ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, КУБА!
Автор: Андрей Федоров

https://yandex.ru/search/


Наверное, в жизни каждого человека есть самые яркие воспоминания из самого раннего детства. Для кого-то это первый день, когда пошел в первый класс. Иной до сих пор млеет от счастья, вспоминая, когда папа за городом посадил к себе на колени и дал порулить автомобилем, кому-то помнится долгожданный подарок из мешка от Деда Мороза…

Детские воспоминания никогда не стираются из памяти, становясь с годами только еще ярче.

Что касается меня, то своими детскими воспоминания горжусь до сих пор.

Перед самой школой мне довелось почти целый год ходить на «пятидневку» - так в середине 60-х годов прошлого столетия называли детские сады-интернаты. В понедельник мама приводила меня в такой сад рано утром перед работой, а назад забирала только в пятницу вечером.

Не подумайте, что это были мои самые светлые воспоминания из далекого детства. Напротив, некоторые коробят до сих пор. Например, переваренный лук в обеденном супе и противная молочная пенка в кружке кипяченого, чуть теплого молока на полдник. Или как провалялся 10 дней в лазарете с ветрянкой, где одиночное заточение в четырех бело-желтых стенах скрашивали книги.

Мама Галина Григорьевна была учителем начальных классов в одной из московских школ, в которой сама училась в сталинские времена. Показывала мне свою парту с откидной крышкой и чернильницу-непролевашку. Мама, тогда молоденькая учительница, подготовку к своим урокам проводила на мне. Поэтому читать и писать умел уже до школы.

Лето 1967 года. У мамы очередной отпуск. С нетерпением жду поездки на все лето в деревню к деду Григорию и бабушке Евдокии, где пес Вулкан, корова Милка, лошадь Звездочка и деревенские мальчишки, которые всегда брали меня с собой на рыбалку и в ночное - пасти лошадей, жечь костер, печь на углях картошку и рассказывать страшные истории.

На вопрос, когда же мы, наконец, поедем в деревню Святогорово, мама ответила, что хочет со мной серьезно поговорить. Мысленно стал прикидывать: «Что такого я натворил?»

- Как ты смотришь на то, чтобы полететь на самолете через Атлантический океан, на остров Кубу, где никогда не бывает зимы. Растут пальмы, бананы, ананасы и апельсины. Пойдешь со мной в школу для советских детей. Я буду их учить читать, ну и ты со мной вместе.

Потом мама достала географический атлас и показала, где находится Куба - «почти в пасти у Америки».

- Это что, мы туда на целый год едем? – робко спросил маму.

- На целых три. Вот в такую командировку посылают меня наша страна и партия.

Потом мама еще долго рассказывала, что на острове Свободы были свергнуты капиталисты и теперь наша страна помогает кубинским товарищам строить коммунизм. На Кубу приехало много советских специалистов, рабочих, металлургов, врачей, дипломатов и военных. Многие приехали целыми семьями со своими детьми. Вот этих детей мама и будет учить.

От таких новостей прыгал до потолка. Больше всего радовало купание в океане даже зимой. Потому как, по рассказам матери, плавать научился раньше, чем ходить, - благодаря родному дядьке Володе, который служил боевым пловцом на Дальнем Востоке. Когда он приезжал в отпуск мы ходили с ним в бассейн «Трудовые резервы» на Красной Пресне, недалеко от зоопарка.

Дядька научил не только плавать разными стилями, но и нырять. Делать продувку через нос, чтобы вода на шестиметровой глубине не давила на уши. Очень гордился моими успехами, когда без ласт и маски спокойно переныривал двадцатиметровый бассейн и задерживал дыхание на глубине больше минуты.

Узнав, что младшая сестра едет работать на Кубу и меня с собой берет, показал мне несколько приемов под водой с подводным ножом (это на случай, если акула на меня нападет). Уже перед самым отъездом в аэропорт «Шереметьево» купил мне в магазине «Спорт» ласты «Дельфин», маску и трубку, а еще подарил свой глубокомер, похожий больше на наручные часы, сделав в резиновом ремешке еще несколько дополнительных дырочек, чтобы не слетали с моей руки.


