Лариса ГОЛУБКИНА: Сомнения никогда меня не покидали

Народная артистка России Лариса Голубкина в моноспектакле "Заплатки" (Центральный академический театр Российской Армии) впервые рассказывает о своем детстве, отношениях с Андреем Мироновым, о творческом пути и многом другом.

- Лариса Ивановна, а вы помните свои первые шаги в искусстве? Как все начиналось?

- Я родилась в Москве, детство мое прошло в очень хорошем районе, в Лефортове. И сейчас вспоминаю довоенные годы как самое лучшее время. Каждую весну во двор выносили патефон, чей это был патефон, никто не помнит, наверное, общий. И чаще других заводили пластинки Клавдии Шульженко. Вокруг на скамейках сидели люди, кто-то пел, кто-то танцевал, кто-то рассказывал что-нибудь интересное… А потом началась война. В теплые военные дни патефон, конечно, выносили, но из слушателей оставались только старики и дети. У нас отцы воевали, матери работали допоздна, поэтому мы, маленькие дети, могли петь и танцевать сколько хотели, до самой темноты. Но однажды что-то сломалось, и вот тогда я крикнула: "Я знаю песню, я спою!". Я знала все песни Клавдии Ивановны Шульженко наизусть, потому что слушала их дома по радио. У меня был хороший музыкальный слух, звонкий голосок, и хотя была настолько мала, что не понимала и половины слов, все песни спела так, что народ остался от моего исполнения в восторге.

А потом мой дядя, он был летчиком и летал на Берлин, однажды привез мне красивое платье, оно было как пушистое облако. Меня, четырехлетнюю девочку, нарядили в него, поставили на табуретку, и я запела. Слушатели вынесли вердикт: "Растет артистка!" И я потихонечку стала готовиться стать артисткой, но никому об этом не говорила.

- Родители были от вашего выбора не в восторге?

- Отец был очень строгий, его слово в семье было самым главным. Он не одобрял актерства, считал, что все женщины этой профессии легкомысленны. Каким-то образом он узнал, что я собираюсь стать актрисой, и, чтобы "замести следы", я устроилась на курсы биофака, ходила три раза в неделю на лекции. В школьном живом уголке добросовестно ухаживала за свинками, кроликами и еще какими-то зверьками, вообще очень люблю животных. И, кстати, даже после моего дебюта в "Гусарской балладе" папа все так же подозрительно относился к актерскому миру.

- А вас долго утверждали на роль в этом фильме?

- До этого момента я успела окончить школу, поступить в ГИТИС на музыкальное отделение. Училась у замечательного педагога Марии Петровны Максаковой, она оказала на меня огромное влияние. Однажды я пришла к Марии Петровне и сказала, что не хочу учиться, настолько была не уверена в себе, честно говоря, уже собиралась забирать документы. Начались какие-то сомнения, метания, а правильно ли я выбрала свой путь… И вдруг мне предлагают сниматься в "Гусарской балладе". До меня на эту роль пробовались Алиса Фрейндлих, Светлана Немоляева, Людмила Гурченко и еще много кто из актрис. Я тоже решила попробоваться. Если бы не утвердили на роль, скорее всего ушла бы из ГИТИСа.

Утвердили же меня с первых проб, наверное, Эльдару Александровичу понравился мой юношеский задор, бесшабашность, которая очень подходила для роли. Там надо было и на лошади скакать, и на шпагах сражаться, и с балкона прыгать. После выхода на экраны "Гусарской баллады" пришел успех. Все изменилось в одночасье, и я твердо решила стать актрисой. Досаждало только одно: к моему дому выстраивались километровые очереди из желающих взять автограф, что сильно осложняло жизнь. Какие-то настойчивые поклонники все время клялись в любви. Письма приходили мешками, я их до сих пор храню где-то на даче.

- Такая популярность, конечно, только в помощь актерской профессии, а снимались вы после этого почему-то мало. Отказывались?

