К 150-летию со дня рождения Ивана Алексеевича Бунина

Автор: Александр Шундрин
«СТОЯЛИ ТЕМНЫХ ЛИП АЛЛЕИ…»

Есть в Москве, в Южном Бутове, улица, увековечившая память замечательного русского писателя, чей юбилей мы в этом году отмечаем. Вот именно, Бунинская аллея… Она уже неотъемлемая часть нашего мегаполиса. Впрочем, тому, в честь кого названа, слово «мегаполис» вряд ли понравилось бы. Москву Иван Алексеевич Бунин любил, но только старинную, особенно древнюю, славную своими преданиями…

Бунинская Москва порой, живая и шумная, а иногда и совсем таинственная, затаившаяся особенная тема в творчестве писателя, 150-летие со дня рождения которого отмечает в этом году весь мир.


Уже почти что 20 лет, как пробежала по Бунинской аллее ветка метрополитена…
https://yandex.ru/search

И жить торопится, и чувствовать спешит…

Дитя средней полосы России, не получивший никакого иного образования, кроме гимназического (в провинциальной мужской гимназии в Ельце, что неподалеку от также вполне себе заштатного - тем более в ту пору - Воронежа, в котором родился будущий первый русский нобелевский лауреат по литературе), поскитавшись по воспетым и его предшественниками на литературном поприще «бескрайним русским просторам», добрался Иван Бунин и до древней матушки-столицы Москвы. Обвеянный жгучим ветром среднерусской степи, обласканный негой лесных дубрав… Полный первой молодости - самого дорогого на свете дара, да что там - полный уже даже и той самой молодецкой удали, что внушает (а ведь порой и так опрометчиво) уверенность в успехе - от нахлынувшей смерчем первой славы в популярных, хотя пока еще и провинциальных, журналах… И чувственный - более всего чувственный - ко всему на свете… до волнующей дрожи, до тревожного трепета во всех суставах и членах. Уже познавший первую любовь… И - красивый!


https://yandex.ru/images/

Женщины его жизни

Страстное и долгое чувство к, не сказать, чтобы красивой, но пикантной, Варе Пащенко, эдакой величавой паве, носившей пенсне, сменилось уже браком - на гречанке Анне Цакни. По свидетельству самого Бунина, к тому времени уже вхожего во все литературные салоны, славного и успешного, новая избранница его – одесситка Цакни была подлинной красавицей. И родила мужу сына, названного Николаем и умершего во младенчестве. Тяжко пережитая Буниным утрата единственного сына имела печальным следствием своим и почти что полное охлаждение чувств между супругами. Они еще сколько-то жили вместе, но вся эта жизнь состояла лишь из»…больших волн на берегу и еще того, что каждый день к обеду была превосходная форель с белым вином, после чего мы часто ездили в оперу», как вспоминал впоследствии сам Бунин. Опера, справедливости ради надо сказать, в Одессе, как и местная форель, тоже на зависть - просто великолепна. И интерьерами своим поистине под стать московскому Большому.

И уж совсем никто не может совсем наверняка сказать, любил ли писатель свою вторую (и последнюю) жену - Веру Николаевну Муромцеву, влюбленную в Бунина безмерно, ставшую добрым ангелом его, охранителем покоя и трудов. Сам Иван Алексеевич писал позднее:«…Бог судил ей быть моей спутницей до гроба…». Так и случилось.


https://yandex.ru/images

Покидали мы Россию…

Россию, которую Бунин любил более всего на свете, он оставлял в ранге уже общепризнанного классика, с престижнейшей Пушкинской премией и знакомствами со всем литературным миром возлюбленного Отечества. Автор многих рассказов и поэт-лирик, звездный час которого был однако еще впереди.

Покидал «путем всея эмиграции», через столь хорошо знакомую и памятную ему Одессу и скорбный Константинополь, давным-давно ставший уже Стамбулом. Или Истанбулом, как называли его в самой Турции, что была некогда роскошной греческой Византией, от которой приняла Россия священное христианство и о которой писал Бунин так восторженно и романтично.

О событиях того страшного времени, о крушении почти что 1000-летней Российской империи он тоже написал в блистательных «Окаянных днях», что были изданы на родине писателя лишь 70 лет спустя. Как и «Под серпом и молотом» (цикл рассказов о новой России), как и «Миссия русской эмиграции» - бунинская речь, произнесенная им в 1924 году в Париже и ставшая «литературно-политическим» манифестом русской эмиграции. Но, вождем России Бунин не стал и отнюдь не стремился к этому. Только творчество! Тут Бунин был, бесспорно, первым.


https://yandex.ru/images/

Нобель – Бунину!

Нобелевскую премию Бунин получил за роман «Жизнь Арсеньева» - совершенную, без малейшего изъяна, лирическую, импрессионистскую прозу. Роман, написанный не без косвенного влияния весьма любимого Буниным Ги де Мопассана, тем не менее был совершенно оригинален, и по существу среди русских литераторов его автор стал провозвестником нового жанра.

