично провести время. Возрождаются клубы по интересам. Недавно была в Екатерининском парке, где танцуют пенсионеры, и специально остановилась, чтобы посмотреть. Хочу быть такой же в их возрасте - активной и любящей жизнь!

- В концерт-клубе Алексея Козлова на Маросейке вы исполняете главную роль в спектакле-мюзикле "Трагедия маленькой девочки". Чем вам близка судьба Мэрилин Монро, что вы привнесли в этот образ?

- Моя боль. Моя любовь. Считаю эту женщину самой несчастной на свете. Я бы хотела, чтобы у меня не было ничего из ее судьбы. Она совершенно не понята и не была принята так, как того хотела. Сложнейшая жизнь! Проблему красивых женщин я периодически ощущаю на себе: больно и неприятно осознавать, что твои внешние данные могут мешать и обуславливать отношение к тебе.

- У вас очень интересный Инстаграм - это ваш дневник?

- Я человек достаточно закрытый, поэтому Инстаграм для меня - это точно не дневник. Когда артисты размещают откровенные посты о своих чувствах и ощущениях, вижу в этом ложь и лукавство: то, что у тебя внутри, невозможно так безоглядно выставлять на всеобщее обозрение. Я сама веду свои социальные сети: иной раз понимаю, что это работа, и пересиливаю себя, а иногда все происходит само собой. Раньше у меня часто возникало желание скрыть факт приглашения на пробы. А в этом году уже трижды писала об этом - и попала во все три проекта. Тогда подумала, что у меня, наверное, много доброжелателей: никто не сглазил, а, наоборот, помогли.

- Многие режиссеры жалуются, что сегодняшний зритель в большинстве своем равнодушный, не желает думать…

- А многие зрители жалуются на пустые фильмы. У нас сейчас снимают либо глупые комедии, либо тяжелые авторские ленты - нужна золотая середина. На "Кинотавре" в этом году я была поражена, что молодые режиссеры снимают очень темное кино, внутренне темное. То ли оттого, что у нас равняются на Звягинцева, то ли потому, что они видят, какие картины отбираются на фестивали, в том числе международные. Почему только провинция, бандиты, убийства?

Зритель у нас разный. Я всегда за молодежь 15-20 лет. Поражаюсь им. Это интересные, интеллектуальные, необычные люди. Есть группа подростков, которым я преподавала, они очень любят современную фантастику и знают все о ней, называют имена таких авторов, о которых я никогда не слышала. Скупают все книги - а это удовольствие недешевое, обмениваются ими, обсуждают последние новости. Это те ребята, кто уже в 6 утра на тренировке, потом в школе, после идут изучать иностранные языки, заниматься в театральной или танцевальной студии. А по ночам они читают.

- Сегодня в российском кинематографе много молодых привлекательных актрис, и, конечно, существует большая конкуренция. А что вы готовы сделать для того, чтобы быть вне конкуренции? Насколько важна для вас популярность?

- Разумеется, конкуренция большая. Что с ней делать? Спокойно работать, верить в себя, развиваться, учиться. Да, отчасти это взгляд на проблему сквозь розовые очки, но я, слава Богу, пока не перестала верить в справедливость и честность. Что касается популярности, то она мне нужна, чтобы иметь интересные проекты, которые многое могут дать зрителям. Для меня ориентиры - Чулпан Хаматова, Юлия Пересильд, Юлия Хлынина, которые известны и уважаемы благодаря своему труду и таланту, а не походам на тусовки.

"Крикливую рекламу и пиар легко отличить. Есть исполнители-тусовщики, для которых реклама - единственная возможность оставаться на виду. Я же использую пиар, чтобы быть востребованной в своей профессии, а также для продвижения проектов, чтобы больше зрителей приходили на спектакли, чтобы больше людей посмотрели хорошее кино…"

Чтобы выделяться среди других, надо быть собой. Какая я? Не знаю. Мне кажется, я бываю настолько разная, что сама себе поражаюсь. Мэрилин Монро однажды сказала: "Мне всегда казалось, что меня не существует. Единственный способ для меня быть - это быть кем-то другим. Поэтому я стала актрисой". Я бы отнесла к себе эту фразу.

- И все-таки, какими качествами должна обладать современная актриса, чтобы ее заметил зритель?

- Для начала ее должны заметить режиссер и продюсер. А если серьезно, то надо играть тонко, точно и обладать магией и харизмой.

- Янина, вы ведь еще работаете над дизайнерским брендом - хотите удивлять публику оригинальными нарядами?