Самолет «ТУ-114». В середине 60-х годов прошлого столетия был флагманом «Аэрофлота». Выполнял межконтинентальные рейсы по всему миру.
https://yandex.ru/search/

В аэропорту после регистрационных процедур всех пассажиров, отбывающих рейсом на Гавану, отвели в зал ожидания. Я сразу обратил внимание на высокую женщину в спортивном синем костюме с красивым цветным советским гербом и большой надписью на спине куртки «СССР» и полного мальчика моего возраста, судя по всему, ее сына.

В салоне самолета «ТУ-114» наши места оказались как раз рядом с этой женщиной в спортивном костюме. Почти такой же был у моего дядьки Володи, только на спине было написано ВМФ.


Салон самолета «ТУ-114»
https://yandex.ru/search/

Мама тут же познакомилась с нашими попутчиками - Еленой Андреевной Мондрусовой и ее сыном Антоном. Каково же были мамино удивление и одновременно радость, когда выяснилось, что мастер спорта по плаванию Елена Андреевна будет преподавать физкультуру в одной школе вместе с мамой, а ее сын Антон пойдет, как и я, в мамин первый класс в поселке для советских специалистов недалеко от Гаваны. Поселок назывался «Аламар», что в переводе с испанского означает поселок у моря.

Елене Андреевне предстояло уже второй год работать на Кубе, и она с удовольствием стала рассказывать о жизни в поселке на берегу Атлантического океана. Каждой советской семье выделялся отдельный коттедж. Кроме начальной школы в Аламаре были кинотеатр под открытом небом и магазин, который жители поселка называли «лавкой» - там можно было купить за песо продукты питания: красную и черную икру, консервированные крабы, копченую красную рыбу, дефицитные шоколадные конфеты, копченую колбасу, за которой в Москве выстраивались огромные очереди. Про местные фрукты вообще говорить нечего: манго, бананы, апельсины, ананасы, арбузы - все за чисто символическую плату. Одним словом, коммунизм в отдельно взятом поселке на острове посреди Карибского моря в Атлантике.

Галина Григорьевна (в присутствии посторонних я всегда называл маму по имени и отчеству, чтобы не подчеркивать, что я маменькин сыночек) стала шепотом расспрашивать, могут ли быть провокации со стороны американцев, ведь они такой лакомый кусок потеряли.

Елена Андреевна успокоила: никаких провокаций пока не было. Все тихо-мирно. Единственное, нельзя купаться и гулять по берегу океана во время комендантского часа, который начинается в десять часов вечера - вооруженный патруль может стрелять без предупреждения.

Сама Елена Андреевна родом из Мурманска. Она дела ударение на последнем слоге. Муж - военный морской офицер и старший сын тоже, на тот момент служил моряком на подлодке. "Где-то ходит по морям и океанам. Может быть, сейчас под нами в океане проплывает на своем атомном подводном крейсере", говорила Елена Андреевна, причем совершенно спокойно, как о чем-то обыденном и простом. Работа у ее мужчин такая.

Какое еще фортепиано?!

Лететь до Кубы с дозаправкой в Алжире было 17 часов. Скучно, когда под тобой только один океан. Зато кормили по высшему разряду, как в ресторане «Интурист». Бутерброды с красной рыбой, икра любая на выбор, в небольших стеклянных баночках с надписью «Made in USSR», цыплята табака, с чесночным соусом и картошкой фри, соки, минералка, конфеты «Взлетные», печенье, соленые галеты - в неограниченном количестве. Детям соки и сладости, взрослым коньяк, шампанское. И курить еще разрешали - в поручень кресел были вмонтированы пепельницы. Детям же можно было бегать по салону.

Мы быстро подружились с Антоном. Антон похвастался, что его мама - советская пловчиха, но ушла из большого спорта и теперь преподает «физру» в школе. Сам он летел на Кубу, как и я, в первый раз.

В салоне самолета было довольно жарко и нам, детям, позволили раздеться до майки и трусов.

Наблюдая за нашей беготней, Елена Андреевна спросила, не хотела бы моя мама отдать меня к ней в секцию плавания, которую она ведет в Аламаре.

- У Андрея все задатки именно к плаванию. Покатые плечи. Развитый не по годам пресс и икряные мышцы. Это же будущий олимпийский чемпион! – искренне восхищалась моим экстерьером бывшая пловчиха.

В ответ Галина Григорьевна только замахала руками. Что вы, что вы, только в музыкальную школу по классу фортепиано.