- Мне казалось, после фильма ко мне все со страшной силой прибегут и будут предлагать роли. Но почему-то никто не прибегал, так что отказываться было не от чего. В Театре Советской Армии, куда я поступила на службу, пришлось ждать ролей целых пять лет. Как-то, совсем уже отчаявшись, я пришла в театр и сказала режиссеру, что меня Плучек приглашает в Театр Сатиры на роль Сюзанны в спектакле "Женитьба Фигаро". И меня спросили: "Тебе что, там больше денег дают?" Вы можете представить такой вопрос в шестидесятые годы? Это сейчас можно торговаться, выбивать большой гонорар, демонстрировать свое богатство, роскошь, современные актеры сейчас этим занимаются наперегонки. А тогда это было страшным позором, и я, конечно, сникла, никуда не пошла. Пришлось ждать ролей и оставаться в простое, меня тем самым проучили за мою популярность. И именно в Театре Советской Армии я стала накапливать "заплатки", их за годы работы накопилось достаточно.

- Это те "Заплатки", о которых вы говорите в своем новом спектакле?

- Да, это болезненные душевные "Заплатки", благодаря чему получился целый спектакль. Я вспоминаю переломные моменты в жизни и пытаюсь разобраться в своих сомнениях, ответить себе и зрителям, в какие моменты мы обрастаем комплексами, своеобразными "заплатками".

- Какие могли быть сомнения после того, как вы снялись в фильме, который посмотрели миллионы зрителей? Вы же стали звездой!

- Сомнения меня не покидали никогда. После "Гусарской баллады" ездила по всему миру, знакомилась с разными знаменитостями. Журналисты меня спрашивали, как я живу, есть ли у меня вилла. А у меня зарплата была 69 рублей в месяц… Сейчас, конечно, это смешно, а тогда приходилось врать, изворачиваться. Сегодня, если ты звезда, тебе полагаются и большие гонорары, и звездный статус, а в наше время это порицалось обществом. И вроде бы я звезда, а в театре ролей не дают, в кино зовут мало. Пытаюсь выступать в Москонцерте, там Голубкина тоже не нужна. Оставалось одно - играть с достоинством роль жены и матери. К счастью, для меня семья всегда была на первом месте.

- То есть пришлось пожертвовать профессией ради семьи?

- В семье не может быть никакого равноправия, женщина должна прислушиваться к мужчине, уступать и первой идти ему навстречу. В актерской семье это сложно, тут соперничество двух профессионалов. Что касается Андрея, он положил к ногам своей профессии свою жизнь, а я так не смогла…

- Об актерских посиделках, которые вы устраивали с Андреем Мироновым, ходили легенды. Как вы успевали и в театре играть, и гостей собирать?

- Все как-то удавалось само собой, и дочку воспитывать, и репетировать, и работать, и гостей принимать. В нашем доме всегда было чисто, уютно, и когда приходили друзья, у меня всегда был очень щедро накрыт стол. Ну что тут скрывать, иногда удавалось воспользоваться своей популярностью и что-то достать по блату, очень хотелось всех вкусно накормить. Мы с Андреем любили гостей, в нашу маленькую квартирку набивалось столько людей, что сесть было некуда, но никто не уходил голодным. Очень весело проводили время, есть что вспомнить. Андрей обожал своих друзей, ему нравилось их развлекать. Он вообще был гениальным человеком и актером, поэтому его до сих пор зрители помнят.

- С гением, говорят, нелегко жить…

- Да, с Андреем жить было непросто. Приходилось постоянно подстраиваться - и в отношениях, и в бытовом плане. Андрюша был потрясающим человеком, милым, славным, но мог и взбрыкнуть. И тут самое главное - "не полезть в бутылку"…

Мы работали в разных театрах, часто ездили отдельно на гастроли, на съемки, если ехали вместе на один концерт, то обязательно работали в разных отделениях. Если бы мы были беспрерывно вместе, то, скорее всего, сразу развелись. Мне кажется, самое главное, когда у мужа и жены в отношениях есть воздух… Кстати, как ни странно, много интересных советов даю в спектакле "Заплатки". Со сцены говорю женщинам: "Любите себя, но постарайтесь научиться уступать в собственном доме. Где-то промолчать, где- то помочь. Жизнь такая короткая, чтобы потом не жалеть…"


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Новости
Статьи
Колумнистика
Мода и cтиль
Письмо в редакцию