- Шитье - мое увлечение с детства, возможно, оно досталось мне от прабабушки, которая была швеей. В 8-м классе на уроке труда все девочки шили юбочки из клиньев, а мне хотелось зимнее пальто - я была неформалом, и то, что продавалось в городе, меня не устраивало. С пальто "справилась" за пару месяцев благодаря выкройкам из журнала "Бурда". Оно было на подстежке, с карманами, воротником. Учительница пророчила мне дизайнерское будущее, но актерское направление затянуло полностью. Однако шить я никогда не бросала: создавала костюмы для своего хореографического коллектива, для спектаклей.

Сейчас посещаю красную дорожку только в собственных нарядах! Шью под свой вкус, чтобы вещи идеально на мне сидели. Меня часто спрашивают, что за бренд, откуда платье. И настоятельно рекомендуют заняться шитьем всерьез, но пока что времени на то, чтобы выпустить коллекцию, не хватает. Много работы в кино и в театре. Хотя в будущем мечтаю о серьезной дизайнерской карьере, в каждую работу вкладываю много труда и любви. Уверена, что когда первый человек наденет придуманный мною наряд, я испытаю радость, счастье от того, что кто-то носит вещь, сделанную моими руками!

Однажды встретила коллегу, с которой не пересекалась лет семь, и она стала рассказывать, что следит за моей судьбой и успехами, радуется за меня. В тот момент я поняла: мои посты действительно кому-то нужны, у меня прекрасная обратная связь со зрителем.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Фото из личного архива Янины Мелеховой

18 июля 2018

12 июля народному артисту России Александру Домогарову исполнилось 55 лет. Эту дату артист отметил на сцене Центрального академического театра Российской Армии, где его поздравили звезды эстрады, кино и телевидения. Юбилейный вечер назывался довольно неожиданно: "Ул. Кедрова, д. 16, корп. 1, кв. 49. Возвращаюсь…" и строился как диалог со зрителем, при этом сам Домогаров вместе с гостями исполнил любимые песни своей юности…

- Александр Юрьевич, почему вы решили провести свой творческий вечер на сцене Театра Российской Армии?

- На этой сцене я проработал одиннадцать лет, и она до сих пор для меня как родная. Именно здесь я начинал свой творческий путь и прошел самую лучшую школу жизни. Кстати, на тот момент в театре играли и Олег Меньшиков, и Александр Балуев, и Андрей Ташков, и многие другие замечательные артисты. Так что сцену я знал очень хорошо и постарался превратить ее в домашнее и очень дружеское пространство.

- В этом году вы планируете большой гастрольный тур со спектаклем Театра имени Моссовета "Дороги Высоцкого"…

- Тур действительно будет большой, он пройдет во многих городах России (в том числе и в Зауралье), а также в Казахстане. Идея этого спектакля родилась достаточно давно, до этого существовала программа, с которой мы проехали все подмосковные города, в которых любил бывать Владимир Семенович. Эта программа как раз и стала основой большого музыкально-поэтического спектакля "Дороги Высоцкого". В нем звучат песни Владимира Семеновича, об отце рассказывает его сын Никита Высоцкий. Участвуют в спектакле и актрисы Театра имени Моссовета Катя Гусева и Ира Климова. Для меня это подарок судьбы и большая ответственность.

- 2018 год объявлен перекрестным Годом Японии в России, и каким-то мистическим образом у вас состоялись два грандиозных проекта, связанных со Страной восходящего солнца. Какие впечатления особенно запомнились?

- Действительно, недавно я снялся в русско-японском фильме под названием "В плену у сакуры" и весь прошлый год участвовал в съемках фильма "Рихард Зорге", где сыграл легендарного разведчика.

"В плену у сакуры" - это любовная история русского офицера и японской девушки, случившаяся во время русско-японской войны 1904-1905 годов. Мы снимались в настоящем лагере военнопленных в городе Муцияма. Там до сих пор есть русское кладбище из 98 могил. Так вот, больше всего меня поразило то, что на кладбище невозможно найти ни одного упавшего листочка, настолько за ним тщательно ухаживают японские школьники. Если они с таким почтением ухаживают за могилами врагов, то как же они относятся к своим соотечественникам? К своим бабушкам, дедушкам, отцам, матерям? Это ко всем нам вопрос…

Что касается проекта "Рихард Зорге", считаю, такие роли выпадают единожды в жизни. Это увлекательная, полная приключений история о легендарном человеке - талантливом журналисте, блестящем аналитике, виртуозном разведчике. Единицы способны жить так, как жил Зорге. Он ведь создал огромную разведсеть, до сих пор исследователи не могут распутать паутину, которую он "сплел" в Китае и Японии. Главная заслуга Зорге даже не том, что он первым сообщил, что 22 июня 1941 года начнется война. Он знал, что на границе с Дальним Востоком стояли три хорошо вооруженные советские армии, так как мы серьезно ждали нападения японцев. И Зорге доказал, что нападения не будет. Он все проанализировал и сообщил, что в Японии нет топлива для сухопутных войск. И тогда дальневосточные армии в течение двух недель были переброшены в другие места, что стало спасением для Советского Союза. Зорге же этот подвиг стоил жизни. Для меня Рихард Зорге - настоящая легенда. Кстати, Япония - единственная страна, где был установлен памятник резиденту иностранной разведки. Япония как была для нас загадкой, так и осталась…

- Зрителю очень полюбился ваш образ Паши Горина в кинокартине "Гардемарины, вперед!". В ближайшее время режиссер Светлана Дружинина приступает к продолжению истории. Вас мы увидим в этом фильме?