- Плавать умеешь? – спросила меня Елена Андреевна.

- Умею, но мне больше нравится плавать под водой. У меня дядя - боевой пловец! – похвастался я и в доказательство показал подаренный дядькой глубокомер. Анероидный механизм, показывает глубину в зависимости от давления воды до 50 метров! Правда, в Москве бассейны не глубже шести метров. Еще знаю, куда акулу нужно ударить подводным ножом, если нападет в океане.

- И куда же?! – вытаращив от удивления глаза, спросила Елена Андреевна.

- В нос, глаз или под жабры. Это самые уязвимые у нее места, - ответил без запинки, - вот только ножа у меня нет.

- Зато у меня есть. Потом покажу. Что такое продувка? Можешь прямо сейчас показать, – уже на полном серьезе спросила мама Антона.

Я зажал нос большим и указательным пальцами правой руки и дунул внутрь барабанных перепонок.

- Но сначала нужно сделать гипервентиляцию легких, а потом начинать погружение, одновременно делая продувку, пока не выровняется внешнее давление воды и внутреннее, на барабанные перепонки. А всплывать с глубины нужно медленно, на одном уровне с пузырьками воздуха. Иначе «блек каут» можно схватить, потерять сознание на всплытии и утонуть, - процитировал целый абзац из учебника « Практические рекомендации по свободному погружению боевых пловцов ВМФ СССР», который тоже давал читать дядя Вова перед занятиями в бассейне.

Тут Елена Андреевна чуть свой бокал с соком не уронила.

И тихо, чтобы не слышала Галина Григорьевна, сама себе заметила: «Какое, к черту, фортепиано…».

- Галочка, ты как хочешь (к тому времени наши мамы уже перешли на «ты», выпив по бокалу сухого вина за знакомство), музыка это, конечно, хорошо, но я Андрея забираю к себе, в секцию плавания.

Через несколько часов мы приземлились в аэропорту Гаваны, где нас ждали представитель советского посольства Федор Давыдович и водитель автобуса, кубинец Пепи в военной форме цвета хаки с кобурой на боку.

Моя вторая мама

Взрослые отметили свои паспорта. В мамин была вклеена и моя физиономия с испуганным взглядом и стрижкой полубокс.


Аламар, 1967 год.
https://yandex.ru/search/

Отвезли в поселок Аламар. На КПП, который охраняло три автоматчика, снова отметили паспорта, а Федор Давыдович выдал маме ключи от нашей «кассы». Так назывался небольшой одноэтажный домик на две семьи. Мама и Елена Андреевна тут же выразили желание жить вместе в одной «кассе».


Наша «касса». Все советские специалисты жили в таких коттеджах.
https://yandex.ru/search/

В ней было четыре комнаты с мраморными прохладными полами. Кухня с огромным холодильником. Газовая плита. В углу четыре большие бутылки с водой. Не могу сказать, на сколько литров каждая, но очень большие.

Пресную воду привозили в цистерне. Пустые бутыли нужно было выставлять возле веранды. Их рабочие, развозящие воду, наполняли из шланга и на специальной тележке закатывали назад в кухню. Получали ее методом опреснения морской воды (пить было совершенно невозможно). Только готовить лед, мыть посуду и руки. Были еще душевая и туалет. На крыше стояла здоровая цистерна, но воду туда наливали морскую.

Первые блюда готовили редко. Так, иногда, в охотку. Пресную воду покупали в «Лавке» в литровых стеклянных бутылках. Но в жару есть горячий суп ужасно не хотелось. На завтрак наши мамы по очереди готовили кофе, несколько яиц всмятку, галеты с соленым маслом.

На ужин - спагетти, омары, лангусты под пряным банановым соусом, котлеты. Местная картошка мне не нравилась. Какая-то сладкая. Зато соки со льдом пили литрами. На кухне стояла здоровенная соковыжимальная машина. В нее бросали все подряд: манго, ананасы, апельсины, единственное, что можно было купить в неограниченном количестве без карточек.

Правда, рассказывая о нашем быте, я забежал немного вперед.

