Приемный сын спас отца

"Нет в России семьи такой, где б непамятен был свой герой…". В семье председателя совета ветеранов Ломоносовского района Натальи Варнацкой трое фронтовиков, которыми она очень гордится и хранит о них память. Это ее отец Павел Григорьевич Тельных, дядя - Кузьма Григорьевич Тельных и Миша Эвальдович, которого отец Натальи Варнацкой считал своим приемным сыном.

Павел Григорьевич Тельных родился в 1910 году в Алтайском крае в семье крестьянина. Рано потеряв отца, он взял заботу о семье на себя: кроме учебы, работал и в кузнице, и на колхозном поле. По окончании школы его как отличника направили в педагогическое училище. Получив диплом, молодой специалист работал учителем. Обучал ребят грамоте, учил любить Родину и честно трудиться на благо своей страны.

В 1932 году Павла Григорьевича призвали в Красную армию. Страна нуждалась в грамотных офицерах, и он стал кадровым военным. Первым местом службы был город Калач Воронежской области, где он и встретил свою Марфу. В 1936-м они поженились и прожили вместе 62 года. В семье молодого офицера было трое детей - два сына и дочка. В то время семья жила в городе Россоши Воронежской области.

Великая Отечественная война разлучила семью до августа 1946 года. Павел ушел на фронт, а жена с детишками уехала в эвакуацию в Казахстан. Немцы начали бомбить Россошь еще в сентябре 1941-го, а в июле 1942-го город оккупировали. Оккупация длилась 6 месяцев и 9 дней.

С боями Павел Григорьевич Тельных дошел до Германии. Он участвовал в боях за освобождение Воронежа, сражался на Курской дуге. Потом были бои за Правобережную Украину, освобождение Австрии, Венгрии и Польши. В 1944-м в части, где служил Тельных, появился подросток Миша Эвальдович. Он был сиротой: отец погиб на фронте, а мать расстреляли немцы. Мальчик стал сыном полка. Павел Григорьевич привязался к нему, уж очень он напоминал родных сыновей, которые умерли в Казахстане от дифтерита во время эвакуации.

В феврале 1945 года Павел Тельных отправляет жене и дочке Оле фотографию из Будапешта, на ней он вместе с Мишей. Фронтовик уже принял решение: Миша будет жить в его семье. До Победы оставалось менее трех месяцев. Но, чем ближе финал войны, тем яростнее сопротивлялся враг. В апреле советские войска подошли к Кенигсбергу - столице Восточной Пруссии, городу Фридриха Великого, цитадели Третьего рейха… Кенигсбергская крепость была самой неприступной, и нашим войскам впервые за всю Великую Отечественную войну пришлось столкнуться с такими сложными фортификационными сооружениями. Но, несмотря на отчаянное сопротивление фашистов, цитадель была взята за 82 часа! В этих боях погибли 9230 советских солдат.

При "зачистке" от немцев погиб и Миша Эвальдович. Он собой заслонил приемного отца от вражеской пули. Мишу похоронили с воинскими почестями в братской могиле на местном кладбище… В семейном альбоме дочери фронтовика Павла Григорьевича Тельных хранится военная фотография Миши, а в сердце - светлая память о мальчике, который спас ее отца, так и не успев стать ее братом.

По окончании войны Павел Тельных служил в Прибалтийском и Дальневосточном военных округах. Последнее место службы - легендарная Таманская дивизия. После ухода в запас из Советской армии в звании майора работал в издательстве газеты "Правда".

За ратные подвиги Павел Григорьевич Тельных награжден двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медалями "За боевые заслуги", "За взятие Будапешта", "За победу над Германией"…


КУЗЬМА ТОЖЕ ХОТЕЛ СТАТЬ ВОЕННЫМ

Младший брат Павла - Кузьма тоже хотел стать военным. Когда в октябре 1940 года его призвали в армию, юноша обрадовался. Получив наставления от матери и Павла, он мечтал вернуться домой в парадной форме - в то время это было самое высокое поощрение за отличную службу. С января 1942 года он служил в 311-м особом лыжном батальоне 2-й стрелковой роты. В марте 1943-го Кузьма пропал без вести под Харьковом. В 50-е годы Павел Григорьевич Тельных узнал от соседа, с которым брат вместе призывался в армию и воевал на фронте, что во время боевого задания они попали в окружение. Сосед сдался немцам, а Кузьма подорвал себя гранатой…

В разговоре с Павлом Григорьевичем сосед сказал: "Зря Кузьма это сделал. Сам погиб и мне взрывной волной слух повредило". В ответ на эти слова "прозвучал" "мужской ответ". А дочери отец сказал, что своим дядей она может гордиться. Эти слова она запомнила на всю жизнь.

Подпись. В семейном альбоме Натальи Варнацкой хранится единственная фотография дяди Кузи, сделанная в феврале 1941 года.

Татьяна КАЛМЫКОВА

Фронтовые фото из семейного архива

Новости
Актуально
Статьи
Званый гость
Ольга ВОЛКОВА:...
Ольга ВОЛКОВА:...
Колумнистика
Письмо в редакцию