Александр СТЕФАНОВИЧ: В искусстве важна удача…

Один из моих фильмов, снятых во Франции, называется “Мечеть Парижской Богоматери”. Он получил специальный приз жюри за лучшую режиссуру на XIII международном евразийском телефоруме. История в фильме происходит в 2048 году. Выходцы с Ближнего Востока захватили Париж, а французов вытеснили из столицы в подземелье, в заброшенное метро. Эта антиутопия только поначалу кажется нереальной, но, чем дальше мы живем, тем сюжет этой картины становится актуальнее.

- Александр Борисович, в Севастополе вы отсмотрели десятки фильмов о войне. На ваш взгляд, они не тяжелы для зрительского восприятия?

- Знаете, фильм фильму рознь. Есть кинематографисты, у которых вся их творческая энергия уходит исключительно на смакование страшных кадров, а есть режиссеры, умеющие делать правдивые и трогательные фильмы о войне, которые остаются в вашей душе навсегда.

- В рамках фестиваля прошел ведь и международный конгресс, посвященный сохранению памяти о Второй мировой войне. Поднимались самые разные темы, в том числе касающиеся фальсификации истории…

- Фальсификация истории - это очень важная тема. Самый известный пример - это реабилитация бандеровцев, которые воевали на стороне Гитлера. Но в сегодняшней Украине их почему-то считают героями. А кстати, соседняя Польша законодательно не признает сей факт. Также нынче наблюдается активная реабилитация военных преступников в прибалтийских странах. Потомки убийц, участвовавших в истреблении мирных жителей, пытаются переписать историю заново. Позволить им это ни в коем случае нельзя.

Еще мы столкнулись с таким явлением, как "документальная фальшивка". Что я имею в виду. Некоторые работники телевидения считают, что на теме войны можно “лихо прокатиться”, и начинают снимать картины, ничего общего с историей не имеющие, которые можно охарактеризовать не иначе как халтура. В этих "документальных картинах" перевраны главные события войны. Маршалу Жукову и генералиссимусу Сталину приписаны несуществующие высказывания. И вот иногда некоторые такие недобросовестные картины даже пытаются представить на фестиваль. Подобные ленты жюри, в котором я работал, категорически отвергало. Для нашей страны Великая Отечественная ­ это святое. Это миллионы погибших и трагедия почти в каждой семье.

В игровом кино тоже появляются картины о войне - какие­то пошлые комедии и прочий бред типа фильма "Гитлер капут".

- Вы полагаете, что на военную тему нужно снимать исключительно серьезные картины?

- Нет, почему, допустимо разнообразие. Есть талантливые фильмы о войне в разных жанрах. Например, трогательная лирическая картина по повести Булата Окуджавы “Будь здоров, школяр”, “Женя, Женечка и Катюша”. Есть прекрасная картина “В бой идут одни “старики” - кстати, опрос среди зрителей показал, что ее считают лучшей лентой о войне: очень тонкий фильм с авторской интонацией, с изумительными актерскими работами. И ведь в свое время, несмотря на все его достоинства, фильм выходил с большими трудностями, потому что в тогдашнем кинематографе существовали определенные стереотипы в показе военной темы.

Среди европейских фильмов мне хотелось бы отметить французскую комедию “Бабета идет на войну” с участием блистательной Брижит Бордо. О войне можно рассказывать с жанровым разнообразием, но это надо делать со вкусом и тактом.

- Раз уж заговорили о французском кино… Вы много лет жили во Франции, был ли у вас съемочный опыт в этой стране?

- Во Франции я снимал несколько картин, это были фильмы совместного производства России, США и других стран. В свое время французы финансировали даже русское кино, но сейчас делу мешают санкции, они распространяются не только на экономическую деятельность, но и на культурную сторону жизни.

- Вы преподаете в Московском государственном институте культуры. Не секрет, что конкуренция среди кинематографистов с каждым годом все сильнее. Как считаете, есть ли у выпускников института какие-то перспективы?

- Это хороший институт с давней историей, из его стен вышли известные российские режиссеры и не только российские. Вот недавно несколько моих студентов удачно защитились. Мой ученик из Киргизии сделал картину о великом писателе Чингизе Айтматове. Когда мы обсуждали тему его будущего дипломного проекта, я обратил его внимание на то, что в Киргизии есть уникальный человек, которого знает весь мир. Он послушал меня и сделал талантливую картину, и теперь она получает призы на фестивалях.

- В свое время вы сняли фильмы, собиравшие миллионную аудиторию. По капиталистическим меркам сейчас вы были бы очень богатым человеком. Не обидна такая разница в гонорарах?

- В советский период моим картинам присуждались высшие категории, а это были гонорары, простите, в 10 000 рублей! Сейчас ругают художественный совет, который в те времена решал судьбу картины, а ведь совет состоял из таких людей, как Сергей Бондарчук, Георгий Данелия, Владимир Меньшов. И уж если они давали советы, это были настоящие профессиональные рекомендации, к которым стоило прислушаться. И именно они присуждали нашим картинам высокие категории. Также вознаграждение зависело от количества копий, а у нас меньше трех тысяч копий не бывало. И на такие средства, не беспокоясь ни о чем, можно было безбедно жить несколько лет. А снимал я постоянно, вплоть до девяностых. Так что мне жаловаться на маленькие гонорары было бы грешно.

- Над чем работаете?

- У меня несколько проектов в разных областях. Я пишу новую книгу. Еще я являюсь главным редактором большого красивого журнала "Лавры кино". Кроме того, в соавторстве с известным адвокатом Александром Добровинским мы написали пьесу. На основе этих потрясающих историй планируем снять кино. Не буду раскрывать все карты, пусть пока многое останется тайной…



В искусстве очень важным элементом является удача и даже талантливым артистам не всегда везет. Вот, к примеру, Смоктуновский ждал своего часа много лет, а потом все сложилось, и мы называем его великим актером.

Новости
Актуально
Статьи
Званый гость
Александр...
Александр...
Колумнистика
Письмо в редакцию