…Приехали мы в Аламар уже под вечер, когда в океан падал красный солнечный диск. В этих широтах нет привычных для нас вечеров. Как только солнце село, через несколько минут становилось совсем темно. На небосклоне зажигались мириады ярких звезд. Мама по привычке стала искать ковш Большой медведицы. А его нет. В Южном полушарии его заменили Южный Крест и перевернутый месяц. Поэтому знакомиться с Атлантическим океаном решили сразу после завтрака следующего дня. Ночью жара спала. Мы сидели на веранде в креслах-качалках, любуясь необыкновенно звездным тропическим небом. Сразу столько звезд мы никогда еще не видели.

- Что это за большие ночные птицы летают возле нашего дома? – спросила Галина Григорьевна Елену Андреевну.

- А, это летучие мыши, не обращай внимания, - потягивая на веранде ром со льдом, ответила мама Антона.

- Фу, мыши, какая страсть, с детства боюсь мышей, - ужаснулась мама.

- Да, что ты, они такие симпатичные, у них мордочки на собачек похожи. Прям маленькие пудели, только с крыльями.

До начала учебного года оставалось еще несколько дней. Общее собрание учителей назначили только вечером, когда спадет жара. Поэтому в запасе был целый день, чтобы сходить к океану и вообще узнать ближе поселок, в котором нам предстояло жить целых три года.

Утром следующего дня после завтрака (кофе с молоком и галетами с соленым маслом) отправились на море.

У Елены Андреевны через плечо была перекинута большая спортивная сумка. Судя по всему, довольно тяжелая.

До моря было совсем недалеко, не больше километра.

… Утренний штиль. Вода лазурно-зеленоватого цвета. Каменистый скалистый берег местами покрыт каким-то ярко-зеленым ползучим растением с толстыми мясистыми листьями. Спуститься к воде можно только в одном месте - небольшой, но широкой песчаной косе из ослепительного белого песка, по которому тут и там сновали небольшие, такие же белые, полупрозрачные крабы.

Я тут же побежал к воде, сбросив сандалии, в которых летел на Кубу еще из Москвы. Вода оказалась необыкновенно теплой. Хотелось скорее надеть ласты, маску с трубкой и поплыть вперед.


Пляж в Аламаре. Пляжем его можно назвать условно - заход в воду очень сложный. Зато фантастический подводный мир.
https://yandex.ru/search/

Елена Андреевна надела на свой купальник тонкий гидрокостюм красно-синего цвета с короткими рукавами. Из спортивной сумки достала ремень со свинцовыми тяжелыми грузами. Здоровенный подводный нож с пилой, как у моего дяди Вовы, черные перчатки из очень мягкого, доселе незнакомого мне материала. Ласты, маска, трубка. Но самое главное - подводное ружье на резинке с длинной стрелой и острым наконечником.

- А акулу из такого ружья можно убить? – спросил я.

- Не знаю. Пока не пробовала, потому как еще не встречала. Это ты большой специалист по акулам, - отшутилась Елена Андреевна.


Фото автора

Подводный мир ошарашил своими яркими красками подводного рифа, который сразу начинал тянуться в метрах тридцати от берега. Красные, желтые, зеленые и голубые заросли кораллов, среди раскидистых ветвей которых сновало множество небольших разноцветных рыбок. На песчаной косе, где начинались коралловые заросли, заметил большую темно-зеленую морскую звезду

Фото автора


Елена Андреевна показала жестом, чтобы держался за ее пояс. Поплыли вдоль рифа к большому камню.

На скале был небольшой выступ, на который можно было залезть и отдохнуть. Но я совершенно не устал. Лежал, покачиваясь на волнах. Соленая вода Атлантического океана держала меня на поверхности, не давая утонуть. Стало понятно, зачем пояс со свинцовыми грузами - чтобы не тратить зря силы на погружение.

Елена Андреевна дернула меня за кончик ласты, значит, что-то увидела и хочет мне показать. И точно у самого подножья скалы лежала красивая лучистая ракушка. Глубина здесь была гораздо меньше, чем у кораллового рифа. Спокойно нырнул и достал. Положил свой первый морской трофей на уступ скалы.

Елена Андреевна вылезла на выступ. Сняла маску. Я уселся рядом, помахав маме рукой, - мол, все в порядке.

С Еленой Андреевной мы стали настоящими друзьями. Часами не вылезал из школьного бассейна, оттачивая технику различных стилей под ее руководством.