- Конечно, я обязательно приму участие и жду этих съемок с нетерпением. Также зрители увидят много новых лиц, главные роли сыграют молодые актеры. "Гардемарины-4" расскажут о русско-турецкой войне 1787 года, и, я уверен, это будет увлекательное зрелище. Хочу отметить, что юбилейный год для меня, как никогда, щедр на профессиональные подарки.

- Александр Юрьевич, возвращаясь к теме вашего юбилея, какой личный подарок для вас стал бы самым ценным?

- Ну если о личном… Мечтаю вернуться в то светлое и замечательное время, которое называется детство. К тем годам, когда еще были живы мои родители и на душе было тепло и радостно. Мечтаю очутиться на родной улице, законы которой были правильными и справедливыми: не обижать младших и слабых, помогать старшим. Хотелось бы еще побывать в любимой школе, вернуться хотя бы на один день… Да что там скромничать, юбилей ведь! Да, больше всего мечтаю скинуть прожитые годы и вернуться в свою молодость. Но только с сегодняшними мозгами… Думаю, у каждого человека точно такие же желания.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

4 июля 2018

Известный музыкант, актер, автор-исполнитель и телеведущий рассказал корреспонденту нашей газеты о том, как создавалась его легендарная группа, и поделился секретами профессионального мастерства, многие из которых вас наверняка удивят…

- Алексей, наверное, вам этот вопрос задавали сотни раз, но почему все-таки "Несчастный случай"?

- Вопрос задавали не сотни, а тысячи раз. Когда я еще учился в школе, то создал группу с таким названием, и мы даже репетировали во дворе нашего дома… Но спустя некоторое время, а именно в 1983 году, мы вместе с Валдисом Пельшем создали группу и решили оставить именно это название. Кстати, в те годы было принято давать молодым музыкальным группам странные названия: "Вежливый отказ", "Неправильные пчелы", "Волосатые стекла", "Рубиновая атака", мы тоже сигналили, что из этого ряда, нам казалось, что мы бунтари. Правда, когда наша группа ездила на гастроли и название переводили, у многих это вызывало недоумение. Но потом все привыкли и оно осталось.

- А ваша публика?..

- Наша публика все те же образованные, интеллигентные люди где-то от 25 до 55 лет.

- В этом году группе "Несчастный случай" исполняется 35 лет, дата серьезная. Как отметите юбилей?

- Дата действительно знаменательная! По этому случаю 25 ноября в "Крокус Сити Холл" устроим торжественное празднование под названием "Что мы имели в виду". Будет специальная программа, юбилейный видеоряд, много шуток!

- Если посмотреть график ваших выступлений за все годы, то бросается в глаза, что у вас практически не было простоев - огромная нагрузка! Как вы справляетесь с эмоциональным выгоранием?

- Конечно, после долгой работы чувствуется некоторое опустошение, но это не касается концертов. Концерты только заряжают, после них ни физической, ни эмоциональной усталости не бывает. У нас есть концерт-спектакль, который похож на домашние посиделки. Мы ставим на сцену накрытый стол, на нем настоящий алкоголь и закуски. В начале концерта объявляем зрителям: "Если есть желание, то, пожалуйста, приходите к столу, мы ждем". И вот во время первого спектакля в Новосибирском академгородке на сцену пришел весь зал, мы даже не поняли, для кого играем. Было очень смешно.

- А если зрители выйдут на сцену и не захотят уходить?

- Сейчас мы ввели ограничение: не больше двух человек из зала на сцене и не дольше, чем на одну песню. А что касается риска… Среди нашей публики никто никогда не шел на скандал и вообще неадекватных зрителей на сцене не было. Как я уже сказал, публика у нас в основном образованная, интеллигентная. И хотя на концерте я выкладываюсь по полной программе, для меня это - всегда новое впечатление и, конечно, сумасшедшая подзарядка.

- Вы часто выступаете на радио, телевидении, озвучиваете мультфильмы - это дается легче или, напротив, труднее?

