Александр ШУНДРИН: Между небоскребами

За кого его только не принимали?!. И за испанца, и за еврея, и даже за цыгана - типичный для 70-х - 80-годов русский эмигрантский шансон (что исполнял уже не очень молодой Вилен Иванович Токарев, ставший в Новом Свете Вилли) никак не выдавал в длинноусом статном красавце кубанского казака. Не пришлось ему, правда, погулять на Кубани, не пришлось и на Дону… Зато до страсти влюбленный в дальние страны, как и многие мальчишки послевоенной поры, казак молодой положил юность свою на работу в теплоходной кочегарке и, объехав полсвета, остановился все же на любимой родине, на знаменитом ансамбле "Дружба". Рядом с Пьехой.

Но прославила его, конечно же, Америка, куда уехал он в 70-е и где пел "на потребу дня" одесские шлягеры, а для тосковавших по берегам отчизны дальней - песни собственного сочинения. Доносясь, впрочем, уже и до пределов возлюбленного Отечества знаменитыми "Небоскребами". И вскоре в них-то и поселился.

Приехав в 1989-м на гастроли, осел уже в России и навсегда, свив московское гнездо в славной своими именами высотке на Котельнической набережной, рядом с Василием Аксеновым. Их, знакомых еще с американской поры, часто путали, встречая в старорежимном "Иллюзионе". Ковбойские усы, легкая "фронда" в каждом жесте и - хрипотца… Вот что окончательно сносило голову дамам. И вокруг Вилли Токарева, которому было уже за 80, они вились шумным роем почти до последнего его дня. И он тоже знал в них толк.

Ну а для всех вокруг была его неутомимая жизнерадостность - следствие столь редкой в наши времена влюбленности в жизнь. Он чувствовал ее буквально на ощупь и улыбался так широко и так душевно - "в усы". Эту знаменитую улыбку помнит каждый. Даже те, кто ни разу не слышал уже ставшей классикой песенку про небоскребы. Впрочем, вряд ли такие есть…

Александр ШУНДРИН, журналист

Новости
Актуально
Статьи
Званый гость
Валентина...
Валентина...
Колумнистика
Письмо в редакцию