Советские пионеры в школьной форме в Гаване (в парке Рио-Кристал).
https://yandex.ru/search/

У нас была своя школьная форма. У мальчиков - белые шорты из плотной ткани и белые легкие рубашки с коротким рукавом. У девочек - юбки, кофточки и гольфы, тоже все белого цвета.

Школьная форма мне очень нравилась. В шортах ходил постоянно. Они были очень прочные и удобные, с четырьмя карманами и поясным ремнем, на который можно было повесить флягу с апельсиновым соком.

Каждый день Елена Андреевна поднимала меня в 6 утра. Надевали кеды и бежали километр к морю. Потом наперегонки - до нашего камня и назад. Через два месяца мы плавали на равных. Даже разработали свою методику подводной охоты.

Елена Андреевна сидела на скале, а я плавал недалеко. Нырял, заглядывая под камни. Увидев затаившуюся рыбу, подавал ей знак. Она подплывала, ныряла и била рыбу из подводного ружья.

На песчаной косе ловили лангустов - они очень похожи на раков, только без клешней. Конечно, их уже вареных, можно было купить в «лавке», но поймать самому гораздо интереснее!

За дело старших товарищей-коммунистов будь готов!

Приближалась очень значимая юбилейная дата - 50 лет Великой Октябрьской революции. Накануне наш класс приняли в октябрята.

Галина Григорьевна дружила со многими родителями своих учеников. Особенно с нашей соседкой болгаркой Марией. Ее дочка Роза училась со мной в первом классе.

Мария была очень хорошей портнихой, свободно говорила по-русски. Восхищалась маминой фигурой и шила для нее облегающие, яркие - на кубинский манер - красивые платья. А меня называла на болгарский лад: Андрюча.

За маминой зарплатой ездили на автобусе в Гавану, в Советское посольство. Потом начинался, как сказали бы сейчас, шопинг. Правда, покупать кроме сувениров в Гаване было нечего.

Когда шли по улицам, многие кубинцы останавливались, показывали на маму пальцем, цокали языком, присвистывали и кричали вслед «Муча келинда» - красавица!

Первое время маму это очень смущало. Не знала, куда деваться. Потом привыкла.

Однажды все вчетвером проходили мимо одного гаванского кинотеатра. Шел наш советский фильм «Коммунист» с Евгением Урбанским в главной роли с испанскими субтитрами. Естественно, решили посмотреть, хоть и видели его в Союзе не раз. Но уж очень хотелось послушать с экрана русскую речь.

И вот кульминация фильма, когда бандиты убивают главного героя. В него стреляют - коммунист падает. Потом встает. В него снова стреляют, а он снова встает. Когда в третий раз уже не встал, поднялся весь зал и стал скандировать: «Lеvantate, camarada»! – «Вставай, товарищ!», «Viva, Sovietica! Viva, Cuba»! (надеюсь, перевод не нужен).

За два месяца пребывания на Кубе запомнил на испанском много слов и целых фраз: « Спасибо. Пожалуйста. Здравствуйте. До свидания», другие приветствия и просьбы, в том числе и патриотические лозунги на испанском языке.

В ночь с 6 на 7 ноября 1967 года после полуночи Галину Григорьевну и Елену Андреевну по тревоге вызвали в школу. Неужели война с Америкой? Это первое, что всем пришло в голову.

Оставшись вдвоем с Антоном, стали разрабатывать свой план партизанской войны с американскими захватчиками, которые хотят задушить молодую кубинскую революцию! Антон предлагал бежать в горы и там присоединиться к партизанам.

Я же считал, что надо подплыть ночью к американским кораблям, поднырнуть под днище и поставить магнитные мины, как в фильме «Их знали только в лицо».

- А болгарку Розу с собой возьмем на войну? - шепотом спросил Антон, который был в нее влюблен.

- Возьмем. Будет в нашем отряде санитаркой.

Потом мы стали обсуждать другие кандидатуры в наш партизанский отряд .

Этот не пойдет - крови не выносит, тому шприц с иголкой покажи, и все тайны военные врагам выдаст. Девчонки пауков и ящериц боятся. Но все же еще человек пять надежных ребят в партизаны отобрали.

Потом решили собрать все продукты из холодильника в большую спортивную сумку мамы Антона - надо же чем-то в горах первое время питаться.

Когда пришли наши мамы, у нас все было готово к партизанской войне, даже стрелу на подводном ружье Елены Андреевны наточили напильником.