- Мне кажется, везде одинаково сложно. Особенно, пожалуй, на озвучке, ведь если ты хочешь добиться выразительности, то должен сыграть голосом так, чтобы создать яркий зрительный образ. Если ты видишь, как твой персонаж бежит, ты должен бежать, когда озвучиваешь драку, то будь готов сам кинуться в бой - в голосе не должно быть спокойствия. Одно из моих любимых занятий - записи аудиокниг, это очень интересно и увлекательно. Мы с моим другом Алексеем Богдасаровым недавно записали книгу "Золотой теленок". Я получил колоссальное удовольствие, вдохновился и предложил записать "Похождения бравого солдата Швейка"… Лучше бы не предлагал, мы читали ее целых два месяца, устал невероятно.

- Как вы справляетесь с голосом, если устаете или сильно волнуетесь?

- Обычно я сильно волнуюсь перед сольными выступлениями, если еду один с гитарой на какой-то корпоратив и понимаю, что меня будут слушать сто человек в зале и одновременно есть.

- Для большинства музыкантов корпоративы - довольно сложное и не всегда приятное занятие, несмотря на хорошие гонорары. Как вы к ним относитесь?

- Занятие сложное для многих потому, что надо выступать не перед абстрактным пространством, а перед конкретным человеком, и в данном случае нужно быстро завоевать публику. Кстати, это серьезная тема, никогда не говорите плохо о корпоративах, о ресторанах, о выступлениях перед жующей публикой. Это самая жестокая школа, потому что отвлечь человека от тарелки, полной еды, гораздо сложнее, чем от его мыслей и проблем. Но одно могу сказать: россияне воспитаны очень правильно, им неловко жевать, когда кто-то поет и смотрит в глаза.

- А случалось так, чтобы зал оказался сложным и вы его не победили, не завоевали?

- Нет, к счастью, такого не случалось, и у меня есть маленький секрет, как не допустить такой ситуации. В первую очередь, мне помогают самоирония и юмор, обращенные на себя. Иногда говорю присутствующим: "Друзья меня пригласили на награждение, но я очень мало знаю о вашей фирме, о том, чем она занимается. Вы можете мне помочь и рассказать о ней как можно больше?". Люди охотно со мной общаются и рассказывают о своей работе, о своей компании, что она выпускает, чем занимается, и через какое-то время мы уже лучшие друзья. Обстановка разряжается, приходят настоящее веселье, непосредственность в общении. Я никогда не стесняюсь даже если это официальное мероприятие, извиниться и переспросить, как называется компания, как фамилии руководителей, какой по счету юбилей празднуется - мне кажется, что подобная искренность снимает агрессию и напряженность.

- Еще вы выступаете перед студенческой аудиторией, например, недавно провели мастер-класс по ораторскому мастерству. Делились какими-то особыми секретами с будущими дипломатами?

- Секретов особенных нет, но есть отработанная технология по удержанию внимания аудитории. Если очень долго умно и интересно говорить, это вас все равно не спасет от того, что люди устанут слушать и начнут отвлекаться. Значит, нужно прерваться и дать слушателям отдохнуть, немного пошутить, отвлечься. По поводу шутки - это зависит от вкуса и самоуверенности, но на шутку надо идти как на амбразуру, здесь тоже важно не переусердствовать. Я также рассказываю о том, как важно относиться с уважением и любовью к собственной речи. По тому, как человек говорит, можно оценить всю широту и богатство его души. В общем, надо развивать речевое разнообразие и вырабатывать умение красиво высказывать свои мысли. А если при этом говорить громко и внятно, то любой человек сможет завоевать аудиторию.

- И все-таки позвольте заметить, какой-то секрет в завоевании внимания и симпатии аудитории у Алексея Кортнева есть. Вас очень любит публика.

- Если совсем просто, то я привык улыбаться людям, причем делаю это искренне и с удовольствием. Не понимаю, как можно общаться со своими поклонниками и делать кислую мину. Даю простой совет - улыбайтесь, но только делайте это от души.

Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

27 июня 2018

Народная артистка России Лариса Голубкина в моноспектакле "Заплатки" (Центральный академический театр Российской Армии) впервые рассказывает о своем детстве, отношениях с Андреем Мироновым, о творческом пути и многом другом.

- Лариса Ивановна, а вы помните свои первые шаги в искусстве? Как все начиналось?

- Я родилась в Москве, детство мое прошло в очень хорошем районе, в Лефортове. И сейчас вспоминаю довоенные годы как самое лучшее время. Каждую весну во двор выносили патефон, чей это был патефон, никто не помнит, наверное, общий. И чаще других заводили пластинки Клавдии Шульженко. Вокруг на скамейках сидели люди, кто-то пел, кто-то танцевал, кто-то рассказывал что-нибудь интересное… А потом началась война. В теплые военные дни патефон, конечно, выносили, но из слушателей оставались только старики и дети. У нас отцы воевали, матери работали допоздна, поэтому мы, маленькие дети, могли петь и танцевать сколько хотели, до самой темноты. Но однажды что-то сломалось, и вот тогда я крикнула: "Я знаю песню, я спою!". Я знала все песни Клавдии Ивановны Шульженко наизусть, потому что слушала их дома по радио. У меня был хороший музыкальный слух, звонкий голосок, и хотя была настолько мала, что не понимала и половины слов, все песни спела так, что народ остался от моего исполнения в восторге.

