Александр КАНЕВСКИЙ: "Я очень люблю гостей…"

Писатель Александр Каневский давно живет в Израиле. Он проводит фестивали юмора, устраивает творческие вечера, пишет сатирические рассказы, пьесы и повести. В мае Каневский "грозится" своим читателям привезти в Москву новые, недавно изданные книги и устроить веселые презентации.

- Александр Семенович, за последние годы начался просто какой-то бум кулинарных книг. Вот и вы поддались соблазну и написали в прошлом году книгу "Веселый винегрет".

- В книге "Веселый винегрет" кулинарное только название, а рассказы в ней на разные темы, смешные, грустные, опять смешные, чтобы можно было улыбнуться, погрустить и опять улыбнуться. Я создал этот сборник после призыва моих читателей выпустить "карманную" книжку. Ее можно носить в боковом кармане пиджака или в женской сумочке и читать в электричке, в трамвае или автобусе. Сборник состоит из рассказов, веселых и трагикомичных, но непременно коротких, чтобы не проехать свою остановку.

А по поводу кулинарных тем, честно говоря, никогда не испытывал желания что-то написать, но, признаюсь, в своем автобиографическом романе "Смейся, паяц!" с удовольствием описывал сцены застолья, которые наблюдал в нашей семье... Папа долго жил и работал на Кавказе, у него там было много друзей. Поэтому раза два в месяц, а то и чаще, нам приносили посылку из Тбилиси, или Сухуми, или Кутаиси. Там находилась пара бутылок вина, засыпанных орешками или фисташками, но без фамилии отправителя. "Кто-то едет" - говорил папа. И через день в квартиру вваливалась компания грузин, армян или абхазцев и начиналось шумное застолье с лезгинкой и криками "Асса!"… Помимо гостей с Кавказа у нас постоянно гуляли киевские друзья, большинство из них - актеры Театра Красной Армии во главе с папиным двоюродным братом Анатолием Каневским, обаятельным хулиганистым весельчаком с точеным профилем и густым обволакивающим басом. Папа работал в трех местах и зарабатывал довольно много, но это - для нормальной семьи. А при нашем образе жизни, конечно, денег не хватало. Тогда мама брала свою по тем временам супермодную котиковую шубу, относила ее в ломбард, получала деньги, и гулянки продолжались. Когда папа приносил очередную зарплату, мама шла в ломбард и выкупала шубу. Шуба-кормилица циркулировала из ломбарда домой и обратно в ломбард - там ее уже ждали и встречали, как дорогую гостью.

- А вы сами любили ходить в гости?

- Еще как! Однажды, будучи старшеклассником, мне с друзьями удалось напроситься на день рождения к незнакомой подруге моей двоюродной сестры. Была разработана целая хитроумная комбинация… Вся наша мальчишеская компания ввалилась в дом к имениннице. Мы были голодны, поэтому так искренне поздравляли девочку, что родители приняли нас за самых близких друзей своей дочери и усадили за стол в самом центре. До самого конца мы скрывали правду о том, что на самом деле мы самозванцы. А потом, когда все открылось, было поздно: мы покорили хозяев дома своими стихами, песнями, шутками и искренними комплиментами в адрес бабушки, которая показала высочайшее кулинарное мастерство. Я периодически вздымал руки к небу и восклицал: "Кто это приготовил такую прелесть! Кто? Покажите нам ее! Покажите!"... Польщенная бабушка скромно отмахивалась и только успевала приносить нам добавки!

- В Киеве, наверное, часто устраивались застолья?

- Киевляне вообще народ гостеприимный и хлебосольный. Всегда на столе были наваристые борщи, голубцы, вареники с вишней. А красавица фаршированная щука в орнаменте из свекольных колец?! А куриные шейки со шкварками... Стоп!.. Остановлюсь, потому что слюнки начинают капать на клавиатуру компьютера. Добавлю только пару строчек о домашнем "Наполеоне": когда мама или бабушка варили крем, меня было трудно выставить из кухни, потому что я всегда получал право "вылизать" кастрюлю. С годами рос я, рос аппетит, и мне все больше крема оставляли на стенках кастрюли. Кончалось тем, что я так пресыщался кремом, что к готовому торту даже не подходил.

- Значит, вы с детства прошли хорошую поварскую школу?

- Что правда, то правда! У нас в гостиной стоял всегда раздвинутый стол, накрытый обеденной скатертью и чистой посудой. Папа и мама возвращались с работы, и в это же время приезжали гости. Надо было быстро подать на стол и рассадить гостей. Все это делалось в темпе и радостно. Они были молодыми, любили общение и веселье.

- Такие праздничные застолья, наверное, остались в прошлом?

- А вот и не угадали. Застолья продолжаются. Я очень люблю гостей, всегда с удовольствием их принимаю. Кстати, недавно жарили шашлыки у меня на крыше дома. В Тель-Авиве прекрасные теплые вечера, мы собираемся с друзьями и сидим допоздна. "Вы не устаете от гостей?" - как-то спросил меня один из журналистов. "Нет, - ответил я, - у меня очень загульные гены".

Как я уже сказал, кулинарных книг не пишу, и писать не собираюсь, но что касается знакомства с национальными кухнями разных стран - это тема мне близка и интересна. Раньше, в свое время, я много путешествовал, бывал на Кавказе, в Средней Азии и очень любил ходить по рынкам, чтобы ознакомиться с местной кухней, попробовать местную выпечку, национальные фирменные блюда.

- У россиян скоро большие праздничные отпуска. У вас сохранились какие-нибудь интересные воспоминания, связанные с первомайскими праздниками?

- Все первомайские праздники были для меня интересны, особенно в старших классах: весна, солнце, музыка, колонны демонстрантов и, главное, демонстранток!.. Ведь в наше время школы были с раздельным обучением, поэтому демонстрации мы использовали для знакомства: пристраивались к колонне девочек, помогали нести плакаты, угощали конфетами. Когда колонны останавливались, играла музыка, мы приглашали их на танец... Словом, пока доходили до трибун, мы уже становились дружной и веселой компанией. У меня о первомайских праздниках самые лучшие воспоминания.

- В этом году вы успели порадовать читателей еще одной новой книгой. Как она называется?

- "Кина не будет". Это сборник сценариев кинокомедий и телефильмов, сатирических мультфильмов и сюжетов киножурнала "Фитиль". Хотелось донести до читателей те произведения, которые не пропускали и запрещали когда-то давно при советской власти, и попытаться сегодня заинтересовать ими режиссеров, продюсеров, киностудии и телевидение. Но главное, чтобы читатели проявили интерес к этой книге, и погрустили, и посмеялись, и получили глоток доброты, которой я всегда старался наполнить свои повести и рассказы. В книге есть и грустные, и оптимистичные истории. Грустные, потому что многие из этих сценариев не дошли до экранов, были запрещены или изъяты из проката (перед каждым сценарием я рассказываю о его судьбе), а оптимистичные, потому что в каждом из этих сценариев, даже в трагикомедиях, много смешного и забавного. А при нынешнем дефиците комедийных фильмов у меня есть надежда, что найдутся охотники на их реализацию и разбавят ими сегодняшний поток кровопролитных сериалов.

- Презентация книги в Москве планируется?

- Обязательно. И в газетах, и на радио, и на телевидении, и на моих творческих вечерах. В мае я буду в Москве, и о них будет объявлено отдельно.


Беседу вела Анжела ЯКУБОВСКАЯ

Новости
Актуально
Статьи
Званый гость
Александр...
Александр...
Колумнистика
Письмо в редакцию