Но война с Америкой отменилась. На радостях Елена Андреевна и Галина Григорьевна решили открыть бутылку бакарди и отметить 50 лет Октябрьской революции.

А холодильник-то пустой. Все в большой сумке. Думали, будут смеяться над нами. Нет, наоборот, похвалили, что собрали самые необходимые вещи и продукты для эвакуации.

Оказалось, что на следующий день к нам в школу должен был приехать министр обороны Кубы Рауль Кастро, а с ним много кубинских пионеров - поздравлять наших ребят и учителей с праздником. Его приезд до последнего держали в секрете - не исключались провокации со стороны «контрас» (так кубинцы называли внутренних врагов революции).

Сначала будет митинг. Потом спортивные соревнования советских и кубинских пионеров. Футбол и военная эстафета.

Спортивную часть праздника поручили проводить, естественно, Елене Андреевне. Надо было отобрать для эстафеты самых сильных и ловких ребят из ее 4-го класса.

- Будет несколько этапов, - рассказывала Елена Андреевна, - бег 100 метров, стрельба из пневматических винтовок по воздушным шарикам, переноска «раненого» и заплыв на 50 метров в бассейне.

- Конечно, кубинцам наши в футбол продуют. Я видела, как они мяч по полю гоняют и чуть ли не с центра поля по воротам лупят. Но эстафету надо выиграть. Андрюшка, на тебя вся надежа. Кубинцы - пловцы никакие. Ты сделаешь любого, хоть взрослого мужика - перворазрядника. Ты в отличной форме, для тебя и сто метров кролем не проблема.

И тут я немного разволновался. Участвовать в настоящих соревнованиях, да еще с кубинскими ребятами, которые старше меня на три-четыре года…

Пионер - всем пример!

Флаги, музыка, цветы, бой барабанов, звуки горнов - все пролетело как один миг.

В футбол кубинским пацанам мы проиграли 12:1. Манулик, так звали мальчишку из кубинской футбольной сборной, «наколотил» в наши ворота с десяток голов. Нет, я не плакал от досады, что меня не поставили в ворота. Рыдал.

Кубинские пионеры
https://yandex.ru/images/

«Малшик, как тебъя зват»? - спросила кубинская девочка - пионерка, протягивая мне конфету леденец в красной обертке. И погладила по голове.

- Ме ламо Андрес, - сквозь слезы буркнул ей по-испански, но конфету взял.

Девочка захлопала в ладоши, сказав, что ее зовут Адонсия, что она учит русский язык и, достав из кармана юбки стеклянный радужный шарик, подарила мне в придачу к конфете.

И тут меня прорвало на испанский язык. Выложил все, что знал. Сколько мне лет, что живу в Москве, мама учительница, янки плохие, коммунизм победит, да здравствует Куба!

Этого оказалось более чем достаточно, чтобы Адонсия и другие «взрослые» девчонки начали меня обнимать и набивать мои карманы стеклянными разноцветными шариками. Видно, других игрушек у них не было.

Все обиды за проигрыш в «футболянку» были забыты.

Прибежала Елена Андреевна и чуть ли не на руках потащила меня к бассейну. Кубинские девочки побежали за нами.

Возле стартовой тумбы 25-метрового бассейна стоял высокий темнокожий парень и делал гимнастические упражнения: прыгал, приседал и размахивал, как мельница руками.

Мне стало страшно.

Елена Андреевна усадила меня на лавочку возле бассейна.

- Быстро раздевайся.

Разделся.

- Ногу давай!

Дал.

Размяла икряную мышцу. Она это делала всегда перед тренировками. Сначала ноги, потом руки и ключицы.

- Ну вот и все, - улыбалась моя «вторая мама», - идешь кролем. Пальчики вместе. Гребок под животик. Выдох только в воду. Голову и ноги из воды не тянем. Покажи старт с тумбы!

Показал.

- Умница!

Трибуны ревут. По спине пробежал доселе незнакомый холодок.

Парень-кубинец встает на тумбу.

К нему подбегает «эстафета». Удар по ладони. Соперник прыгает в бассейн… «бомбочкой».

Выныривает с закрытыми глазами. Отфыркивается, смотрит, куда ему плыть. На трибуне смех. Наконец поплыл. Но не по своей «дорожке», а по моей.