А потом мой дядя, он был летчиком и летал на Берлин, однажды привез мне красивое платье, оно было как пушистое облако. Меня, четырехлетнюю девочку, нарядили в него, поставили на табуретку, и я запела. Слушатели вынесли вердикт: "Растет артистка!" И я потихонечку стала готовиться стать артисткой, но никому об этом не говорила.

- Родители были от вашего выбора не в восторге?

- Отец был очень строгий, его слово в семье было самым главным. Он не одобрял актерства, считал, что все женщины этой профессии легкомысленны. Каким-то образом он узнал, что я собираюсь стать актрисой, и, чтобы "замести следы", я устроилась на курсы биофака, ходила три раза в неделю на лекции. В школьном живом уголке добросовестно ухаживала за свинками, кроликами и еще какими-то зверьками, вообще очень люблю животных. И, кстати, даже после моего дебюта в "Гусарской балладе" папа все так же подозрительно относился к актерскому миру.

- А вас долго утверждали на роль в этом фильме?

- До этого момента я успела окончить школу, поступить в ГИТИС на музыкальное отделение. Училась у замечательного педагога Марии Петровны Максаковой, она оказала на меня огромное влияние. Однажды я пришла к Марии Петровне и сказала, что не хочу учиться, настолько была не уверена в себе, честно говоря, уже собиралась забирать документы. Начались какие-то сомнения, метания, а правильно ли я выбрала свой путь… И вдруг мне предлагают сниматься в "Гусарской балладе". До меня на эту роль пробовались Алиса Фрейндлих, Светлана Немоляева, Людмила Гурченко и еще много кто из актрис. Я тоже решила попробоваться. Если бы не утвердили на роль, скорее всего ушла бы из ГИТИСа.

Утвердили же меня с первых проб, наверное, Эльдару Александровичу понравился мой юношеский задор, бесшабашность, которая очень подходила для роли. Там надо было и на лошади скакать, и на шпагах сражаться, и с балкона прыгать. После выхода на экраны "Гусарской баллады" пришел успех. Все изменилось в одночасье, и я твердо решила стать актрисой. Досаждало только одно: к моему дому выстраивались километровые очереди из желающих взять автограф, что сильно осложняло жизнь. Какие-то настойчивые поклонники все время клялись в любви. Письма приходили мешками, я их до сих пор храню где-то на даче.

- Такая популярность, конечно, только в помощь актерской профессии, а снимались вы после этого почему-то мало. Отказывались?

- Мне казалось, после фильма ко мне все со страшной силой прибегут и будут предлагать роли. Но почему-то никто не прибегал, так что отказываться было не от чего. В Театре Советской Армии, куда я поступила на службу, пришлось ждать ролей целых пять лет. Как-то, совсем уже отчаявшись, я пришла в театр и сказала режиссеру, что меня Плучек приглашает в Театр Сатиры на роль Сюзанны в спектакле "Женитьба Фигаро". И меня спросили: "Тебе что, там больше денег дают?" Вы можете представить такой вопрос в шестидесятые годы? Это сейчас можно торговаться, выбивать большой гонорар, демонстрировать свое богатство, роскошь, современные актеры сейчас этим занимаются наперегонки. А тогда это было страшным позором, и я, конечно, сникла, никуда не пошла. Пришлось ждать ролей и оставаться в простое, меня тем самым проучили за мою популярность. И именно в Театре Советской Армии я стала накапливать "заплатки", их за годы работы накопилось достаточно.

- Это те "Заплатки", о которых вы говорите в своем новом спектакле?

- Да, это болезненные душевные "Заплатки", благодаря чему получился целый спектакль. Я вспоминаю переломные моменты в жизни и пытаюсь разобраться в своих сомнениях, ответить себе и зрителям, в какие моменты мы обрастаем комплексами, своеобразными "заплатками".

- Какие могли быть сомнения после того, как вы снялись в фильме, который посмотрели миллионы зрителей? Вы же стали звездой!

