Ирина ЖУРИНА: Странная это мода, все отрицать…

Народная артистка России, солистка Большого театра России, лауреат премии Фонда Елены Образцовой "За многолетнее служение вокальному искусству" Ирина Журина рассказала нашему корреспонденту о том, как пришла на оперную сцену, какие партии ей наиболее близки и что она ждет от своих учеников. Впрочем, обо всем по порядку…

- Ирина Михайловна, вы начинали свою творческую карьеру в Харькове и Киеве. Расскажите, пожалуйста, о том, как оказались в 1975 году в стажерской группе Большого театра. Какое впечатление произвел на вас Большой?

- Моя профессиональная карьера начиналась в Харьковском театре оперы и балета имени Н.В. Лысенко. В Киеве я только гастролировала - со спектаклями и концертами. В харьковском же театре я исполняла ведущие партии мирового оперного репертуара: Снегурочку, Марфу, Розину, Джильду, Лючию и Норину ("Лючия ди Ламмермур" и "Дон Паскуале" Г. Доницетти) и другие. В 1975 году в Харьков приехала московская бригада по отбору солистов в стажерскую труппу Большого театра (в те времена существовала традиция обновлять коллектив за счет молодых кадров из

республик). В Харькове отобрали группу из 11 певцов, в которую я не попала по причине болезни. Тем не менее на свой страх и риск я все-таки отправилась в Москву. Добилась там прослушивания и прошла все три отборочных тура. Претендентов было 130, прошли лишь четверо, в том числе и я.

Самым волнующим для меня, молодой солистки, стал третий тур - пение с оркестром. Я увидела со сцены жюри, состоящее из корифеев - дирижеров Юрия Симонова, Альгиса Жюрайтиса, Бориса Хайкина, Александра Лазарева, певцов Огнивцева, Атлантова, Архиповой, Нестеренко, Ведерникова и других, а еще меня буквально ослепила потрясающая люстра главного оперного театра страны, и тут… мое волнение закончилось, сказала себе: "Я просто обязана петь здесь".

Уже через неделю я дебютировала в опере Д.Верди "Риголетто", а еще через считанные месяцы меня приняли в основную труппу.

Конечно, разница между харьковским и Большим театрами ощущалась неимоверная. И прежде всего в отношении публики к происходящему на сцене. В моем родном городе опера не пользовалась таким успехом, поэтому редко когда зал заполнялся. Здесь же лишние билетики буквально вырывали из рук уже на выходе из метро. Что касается подхода к работе над спектаклями, разницы не было, да, думаю, для профессионала ее и не должно быть: где бы ни выступал, должен показать предел своих вокальных возможностей, и эту планку надо поддерживать и в Москве, и в Харькове, и в Новосибирске.

- Вашими партнерами по сцене в разные годы были такие выдающиеся певцы, как Елена Образцова, Юрий Мазурок, Зураб Соткилава, Тамара Синявская, Евгений Нестеренко, Юрий Гуляев, Борис Штоколов… Какие-то особенно яркие, интересные моменты в связи с этим вспоминаются?

- Каждое выступление с такими партнерами не просто запоминается, от них получаешь заряд дополнительного творческого вдохновения, стараешься им соответствовать. Конечно, не забыть такую гениальную партнершу, как Елена Образцова. С ней мы вместе пели в "Царской невесте", "Кармен", "Бале-маскараде", "Вертере". Это поразительно, она всегда волновалась перед очередным выходом на сцену, но, едва сделав пару шагов к рампе, тут же преображалась. И рождалось то самое вокальное и сценическое таинство образа, за которое ее любили миллионы. А еще не забыть великого дирижера Евгения Светланова, пригласившего меня в свой спектакль "Золотой петушок", который, кстати, потом с большим успехом прошел на гастролях в Японии. Хорошо помню и свое первое концертное выступление с оркестром русских народных инструментов им. Н.П. Осипова в Токио. После исполнения "Соловья" Алябьева в кулисах молоденькие японочки попросили через переводчика разрешения дотронуться до меня - не верили, что у такого высокого голоса мог быть живой хозяин. Всегда любила петь Розину в "Севильском цирюльнике", если моими партнерами были очень достоверно и с юмором исполняющие партию Дона Базилио Артур Эйзен и Александр Ведерников.

- И все-таки, какие из исполненных партий вам особенно внутренне близки?

- Самым, можно так сказать, "моим" композитором был, безусловно, Римский-Корсаков, который для такого высокого голоса, как мой, написал, наверное, больше других ( имею в виду афишу Большого театра). Это и Снегурочка, и Шемаханская царица, и Марфа, и Царевна Лебедь в "Сказке о царе Салтане". Очень близки мне и вердиевские партии: Джильда, Виолетта, Оскар ("Бал-маскарад").

- Ваша профессия, по большому счету, очень жесткая…

- Эта профессия ежедневно требует подтверждения того, что ты чего-то стоишь. И каждое отступление от этого принципа означает снижение творческой планки, которой достиг многими годами учебы и сценической деятельности.