Елена Андреевна жестом показывает, мол, поменяй «дорожку». Перехожу к его стартовой тумбе. Наконец-то прибегает моя «эстафета».

Кубинец только-только проплыл 25 метров. Кое-как развернулся назад. Барахтается как котенок.

Стартую с тумбы, вытянувшись в «струнку». Выхожу из-под воды чуть ли не на трети бассейна. Пошел кролем. «Уно, дес, трес, куатро», - считаю про себя гребки. Касание бортика. Нырок. Разворот под водой. Толчок ногами от бортика. Дистанция под водой. Всплытие. Выдох в воду. Вздох. И снова: «Раз, два, три, четыре, пять…» Касание бортика. Финиш!

Ничего не вижу и не слышу. Кто-то из воды выталкивает меня на мокрый кафель бассейна. Так это же Елена Андреевна!


Тот самый бассейн...
https://yandex.ru/search/

Стоит по грудь в бассейне, в одежде. Не то плачет, не то смеется. У меня из носа и ушей льется соленая вода. Сопли по всей физиономии. Кружится голова.

Немного очухавшись, хотел убежать домой. Но меня поймали. Обтерли полотенцем, одели и поставили в строй вместе с нашими пионерами из 4-го класса.

После небольших речей и поздравлений наши пионеры обменялись с кубинскими галстуками и значками.

Рауль Кастро пожимал всем руки. Когда дошла очередь до меня, спросил через переводчика у директора нашей школы: «Почему этому маленькому ловкому пловцу не достался пионерский галстук манкадиеста? (Так назывался кубинский двухцветный пионерский сине-белый галстук - в честь кубинского национального героя Гильермо Монкадо (1841-1895) возглавившего революционную борьбу кубинского народа против колониального гнета Испании).

Министру обороны острова Куба объяснили, что я еще октябренок и учусь только в первом классе, а в пионеры меня примут только через два года.

- У нас на Кубе детей в пионеры принимают с шести лет, поэтому, если разрешите, я хочу его принять в кубинские пионеры, - сказал, улыбаясь, Рауль Кастро.

Естественно, возражений не было. Тут же принесли кубинский пионерский галстук, и Рауль, повязав мне его на шею, отдал воинскую честь.


Фидель Кастро и кубинские пионеры.
https://yandex.ru/search/

Все духовные ценности, которым я никогда не изменял, были заложены на острове Свободы.
https://yandex.ru/images/

Я знал, что по-нашему надо крикнуть: «Всегда готов»! и отдать пионерский салют. Но не знал, как это сделать по-кубински. Смотрю, Галина Григорьевна показывает знакомый жест правой рукой. Но почему-то вместо этого, согнув правую руку в локте и сжав ее в кулак, крикнул во все горло по-английски: «We'll win»! («Мы победим!»), чем вызвал всеобщий восторг.

Так я стал кубинским пионером уже в первом классе и очень этим гордился (первые дни даже спал в галстуке).

Правда, когда вернулся в Союз, директор нашей школы № 272 потребовала, чтобы снял, по ее мнению, «бойскайтский галстук» и носил, как все, красный.


Молодые коммунисты Кубы. Они до сих пор верны идеалам марксизма-ленинизма. Продолжают строить коммунизм на своем маленьком, но очень свободолюбивом острове.
https://yandex.ru/images/

Наотрез отказался, заявив, что снять с меня его могут только «молодые коммунисты Кубы» - по-нашему комсомольцы, если вдруг стану трусом или предам интересы кубинской революции. Больше вопросов не было. Так и носил до четырнадцати лет два пионерских галстука: наш красный - у всех на виду, как и было положено юным ленинцам, и кубинский сине-белый - под рубашкой, у самого сердца...

Читайте также
НЕ ДОВЕРЯЙТЕ ИХ «УЛЫБКАМ»…
Читать
Нас ждет цирковая феерия!
Читать
В АВГУСТЕ ПОРАДУЕТ ЦВЕТНИК…
Читать
ULISSE, РОДОМ ИЗ БОЛОНЬИ…
Читать
ЕСЛИ ВАМ СМОРОДИНА ПО ВКУСУ…
Читать
ЖИВОТНЫЕ - ГЕРОИ. ЧТО МЫ О НИХ ЗНАЕМ?
Читать