Бунин был горд. Все же Дмитрию Мережковскому предпочли его. К тому же он - первый! Самый первый среди соотечественников!!! И так неожиданно в исторический момент объявления лауреата он был в кино… И вот - всего-то одно мгновение, и впереди уже маячит роскошно-строгий Стокгольм, видятся в цветной туманной полудымке веселые и торжественные хлопоты, впереди уже так хорошо слышен шум всемирного признания, впереди - слава. Впереди? Да нет, все уже началось. И первые фотографы уже здесь, в этом крошечном, но нынче столь заметном, приальпийском Грасе. И внимание всего мира в эту секунду приковано к Бунину как ни к кому другому. И он не только горд. Он счастлив.

Тем более что рядом с ним не только верная ему всю жизнь Вера Николаевна, но и юная и красивая Галина Кузнецова - его страсть, которую он (и по праву) чуть позже будет ревновать к Марге Степун - сестре известного эмигрантского философа. Он окажется внутри - о, ужас! - любовного треугольника. Но это позже. А пока - пока переживает лишь одна Вера Николаевна. Она все знает. И прощает. Ведь он так счастлив. И этот невообразимый нобелевский банкет, этот ни с чем не сравнимый успех… зачем омрачать?..


Лауреат Нобелевской премии И.А. Бунин и его «пассия» Галина Кузнецова
https://yandex.ru/search

"Я был хороший моряк…"

Половину «нобелевки» Бунин раздаст бедным, половина уйдет на застолья. Теперь его издают всюду. И уже совсем скоро весь мир будет зачитываться его «Темными аллеями» - сборником весьма откровенных любовных рассказов, написанных не только с филигранным писательским мастерством, но и психологически совершенно достоверных.

Войну Бунин проведет в оккупированном Грасе (Grasse) вместе с Верой Николаевной (Галина к тому времени уже уедет) и Леонидом Зуровым - литератором-нахлебником, влюбленным в жену Бунина, что ни писателя совершенно не волновало, ни Веру Николаевну. Останутся тщетными и безуспешными и уговоры Зурова, возможно, подосланного к Бунину НКВД, вернуться в СССР. Отказом ответит Иван Алексеевич и Константину Симонову, который с красавицей женой Валентиной Серовой - первой звездой советского киноэкрана - прилетит в уже освобожденный де Голлем и веселящийся на фоне диоровского «нью лука» Париж сулить блага в возлюбленном Отечестве. Бунин остался непреклонен. И репатриантом не стал.

В завершающие годы своей долгой жизни, уже в квартире на рю Жак Оффенбах (то бишь на улице Жака Оффенбаха) в Париже, Бунин будет работать над философским трактатом «Освобождение Толстого» (великого старца Иван Алексеевич любил в литературе более чем кого бы то ни было) и над воспоминаниями о Чехове, талантом которого он восхищался почти столь же, сколь и толстовским.

Последним произведением станет краткая миниатюра «Бернар», написанная в 1952 году. Бунин посвятит ее некоему старому французскому моряку, в образе которого будет угадываться он сам.

«…Сам Бог любит, чтобы все было «хорошо». Он сам радовался, видя, что его творения «весьма хороши».

Мне кажется, что я, как художник, заслужил право сказать о себе в свои последние дни нечто подобное тому, что сказал, умирая, Бернар».

То были последние строки писателя.

Вскоре в «путь всея земли» Бунина проводили на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. А спустя 10 лет к своему мужу присоединилась и Вера Николаевна Муромцева-Бунина.

Жизнь после смерти

В конце 50-х соотечественники Бунина в коммунистическом СССР прочитали «Жизнь Арсеньева» и даже «Темные аллеи». Перестройка открыла Бунина - яростного и злого антисоветчика, буквально плещущего желчью на врагов старой России. В Ельце и Воронеже открылись музеи. А совсем недавно в Москве, напротив московского адреса Бунина на Поварской, появился памятник писателю. Он стоит в Бунинском сквере.

Увы, литературное наследие писателя, его архив, пока что почивает вдали от родины, в английском Лидсе, и лишь частично был передан в Россию. Знаменательно, что к юбилею Бунина вышел новый толстый том «Литературного наследства» с неопубликованными прежде материалами. Поговаривают даже об открытии московского музея…


https://ru.wikipedia.org/wiki

А вот удачных бунинских экранизаций так и не случилось. Ни про него, ни по его книгам. Картина Алексея Учителя «Дневник его жены» была отмечена хорошей игрой Алексея Смирнова (Бунин), но явной слабостью сюжетной линии и драматургии. Что уж тут говорить про откровенно слащавый и фальшивый «Солнечный удар» Никиты Михалкова. Ну да кто знает, может быть, еще и время не пришло…


Кадр из фильма "Дневник его жены"
https://yandex.ru/search

А постоянный московский адрес у Бунина был всего лишь один. Там теперь висит мемориальная доска. Улица Поварская, 26. Дом в стиле модерн. Маленькая квартира.


https://yandex.ru/search


Читайте также
РОКОВАЯ СОЛОВЬИНАЯ НОЧЬ…
Читать
СЕКРЕТЫ ДАЧНОГО ЦВЕТНИКА
Читать
АЛЬФРЕД БРЕМ: ЧТО ОСТАЕТСЯ «ЗА КАДРОМ»…
Читать
Корниловы. Славная династия
Читать
ПРОРОЧЕСТВО «ЕЛИЗАВЕТЫ ВЕЛИКОЙ», ИЛИ ВЕЧНАЯ МАГИЯ РОДОСА…
Читать
«АЛЬФА». ИСТОРИЯ ПЕРВЫХ
Читать