Помню ответственнейшее выступление в феврале 1994 года вместе с народным артистом СССР Зурабом Соткилавой на торжественном приеме в Георгиевском зале Кремля в честь королевы Британии Елизаветы II. На улице было сыро и промозгло, и я простудилась. А спеть надо было всего лишь… "Соловья" А.Алябьева. Кто в курсе, наверное, поймет мое состояние. Но, зная, что театр подвести не имею права, собрала волю в кулак и все-таки спела и, по-моему, совсем неплохо. Зато на всю жизнь осталось воспоминание о том, что победила, что выступила перед действующим монархом страны, законы которой лишь однажды в истории ее правления позволяют посетить то или иное государство мира. И таких случаев, когда надо было переступить через себя, было у меня множество.

- Как педагог, вы такой же максималист? Что для вас важнее всего в работе с учениками? И есть ли среди них те, кто, на ваш взгляд, в ближайшем будущем выйдет на международный уровень?

- Своим маленьким воспитанникам из музыкальной школы им. В.П. Соловьева-Седого я всегда вместе с опытным концертмейстером Лорой Александровной Агаджанян напоминаю о том, что пение, музыка обогащают человека, дают ему истинное наслаждение, приобщают к богатейшему миру музыки. Мне думается, совсем не важно, станут ли они профессиональными музыкантами. Главное, они духовно развиваются и в самостоятельную жизнь войдут с пониманием красоты всего того, что подарила нам отечественная и мировая культура.

Что касается моих взрослых учеников, многие из них поют на сценах нашей страны и за рубежом. Конечно, я горжусь и Инной Клочко из

Московского театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, и Таней Фильчаковой из "Новой оперы", и Василиной Дейнека из Музыкального детского театра им. Н.И. Сац, и Юлией Лежневой, которая сегодня блистает на лучших оперных площадках мира. Вспоминая детство, я чрезвычайно благодарна своим первым педагогам, научившим меня правильно петь, и эти незабываемые уроки истинного профессионализма стараюсь донести до понимания тех, кто верит в меня как своего наставника.

- Мы беседуем с вами в канун выборов президента РФ. Вы на них пойдете?

- У кого-то есть сомнения насчет похода на выборы-2018? Считаю, надо идти и голосовать. От каждого из нас, граждан великой страны, требуется активная жизненная позиция. Вне зависимости от того, устраивает ли тебя происходящее, или ты убежден, что надо что-то менять. И это не громкие слова, а мой принцип. А нытье насчет того, что все и так известно, за тебя все решат, не по мне. Неужели люди считают, что бездействие идет на пользу обществу? Или они просто стали жертвой моды - все отрицать? Думаю, перед каждым из нас, и не однажды, встает вопрос выбора: как поступить в той или иной ситуации? Поддаться слабости или решиться на поступок. Да, было такое, когда и меня не устраивало все, что происходило в моем родном Большом театре. Зависть? А вы видели творческий коллектив, где ее нет? Кто-то считал, что он более достоин исполнять ту или иную партию. Кто-то был уверен, что его сглазили. Но все мы делали большое общее дело: приобщали публику к высокому искусству. Тому самому, о котором кто-то из мудрых сказал: "Для того чтобы потрясать, надо самому быть потрясенным". Я это к тому, что работа творческого человека заключается в том, чтобы постоянно быть в гуще событий, происходящего вокруг тебя. Впрочем, почему только творческого? Разве не то же самое требуется от инженера, шахтера, врача, педагога - воспитателя юных душ?

18 марта я обязательно со всей семьей приду на избирательный участок. За кого мы проголосуем - другой вопрос. Скажу так: за самого достойного, который не обманет наших ожиданий, который сможет изменить жизнь к лучшему.


В репертуаре Ирины Журиной (лирико-колоратурное сопрано) свыше 20 оперных партий. Певица не раз блистала на лучших музыкальных сценах мира, в числе которых миланский "Ла Скала", театры Бостона и Хельсинки, Токио и Сеула, Софии и Сингапура, Бухареста и Сиднея…

С Национальным оркестром русских народных инструментов имени Н. Осипова Ирина Михайловна объездила множество стран, исполняя русские и украинские народные песни.

С 1995 по 2008 годы Ирина Журина преподавала в академическом музыкальном колледже при Московской консерватории, в 2008-2009 годах - в Российской академии славянской культуры, в настоящее время - профессор ГИТИСа (РАТИ). Возглавляет Всероссийский конкурс вокалистов имени Галины Ковалевой, вокальное отделение Всероссийского конкурса молодых исполнителей имени Д.Кабалевского в Самаре, является членом жюри Всероссийского вокального конкурса в Астрахани и конкурса "Романсиада".

Беседу вела Лана КОТОВА

Фото из личного архива Ирины ЖУРИНОЙ

Новости
Статьи
Колумнистика
Мода и cтиль
Письмо в редакцию