- Сомнения меня не покидали никогда. После "Гусарской баллады" ездила по всему миру, знакомилась с разными знаменитостями. Журналисты меня спрашивали, как я живу, есть ли у меня вилла. А у меня зарплата была 69 рублей в месяц… Сейчас, конечно, это смешно, а тогда приходилось врать, изворачиваться. Сегодня, если ты звезда, тебе полагаются и большие гонорары, и звездный статус, а в наше время это порицалось обществом. И вроде бы я звезда, а в театре ролей не дают, в кино зовут мало. Пытаюсь выступать в Москонцерте, там Голубкина тоже не нужна. Оставалось одно - играть с достоинством роль жены и матери. К счастью, для меня семья всегда была на первом месте.

- То есть пришлось пожертвовать профессией ради семьи?

- В семье не может быть никакого равноправия, женщина должна прислушиваться к мужчине, уступать и первой идти ему навстречу. В актерской семье это сложно, тут соперничество двух профессионалов. Что касается Андрея, он положил к ногам своей профессии свою жизнь, а я так не смогла…

- Об актерских посиделках, которые вы устраивали с Андреем Мироновым, ходили легенды. Как вы успевали и в театре играть, и гостей собирать?

- Все как-то удавалось само собой, и дочку воспитывать, и репетировать, и работать, и гостей принимать. В нашем доме всегда было чисто, уютно, и когда приходили друзья, у меня всегда был очень щедро накрыт стол. Ну что тут скрывать, иногда удавалось воспользоваться своей популярностью и что-то достать по блату, очень хотелось всех вкусно накормить. Мы с Андреем любили гостей, в нашу маленькую квартирку набивалось столько людей, что сесть было некуда, но никто не уходил голодным. Очень весело проводили время, есть что вспомнить. Андрей обожал своих друзей, ему нравилось их развлекать. Он вообще был гениальным человеком и актером, поэтому его до сих пор зрители помнят.

- С гением, говорят, нелегко жить…

- Да, с Андреем жить было непросто. Приходилось постоянно подстраиваться - и в отношениях, и в бытовом плане. Андрюша был потрясающим человеком, милым, славным, но мог и взбрыкнуть. И тут самое главное - "не полезть в бутылку"…

Мы работали в разных театрах, часто ездили отдельно на гастроли, на съемки, если ехали вместе на один концерт, то обязательно работали в разных отделениях. Если бы мы были беспрерывно вместе, то, скорее всего, сразу развелись. Мне кажется, самое главное, когда у мужа и жены в отношениях есть воздух… Кстати, как ни странно, много интересных советов даю в спектакле "Заплатки". Со сцены говорю женщинам: "Любите себя, но постарайтесь научиться уступать в собственном доме. Где-то промолчать, где- то помочь. Жизнь такая короткая, чтобы потом не жалеть…"


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

20 июня 2018

Композитор, музыкант, аранжировщик, заслуженный артист России Владимир Пресняков-старший рассказал нашему корреспонденту о том, как складывались его отношения с музыкой - практически с самого начала…

- Владимир Петрович, откуда у вас такая любовь к саксофону?

- Как-то раз, во время службы в армии, будучи наказанным и не отпущенным в увольнение, смотрел "Серенаду солнечной долины" (тем, кто оставался на воскресенье, показывали какой-нибудь фильм). Увидев саксофон, был настолько впечатлен, что решил: обязательно стану саксофонистом! Со временем увлекся джазом, создал еще во время учебы джазовый оркестр, стал писать музыку… И вот сегодня выступаю в джазовых клубах с ансамблем, где блестяще играет еще моя ученица Таня Ларина, тоже саксофонистка.

- В начале вашей карьеры вам не раз приходилось сталкиваться с запретами…

- В то время существовали различные худсоветы - "санитары леса". Им зачастую не нравилось ни поведение публики (она должна сидеть в зале и только аплодировать, а она на концертах порой вела себя не по-советски: начинала свистеть, вскакивать, похлопывать и подпевать), ни тем более артистов, которые, по их представлениям, на сцене должны были стоять неподвижно как военный ансамбль. Так случилось с возглавляемым тогда мной ансамблем "О чем поют гитары", который был запрещен Минкультом из-за "вызывающего поведения на сцене", "лохматых причесок" и "низкопоклонничества перед Западом". И тогда Юрий Федорович Маликов пригласил меня с семьей из Свердловска в столицу, в ансамбль "Самоцветы", где я уже мог дать волю всякого рода фантазиям.

- Ваша супруга Елена Петровна вскоре стала вокалисткой этого ансамбля?

- Да. На тот момент я был уже женат. Мы поженились, когда нам было по 20 лет, я еще служил в армии. Тут же родился сын, который был отдан в интернат, где и я тоже учился, ну а в Москве Володя потом поступил в хоровое училище им. Свешникова.

- В 2016 году у вас состоялась золотая свадьба, что редкость для современного шоу-бизнеса…

- Мы 52 года, как женаты. А золотую свадьбу отметили скромно, ни жена, ни я не любим пафосные мероприятия. Они все на 90% неискренние, фальшивые.

