Георгий ШИШКИН: "Россия никогда не выйдет из моды"

Герои нашей рубрики - не просто выдающиеся люди. Они еще и удивительным образом связаны между собой! Например, один из лучших художников нашего времени Георгий Шишкин недавно завершил работу над портретом поэта Владимира Пучкова (см. номер нашей газеты от 25 апреля 2018 года).

- Георгий Георгиевич, вы автор сотен портретов. Ваши работы высоко оценены критикой. Они находятся не только в России, но и в десятках частных коллекций и музеев мира - у королевы Елизаветы II, Лучано Паваротти, князя Монако Альбера II… Владимир Пучков стал первым из современных российских поэтов, чей портрет вы написали. Чем обусловлен ваш выбор?

- Мне важна душа человека, важно "вытащить" ее наружу, показать ее неповторимую красоту. Если это удалось - я доволен. Не важно, кто передо мной - король или обычный человек. Помню, в Париже девушка из церковного хора позировала мне для моей серии "Русские сны", у нее было удивительное лицо. Когда я познакомился с поэтом Владимиром Пучковым во время моей выставки во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике этой зимой, мне захотелось выразить это его сочетание внутренней мощи и при этом - хрупкости. Может быть, именно это сочетание несочетаемого рождает стихи такой силы, как у Пучкова. Надеюсь, я смог это передать.

- Среди знаменитостей, чьи портреты вы создали, много замечательных артистов - отечественных и зарубежных: Иннокентия Смоктуновского, Инны Чуриковой, Глеба Панфилова, Юрия Соломина, Верико Анджапаридзе, Елены Гоголевой, Жерара Депардье, наконец, Жана Маре - всех не перечислить. Общение с кем из них вам больше всего запомнилось?

- Большой артист - это прежде всего большой профессионал. И это ощущается во всем. Так же ответственно и уважительно, как к своей работе, они относились и к позированию. Например, Гоголева освободила целую неделю в своем напряженнейшем графике. С Депардье сложились очень теплые отношения. Уходя из квартиры, где я работал над его портретом, актер просто говорил - вот ключи, приходи, когда хочешь, бери в холодильнике все, что захочется. А жена Смоктуновского Саломея Михайловна угостила меня вкуснейшим борщом. Помню, после сеанса мы сидели у них на кухне за крохотным столиком втроем - Иннокентий Михайлович, его супруга и я - и ели борщ. Когда я шел писать портрет Смоктуновского, мне привиделся его Гамлет. Представьте: 1988 год, Москва, Тверской бульвар. Я вхожу в квартиру актера и передо мной предстает Иннокентий Михайлович, одетый "по-гамлетовски" - сурово и просто: темный свитер, белый воротничок рубашки. Он словно угадал мое желание! И все сложилось. Жена артиста стояла за моей спиной, и, когда я сделал первые штрихи - а начинаю я всегда с глаз, - она воскликнула: "Он весь уже здесь!"

- Последние два десятка лет вы живете и работаете в Европе. На открытии вашей персональной выставки в Монако Михаил Швыдкой назвал вас "народным дипломатом". На вашей выставке в Ницце народу было больше, чем на знаменитой выставке Анри Матисса в далекие 50-е. Критики пишут, что вы создали "новый русский стиль". Что вы об этом думаете?

- Конечно, мне очень приятно внимание к моему творчеству. Ведь искусство - это то, чем я живу и дышу, и это не высокие слова. Рисовать я стал в два года. Ничем, кроме этого, заниматься в жизни не хотел. Вообще-то, искусство - это, если честно, крест. И порой довольно тяжелый. (Смеется.) Например, картина в раме и со стеклом весит не меньше 10 кг, а если таких картин 60, как было на моей летней персональной выставке 2017 года в Русском музее Санкт-Петербурга? Из-за бюрократических проволочек нас долго продержали на российско-финской таможне. И в итоге мы дико опаздывали. Примчавшись в Русский музей, пришлось оформить выставку за рекордные три (!) часа. Конечно, нас ждали, нам помогали, но я сам всем руководил и главные работы развешивал сам. Впритык, но мы успели. Говорят, таких рекордов Русский музей еще не знал. Петербург - город художников. Там сильны академические традиции. Мне рассказывали, что у моих картин постоянно толпились студенты-живописцы. Это хорошо. А про "народную дипломатию" - что вам сказать? Может, так оно и есть. Я не думаю об этом. Просто работаю.

- Как родилась идея вашего, наверное, самого знаменитого цикла "Русские сны"? В нем переплелись мотивы русского народного эпоса, нашей истории. Созданные вами образы завораживают. Критики говорят, что вам удалось раскрыть загадку русской души.

- Спасибо критикам. Но, мне кажется, русская душа настолько велика, что ее никому и никаким "аршином не измерить" и уж тем более не разгадать. Именно потому Россия и скрепляет весь мир - своей силой и одновременно добротой и какой-то обезоруживающей простодушностью. А что касается цикла "Русские сны" - в нем каждая картина не просто портрет, а целая история. Я долго шел к этому. Мне всегда почему-то хотелось писать женские образы в окружении природы. Деревья мне кажутся живыми. Они ветвями, словно корнями, врастают в небо - так я это вижу. Это идет из детства. Я вырос на Урале, среди настоящей русской природы. А сама идея цикла "Русские сны" родилась за границей больше 20 лет назад. С тех пор серия постоянно пополняется.

- Ваша техника работы пастелью уникальна. Но ведь сама пастель известна давно. Что особенного вы в ней открыли?

- В поисках свободы выражения я много лет экспериментировал, перепробовал все техники живописи. И однажды случайно взял в руки пастель. Открывшиеся возможности потрясли меня. Теперь я мог быть одновременно и художником, и скульптором - пастель дает и глубину, и объем. Ты словно "лепишь" картину в пространстве. Я разработал свою собственную технологию подготовки основы под пастель. Благодаря этому я могу писать "широкоформатные" работы. Таковы мои "Русские сны". В них переплелись мои детские фантазии и сказки, которые мне рассказывала бабушка Аня. Кстати, она прекрасно шила и мне старалась передать свое искусство. Мои модели в "Русских снах", среди них и моя любимая жена Татьяна, позировали в русском народном костюме, которые я сам сшил - вручную, иголкой - это тоже был экспромт, но он очень пригодился.

- Ничего себе у вас "экспромты". От них один шаг до того, чтобы стать дизайнером и представить свою коллекцию на подиуме в Европе. Уже и концепция есть, и название - "Русские сны"...

- Хорошая идея! Я давно об этом думаю. Тем более что Россия никогда не выйдет из моды.

Беседу вела Наталия ЗАВЬЯЛОВА

Новости
Статьи
Письмо в редакцию