Я в шутку говорю, что за все эти годы много раз хотел убить Лену, но развестись никогда! Думаю, что юмор спасает в любых сложных ситуациях. Мы люди старой закалки, родительской. Слово "развод" раньше звучало как приговор. Люди тогда почти не разводились. Надо к жене относиться с уважением, видеть друга, считаться с какими-то вещами. Еще папа предупреждал, что не надо искать логику в женском поведении. Со временем я в этом убедился. Ну и, разумеется, дети скрепляют семейный союз.

- Покойный композитор Тихон Хренников как-то в одном интервью сказал, что секрет супружеского долголетия (а он прожил с супругой более 65 лет) в… изменах. Вы согласны с этим?

- Тот еще остряк! Тихон Николаевич был потрясающим композитором, замечательным человеком. Насчет измен не знаю. Они, наверное, случаются. Надо стараться, чтобы об этом никто не знал, особенно вторая половина, и не наносить близкому человеку моральных травм.

- Кто является для вас источником вдохновения?

- Не люблю это словосочетание, как и слово "творчество", и уж тем более словосочетание "мое творчество". Творчество у Паганини, Баха, Моцарта. А у меня - просто работа. Поэтому напрасно ждать вдохновения. Надо садиться за инструмент и начинать лениво перебирать клавиши, а там, глядишь, пошло, пошло, и потом не можешь оторваться целые сутки. Наконец что-то сделаешь и как Пушкин хлопнешь себя по колену, ай да Петрович!..

Моя работа - наследственная: еще мама, дедушка, прадедушка профессионально занимались музыкой, и мой старший брат тоже, а потом и мой сын, и внук Никита пришли к этому (у него своя рок-группу, он успешно сочиняет и исполняет).

- Как вы относитесь к популярности сына?


- Я только радуюсь успехам Володи и горжусь им. Вообще, мы с сыном будто одно целое, музыкальные вкусы у нас совпадают. А еще он трепетно относится ко мне (называет не иначе, как "папочка"), к своей маме Лене. Интересно, нет ли у нас в роду кого-нибудь с Кавказа, где с почитанием относятся к старшим?

- Владимир Петрович, вы, насколько мне известно, неравнодушны к футболу, играете в российской "звездной" сборной…

- Таких историй немало, например, оперный певец Зураб Соткилава - бывший футболист сухумского и тбилисского клубов "Динамо"... У меня тоже был выбор. Меня, перворазрядника, приглашали даже в футбольную команду, а в армии взяли в спортивную роту. Но зимой футболистам некуда деваться, их заставляли играть в хоккей с мячом. А я не умел стоять даже на коньках. Все идут на тренировки, я же стою дневальным, дежурным. Мне это надоело, и я пошел в окружной дом офицеров и сказал, что я же лауреат международных фестивалей, хочу заниматься музыкой (начальник дома офицеров предложил перейти в самодеятельность, готовить программы к праздникам, и меня довольно быстро перевели туда), с тех пор музыкой и занимаюсь…


Беседу вела Кристина СОРОКИНА

14 июня 2018

"Театриум на Серпуховке" - особое творческое пространство. В его репертуаре есть и камерные спектакли, и мюзиклы, и эпические постановки. Волшебное действо начинается уже в фойе, где маленьких зрителей ждут и театр теней, и древо желаний, на которое они трогательно вешают записочки с самыми заветными мечтами. Худрук коллектива народная артистка России Тереза Дурова - из старинной цирковой семьи, правнучка знаменитого клоуна и дрессировщика Анатолия Анатольевича Дурова и дочь известной дрессировщицы, народной артистки РСФСР Терезы Васильевны Дуровой. И хотя Тереза Ганнибаловна выбрала театральную стезю, в ее спектаклях неизменно присутствуют жанровый синтез, цирковая эксцентрика, выразительная пластика и даже живой оркестр…

- Тереза Ганнибаловна, все-таки какой сценический жанр вам ближе?

- Довольно много лет я была цирковым режиссером. Этот багаж остался, и я его использую. Но особый интерес лежит сейчас в области музыкального театра. Мюзикл - особый жанр, и сейчас он очень востребован - благодаря позитиву, легкости, динамике. Вообще, в наши дни востребовано все живое - нам не нравится носить синтетическую одежду, есть продукты, содержащие консерванты. Надеюсь, скоро наступит и время живого общения, когда близкого человека захочется обнять, а не только увидеть по скайпу.

- На сцене вашего театра с успехом идет мюзикл "Летучий корабль". Долго искали исполнителей на главные роли?

- Выбор актера - во многом судьбоносная история. Готовясь "Летучему кораблю", мы устраивали большой кастинг. Приходили талантливые юноши и девушки, но я понимала, что у меня нет Ивана (Главный герой. - Прим. авт.). Только за месяц до выхода спектакля открылась дверь, и вошел Евгений Мишечкин. И я сразу поняла: вот он! Понимаете, когда режиссер находит своего актера - это же почти как влюбиться (Улыбается.)

- У вас огромный зал. Как не ошибиться и выбрать для постановки литературный материал, который будет интересен всем?

- Это непросто, тем более в зале, как правило, собираются дети разного возраста. Сейчас вообще возник тренд ходить в театр семьями. И это очень радует! Одна из моих первостепенных задач как режиссера состоит в том, чтобы заинтересовать каждого зрителя. Конечно, важна и отдача аудитории. Я очень люблю, когда человек приходит на спектакль подготовленным, прочитав заранее о театре и постановке, когда он любознателен и активен в социальных сетях.

Выбирая сказки для постановки, я руководствуюсь принципом "что мне приснилось ночью". Ну а если серьезно, этот процесс состоит из многих компонентов. Зная своего зрителя, понимаю, что те люди, которые купили билеты на "Летучий корабль", с радостью пойдут и на следующий спектакль. Тогда я задаю себе ключевой вопрос: "Чем я их буду удивлять дальше?". И вот тут-то как раз именно жанровое разнообразие дает мне возможность не повторяться, особенно если речь идет об этнических спектаклях. Потому что невозможно сделать "Летучий корабль" похожим на "Маугли", а "Маугли" - на "Аладдина" или "Меч самурая". Это абсолютно разные художественные миры.

- Вы ориентируетесь на состав труппы?

- Естественно! Например, когда я поняла, что у меня подрастет актер Арсений Краковский, который очень молод, великолепно сложен, замечательный акробат и танцор, мне пришла идея поставить "Маугли" и "Принца и нищего". Я ведь, как никто, знаю своих актеров и их способности.

- А вы заинтересованы в поиске новых современных авторов?

- Конечно, только есть одно "но": пока мне не принесли материал, созвучный моему театру. Мне очень часто присылают пьесы, не зная нашего репертуара. Вот что делает молодой драматург? Чаще всего он пишет пьесы и рассылает их во все театры. С таким же успехом их можно было бы посылать и в космос. Поэтому хочется посоветовать начинающим авторам сначала походить по театрам, найти своего режиссера. Мне повезло, я нашла своего драматурга - это мой сын Артем Абрамов. Мы общаемся на одном театральном языке и в итоге создаем постановки, созвучные творческому посылу всей нашей команды.

- А каков этот посыл?

- Для меня очень важна моральная составляющая моих спектаклей. Ведь, по сути, будь то Индия, Япония или Русь, исконные основы, на которых стоит культура, очень близки. Это касается и заповедей, и морали, и нравственности, и души.

- Вам удается очень точно донести внутренний национальный колорит…

- Важны детали. Например, в "Японской сказке" герои не говорят русское "утро вечера мудренее", ведь в Японии есть своя аутентичная пословица: "Завтра подует завтрашний ветер". Или, например, японский вариант "Быстро - это медленно, но без перерывов" аналогичен русскому "Тише едешь - дальше будешь". Из таких деталей и складывается внутренняя целостность, правда образов. Возможно, не все зрители так глубоко погружены в ту же японскую культуру и не всегда улавливают подтекст, но они интуитивно понимают, что со сцены веет ветер правды и им не лгут.

- В вашем репертуаре ведь есть и взрослые постановки?

- Да, конечно. Это "Вий", "Укрощение строптивой", "Лучшие дни из жизни Обломова", а скоро состоится премьера спектакля "Ромео и Джульетта".

- Как вы относитесь к новаторским постановкам, к вербатиму? (Документальный театр. – Прим. авт.)

- Вы знаете, иногда мне нравится хороший вербатим, хотя я бы не взялась за такой спектакль. Для каждого настроения - свой жанр. Я вообще ходок по театрам, стараюсь следить за премьерами. По поводу новаторских постановок - не имею ничего против. Просто пока, к сожалению, не встретила современное прочтение классической сказки (типа Золушка в джинсах, Иванушка с мобильным телефоном), которое бы мне понравилось.

Беседу вела Алина БУРМИСТРОВА

Фото предоставлены пресс-службой театра

Отдельно на плашке

В 1982 году Тереза Дурова окончила ГИТИС (режиссерский факультет). В 1991-м с группой энтузиастов организовала в Москве Международный фестиваль клоунады. Год спустя на его основе создала театр, известный сегодня как "Театриум на Серпуховке".

"Театриум на Серпуховке" - главный организатор Международного фестиваля спектаклей для детей "Гаврош" (проходит с 2006 года).